ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что вы просите, что требуете в обмен на мою жизнь, которая не так уж и важна?

— Не убивайте главу Израиля. Отзовите своих людей из Иерусалима и Тель-Авива.

— Как вы можете говорить такое? Ведь это наша месть за Ашкелон!

— Которая обернется смертью тысяч наших людей, Амайя. Израиль действует слишком прямолинейно, на самом деле его не интересует, что происходит за пределами его границ, пока это не угрожает безопасности страны. Но если вы убьете главу Израиля, то тучи израильских самолетов будут в течение недель день и ночь кружить над нашими лагерями и поселениями и бомбить их, пока не сотрут с лица земли. Вспомните недавние события: евреи освободили тысячу двести заключенных в обмен на шестерых израильских солдат, а позже депортировали свыше четырехсот палестинцев из-за смерти своего единственного солдата. А их лидер стоит десяти тысяч израильских солдат, потому что это не просто человек, а живой символ нации.

— Вы запросили с меня слишком высокую цену, — едва слышно прошептала Бажарат, — которую я не готова уплатить. Я ждала этого момента всю свою жизнь, этот величественный момент должен оправдать все мое существование на этой земле.

— Дитя мое... — начала женщина.

— Нет! Я не ваше дитя и вообще ничье дитя, — ледяным тоном возразила Бажарат. — Я никогда не была ребенком. Смерть всем властям!

— Я не понимаю вас...

— А вам и не надо понимать меня. Как вы сами сказали, вы не можете отдавать мне приказы.

— Конечно, нет, я согласна с этим. Я просто хочу образумить вас, защитить.

— Образумить? — прошептала Бажарат. — А как вы объясните это своему народу или моему? Ваш народ живет отвратительно, но он, по крайней мере, живет в лагерях, а за моим народом охотятся, как за дикими животными в горах, его казнят, отрубают головы... Смерть всем властям! Они все должны умереть!

— Прощу вас, дорогая, — встревожилась смуглая женщина, видя перед собой разъяренную Бажарат. — Прошу вас, я не враг вам, Амайя.

— Теперь я это вижу, — сказала Бажарат. — Вы пытаетесь остановить меня, не так ли? И у вас есть вооруженный слуга, который может запросто убить меня.

— Чтобы на нас обрушился гнев долины Бекаа? Они выбрали вас, вы их самая любимая дочь, жена погибшего героя Ашкелона, вас так уважают, что Высший совет прислушивается к вашим советам, он благословил вас. Насколько я знаю, это в долине Бекаа приказали вам прийти в этот дом.

— Нет! Я действую самостоятельно, и никто не вмешивается в мои дела!

— Я уверена, что вы именно так и думаете, но у меня другое мнение на этот счет, поэтому никто вам здесь не причинит вреда. Успокойтесь, вы слишком перенервничали. Я еще раз повторяю, что я не враг вам, а друг.

— Но вы уговариваете меня отменить акцию в Иерусалиме. Какой же вы друг?

— Я объяснила вам, какие у меня на это причины... и одной из главных причин является смерть миллиона палестинцев, которая последует за этим. И тогда уже не будет их борьбы за свое дело, потому что сердца этих людей будут вырваны.

— Они отняли наши земли, наших детей, наше будущее, но они не отнимут наши сердца!

— Слова, Амайя, глупая декларация...

— Они никогда не отнимут наши души!

— Еще более глупые слова. Души не могут сражаться без тел. Люди должны выжить, чтобы бороться, и вы, как великолепный стратег, обязаны понимать это.

— А вы? Кто вы такая, что живете здесь и читаете мне лекции? — Жестом руки Бажарат обвела роскошную гостиную.

— Ах, это, — ответила прекрасная незнакомка и мягко рассмеялась. — Образ благополучия и расточительства — подобное сочетание предполагает наличие власти и влияния. Это все показное. Ведь внешнее впечатление всегда имеет большое значение, не так ли? Мне не стоит говорить это вам, потому что вы чрезвычайно впечатлительны... Мы с вами мало чем отличаемся друг от друга, Амайя Акуирре. Вы организуете диверсии извне, пытаясь проникнуть внутрь, а я иду своим путем внутри, и, когда наступит подходящий момент, я разнесу все в клочья с помощью взрывчатки... И этой взрывчаткой, этим нитроглицерином являетесь вы, дитя мое... И не говорите мне, что вы не мое дитя, в этом святом деле вы теперь моя дочь.

— Я ничья дочь! Я возникла из смерти, наблюдая смерть!

