ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы знали, что я непременно приду сюда, — оборвала женщину Бажарат. — Наша встреча была запланирована несколько недель назад в долине Бекаа, я получила зашифрованную информацию: адрес, дату и время.

— Сейчас я в вас абсолютно уверена, но тогда я вас не знала, так что вы вполне можете понять мои опасения. Если бы вы не явились сюда сегодня к вечеру", то завтра рано утром мадам Бальзини была бы арестована в отеле «Карийон».

— Бальзини... «Карийон»? Вам все это было известно?

— Конечно, но не через «Скорпионов», — ответила женщина, направляясь через комнату к позолоченному селектору, вделанному в стену, — потому что они и сами ничего не знали, — продолжила она, поворачиваясь к Бажарат. — Наш друг из Палм-Бич позвонила нам и сказала, что даже она не может связаться со своими хозяевами по телефону «Скорпионов». Из страха быть разоблаченной она прекратила эти попытки.

— Да, у них там были некоторые проблемы, — ответила Бажарат, не вдаваясь в подробности.

— Очевидно... Однако, как вы видите, нам и не потребовались «Скорпионы». — Ухоженная рука нажала серебряную кнопку селектора. — Можно, "Ахмет, — сказала она, не отрывая взгляда от Бажарат. — Вам предстоит увидеть, дорогая Амайя, человека с двумя совершенно разными лицами, даже личностями, если хотите. И то его лицо, которое вы уже знаете, настолько же реально, как и то, которое вам предстоит увидеть. Первое лицо — это лицо преданного слуги общества, честного и порядочного человека, а другое — это лицо человека, испытавшего в жизни боль и страдание, несмотря на внешние атрибуты власти...

Изумленная Бажарат увидела, как по широкой лестнице в сопровождении Ахмета и эффектной белокурой женщины в прозрачном неглиже, не скрывавшем грудь и округлые бёдра, спускается человек, которого она с трудом узнала. Это был Несбит! Поддерживаемый Ахметом и женщиной, сенатор от штата Мичиган сошел вниз. Лицо его было почти смертельно бледным, глаза напоминали два неподвижных керамических шара, на лице застыло такое выражение, как будто он находился в трансе. Сенатор был босиком, в купальном халате из голубого бархата.

— Ему сделали укол, — спокойно сказала хозяйка дома, — так что он вас не узнает.

— Ему ввели наркотики?

— Это ему прописал прекрасный психиатр. У него раздвоение личности.

— Раздвоение личности?

— Как в истории с Джекиллом и Хайдом[5], только здесь никакого волшебства, а просто неудовлетворенные страсти... Сразу после женитьбы Несбита, которая состоялась более сорока лет назад, произошло трагическое событие, в результате которого его жена пострадала психически и физически, другими словами — стала совершенно фригидной. Ее изнасиловал психопат-грабитель, ворвавшийся в их дом. Он связал молодого адвоката и заставил смотреть, как он насилует его жену. И с той ночи жена Несбита уже не могла выполнять свои супружеские обязанности. Но Несбит был преданным мужем и, что еще хуже, глубоко религиозным человеком, поэтому подавил в себе естественные сексуальные желания. И вот, наконец, три года назад его жена умерла, и тогда ноша, давившая на него вею жизнь, раздавила его или, вернее, раздавила определенную часть Несбита.

— Как вы вышли на него?

— Мы знали, что среди сотни сенаторов есть «Скорпион», и изучали их всех прямо по алфавиту, влезая во все уголки их жизни... К сожалению, мы так и не обнаружили «Скорпиона», ко обнаружили глубоко подавленного человека, чьи частые и таинственные отлучки прикрывала его единственный близкий друг — семидесятилетняя экономка, проработавшая в его доме двадцать восемь лет.

Несбит в сопровождении двух своих охранников вошел в двери гостиной.

— Он ничего не видит! — прошептала Бажарат.

— Да, не видит, — согласилась хозяйка, — и не будет видеть еще примерно в течение часа. События сегодняшнего вечера он тоже не будет помнить, у него останется только ощущение удовлетворенности и внутренней умиротворенности."

— И часто он занимается этим?

Начинается это с того, что он принимается напевать какую-то забытую мелодию из его далекого прошлого, затем, словно лунатик, идет и переодевается в одежду, хранящуюся в гардеробе его покойной жены. Эта одежда явно не идет влиятельному сенатору, она скорее подходит обитателям злачных мест: замшевая или кожаная куртка, обычно парик или берет, всегда темные очки; он никогда не берет с собой никаких документов. Это были ужасные дни для его экономки, но теперь, когда это начинается, она звонит нам, и мы забираем его.

— Значит, она работает на вас?

— У нее нет выбора, а кроме того, ей хорошо платят, как и его шоферу-телохранителю.

— Значит, вы вертите сенатором как хотите.

— У нас с ним особая дружба. Мы всегда приходим ему на помощь, когда он нуждается в нас, но бывают моменты, вроде теперешнего, когда мы нуждаемся в нем, нуждаемся в его влиянии.

— Это я понимаю, — холодно заметила Бажарат.

— Конечно, лучше всего было бы выяснить, кто в сенате является высокопоставленным «Скорпионом», и если «Покровители» используют его, то и мы сможем делать это. Ладно, это просто вопрос времени, а кроме того, нам поможет ваша акция. Ведь после нее будет проведена новая поголовная проверка всех сенаторов, в ходе которой обнаружатся темные пятна его биографии, на чем и сыграл ван Ностранд.

— Это так важно для вас?

— Могу безошибочно сказать, дорогая Амайя, что это жизненно важно. Мы с большой симпатией относимся к долине Бекаа и очень тесно связаны с ней, но это не касается продажных «Скорпионов». Они являются порождением ван Ностранда и его полоумного компаньона с острова в Карибском море, завербованы с помощью шантажа и денег, которые не идут ни в какое сравнение с деньгами, зарабатываемыми «Покровителями» на «Скорпионах». А ведь этими самыми «Покровителями» всегда были только падроне и ван Ностранд, и никто другой. У «Скорпионов» нет идеи, за которую они борются, а только страх перед разоблачением и, конечно, деньги. Их надо или уничтожить, или поддержать... и перевербовать.

— Хочу напомнить вам, — сказала Бажарат, — что «Скорпионы» оказали мне хорошую помощь, а значит — помогли и долине Бекаа.

— Потому что это приказал им сделать могущественный ван Ностранд. Он мог одним телефонным звонком оборвать все денежные поступления, не сообщая даже властям об их преступлениях, как прошлых, так и нынешних. Думаете, им есть хоть какое-то дело до нас и нашей священной борьбы? Если вы действительно так думаете, то я, очевидно, ошиблась в вас.

— Ван Ностранд отошел от дел. Он или где-то в Европе, или мертв. Но в любом случае он уже больше не является «Скорпионом-1».

— ...Из Палм-Бич сообщали о неполадках с телефонной связью, — еле слышно произнесла хозяйка. — Удивительная новость... Вы уверены?

— Не могу с уверенностью сказать, жив он или мертв. Но вот другой человек — бывший офицер военно-морской разведки по фамилии Хоторн, о котором, как я думала, ван Ностранд позаботился, — остался жив. А Нильс ван Ностранд исчез. Правда, он сам говорил мне, что собирается исчезнуть.

— Это не только неожиданная, но и неприятная новость. Пока ван Ностранд находился на месте, мы могли наблюдать за ним, у нас были люди в его имении, информаторы из охраны... А с кем вы теперь имеете дело? Вы должны сказать мне!

— Я не знаю...

— Не забывайте про Белый дом, Амайя!

— Я не лгу. Вы сказали, что у вас есть номер телефона, так позвоните сами. Но кто бы вам ни ответил, он ведь не назовет себя.

— Вы правы, конечно...

— Могу только сказать вам, что последний «Скорпион-1», с которым я говорила, очень высокопоставленный человек, потому что располагает самой секретной информацией. Он знает абсолютно точно все детали, каждый шаг правительства, направленный на поиски Бажарат.

— Каждый шаг?.. — Палестинская красавица нахмурилась, и на ее смуглом лице с классическими чертами появилось несколько морщин. — Каждый шаг, — повторила она, в задумчивости расхаживая по комнате и теребя изящный подбородок пальцами с наманикюренными ногтями. — Если это тот сенатор, которого мы ищем, то в сенате есть только один комитет, обладающий подобной секретной информацией. Комитет по разведке. Конечно, это так естественно и просто! После скандалов с «Уотергейтом» и «Иран-контрас» все разведывательные подразделения в Вашингтоне обязательно докладывают детали своих тайных операций комитету сената по разведке. И иначе поступать они не могут из-за боязни предстать перед конгрессом но обвинению в незаконной деятельности... Вот видите, дорогая Амайя, вы уже оказали нам неоценимую помощь.

вернуться

5

Доктор Джекилл, герой романа Р.Л.Стивенсона «История доктора Джекилла и мистера Хайда», изобрел волшебное средство, с помощью которого превращался из добродушного джентльмена в жестокого маньяка Хайда. (Прим. пер.).

105
{"b":"179","o":1}