— Вы моя. Что бы вы ни видели — это ничто по сравнению с тем, через что прошла я. Вы говорили о Шатиле и Сабре, но вы не были там. А я была! Вы желаете отомстить, мое неарабское дитя? Но я хочу этого гораздо сильнее, чем вы даже можете себе представить.

— Тогда почему вы хотите удержать меня от убийства главы Израиля?

— Потому что за этим последует тысяча воздушных атак на мой народ... на мой народ, не на ваш.

— Но я сражаюсь вместе с вами, и вы это знаете! Я доказала это! Я отдала вам своего мужа и теперь хочу отдать за вас свою жизнь!

— Совсем не трудно отдать то, что ни во что не ставишь, Амайя.

— А если я откажусь принять ваше условие?

— Тогда вы просто не попадете в Белый дом, а уж тем более в Овальный кабинет.

— Это просто смешно! Мой помощник гарантировал мне это! Человек, который устраивает мне встречу с президентом, очень заинтересован в миллионах ди Равелло, и он отнюдь не дурак.

— А этот человек, сенатор Несбит от штата Мичиган, что вы знаете о нем?

— Значит, вам известно, кто он? Женщина пожала плечами:

— Но ведь время встречи было перенесено, Амайя.

— Да, конечно... Он кажется мне обычным американским политиком, я много выяснила о нем. Он хочет быть выбранным на второй срок от своего штата, в котором сегодня значительная безработица, поэтому стремится доказать своим избирателям, что не зря занимает свое место. А что может служить лучшим доказательством этого, чем инвестиции в сотни миллионов и новые рабочие места?

— Да, вы хорошо поработали, дорогая, но что вы знаете о нем как о человеке? Вы можете сказать, что это порядочный, честный человек?

— Этого я не знаю, да меня это и не волнует. Мне сказали, что он адвокат или судья, если это имеет для вас какое-нибудь значение.

— Судьи бывают разные... А вы никогда не предполагали, что он может быть «Скорпионом»? А следовательно, устраивает вашу встречу с президентом только потому, что ему приказали?

— Нет, он никогда не давал мне понять, что...

— Но мы знаем, что среди сенаторов есть «Скорпион».

— Он бы тогда открылся мне. А почему бы и нет? Ведь ван Ностранд открылся и дал мне номер телефона для связи со «Скорпионами».

— Закрытая спутниковая связь. Мы все об этом знаем.

— Мне трудно в это поверить...

— Это заняло у нас почти три года, но мы все-таки отыскали и подкупили одного из «Скорпионов». Кстати, вы встречались с ней во Флориде. Это хозяйка имения в Палм-Бич. Прекрасное имение, не правда ли? Сильвия и ее муж не смогли бы приобрести такое имение без солидной финансовой поддержки. У мужа Сильвии оказался уникальный талант — он умудрился спустить наследство, составлявшее свыше семидесяти миллионов долларов, менее чем за тридцать лет. Сильвию раскопал ван Ностранд, и теперь она является представителем «Скорпионов» в высшем свете. Пользы от нее довольно много. Короче говоря, мы проследили ее через ван Ностранда, предложили денег больше, чем «Покровители», и завербовали.

— Это она познакомила меня с Несбитом... Они оба «Скорпионы»!

— Она да, но сенатор не имеет к «Скорпионам» никакого отношения. Это была моя идея отправить его в Палм-Бич по вполне законным политическим делам, как он искренне считал. Он понятия не имеет, кто вы на самом деле и для чего вы здесь. Он знает только графиню Кабрини, имеющую баснословно богатого брата в Равелло.

— Но ваши слова лишь подтверждают мое предположение. Вы не сможете остановить меня, иначе как убив, а вы сами очень точно описали, как долина Бекаа прореагирует на это. Думаю, наша встреча на этом закончена. Я выполнила обещание, данное Высшему совету, и выслушала вас.

— Так послушайте еще немного, Амайя. Вреда вам от этого не будет, но, может быть, вы кое-что проясните для себя. — Женщина медленно поднялась с подушек и внимательно посмотрела Бажарат прямо в глаза. Она была маленького роста, не более пяти футов, но ее элегантная, кукольная фигурка излучала необычайную властность. — Мы знаем, что вы работали со «Скорпионами», нашему агенту в Палм-Бич сообщили о вашем прибытии из иммиграционной службы аэропорта в Форт-Лодердейле. Поскольку мы знали о вашем намерении пробраться в Белый дом, я решила, что перед этим вы сначала должны появиться здесь...

104
{"b":"179","o":1}