ЛитМир - Электронная Библиотека

— Проклятье! — закричал Джеймс. — Мы его упустили!

— Вашингтон, Вашингтон, — вызвал один из техников. — Ответьте, пожалуйста, Лондону. У нас здесь непредвиденные сложности.

— Мы все знаем, Лондон, — раздался из динамиков голос американца. — Вы что, забыли? Мы ведь слышали то же самое, что и вы.

— И что?

— Мы засекли, откуда звонили. Это отель в аэропорту Даллес!

— Отлично, старина! Значит, вы двигаете туда?

— Все не так хорошо и просто, но все-таки двигаем.

— Поясните, пожалуйста, свои слова! — закричал Джеймс.

— Начнем с того, — ответил американец, — что в этом отеле двести семьдесят пять номеров, а значит, двести семьдесят пять телефонов, по которым можно звонить в Лондон, да и вообще по всему миру, минуя коммутатор.

— Вы шутите! — завопил Джеймс. — Да обшарьте этот чертов отель!

— Будем реалистами, Лондон, это все-таки отель, а не штаб-квартира ЦРУ. Однако не отчаивайтесь, служба безопасности аэропорта уже отправилась туда и постарается прибыть как можно скорее.

— Что значит: как можно скорее? Почему они до сих пор не там?

— Потому что территория аэропорта почти десять тысяч акров, и нам еще не повезло, что в это время мало рейсов и все службы значительно сокращены, в том числе и служба безопасности.

— Я отказываюсь поверить в это! Положение критическое!

Управляющий отелем в аэропорту Даллес вскочил из-за стола, держа в руках трубку телефона. Он как раз отчитывал службу обеспечения постельным бельем, когда телефонистка прервала их разговор, заявив, что на линии полиция по срочному делу. Затем в трубке раздался твердый, властный голос, мужчина назвался начальником службы безопасности аэропорта. Требования его были короткими и четкими: немедленно отключить компьютеры и лифты в отеле, постояльцам объяснить это неполадками с электричеством или подобрать какую-нибудь другую подходящую причину; все выписки и отъезды из отеля должны быть задержаны как можно дольше, посыльным прекратить работу. Ошалевший управляющий соединился с секретаршей и передал приказы полиции.

За два квартала от кабинета управляющего первые три патрульные полицейские машины спешили к отелю, прокладывая себе путь с помощью включенных сирен.

— Черт побери, а кого мы ищем? — спросил водитель одной из машин. — Я что-то ничего не слышал.

— Женщину между тридцатью и сорока, путешествующую с высоким юношей-иностранцем, который не говорит по-английски, — ответил офицер полиции, наклонившись ниже к динамику, чтобы лучше слышать голос диспетчера, заглушаемый ревом сирен и гудками клаксонов.

— И это все?

— Все, что мы имеем.

— А ты подумал, что если они скрываются, то будут убегать по отдельности?

— Значит, ищем юношу и испуганную женщину... Подожди! — крикнул полицейский в микрофон. — Повтори, пожалуйста, хочу быть уверенным, что понял все правильно. — Офицер полиции отложил микрофон и повернулся к водителю:

— Как раз информация для тебя. Объекты вооружены и чрезвычайно опасны, могут отстреливаться до конца. Мы пойдем вперед, а ребята прикроют территорию и окна.

— И что?

— У ребят автоматы, и если эти типы будут отстреливаться, то и мы не будем церемониться, а просто изрешетим их.

В кабинете временно исполняющего обязанности директора ЦРУ зазвонил белый телефон. Это была секретная линия связи, по которой передавались сообщения о Кровавой девочке. Начальник службы связи, будучи профессионалом высокого класса, настоял, чтобы подобные сообщения поступали прямо к новому временному директору ЦРУ, и все же они не могли миновать личную секретаршу директора. Секретарша объяснила, что шеф в данный момент находится на совещании с тремя начальниками служб безопасности иностранных государств, которое устроил лично президент, чтобы показать союзникам, что и преемник покойного директора ЦРУ готов сотрудничать с ними. Вызвать шефа с совещания секретарша не могла.

— Сообщите мне вашу информацию, и я постараюсь как можно быстрее передать ее шефу.

— Только обязательно, она чрезвычайной важности.

— Молодой человек, я работаю здесь восемнадцать лет.

— Ну хорошо. Кровавая девочка нанесет свой удар сегодня вечером. Предупредите Белый дом!

— Чтобы нам обоим чувствовать себя увереннее, пошлите сюда срочный факс.

— Он как раз отправлен, пока мы разговаривали. Канал секретный, копия только в компьютере.

На столе секретарши заработал факс, из которого появилась копия только что переданного сообщения.

«Скорпион-17» зажгла спичку и спалила копию сообщения над пустой корзиной для бумаг.

Бажарат захлопнула два чемодана, зашвырнув остатки одежды под кровать, затем побежала в ванную, намочила полотенце и быстро удалила с лица весь грим. Взяв с полки тюбик светлого крема, она намазала щеки, лоб, веки, вернулась в комнату, надела шляпку, опустив вуаль на лицо, накинула на плечо сумку и подхватила чемоданы. Выйдя из номера, она пошла по коридору, оглядываясь, и вдруг заметила рядом с выходом табличку:

«ЛЕД. НАПИТКИ».

Бажарат поставила чемоданы, толкнула дверь и втащила свой багаж в маленькое помещение, где хранился лед и стояли автоматы по продаже напитков. Она засунула чемоданы в угол, подумав, что в течение часа их кто-нибудь обязательно украдет, поправила платье и вуаль, вышла в коридор и стала спускаться вниз по лестнице.

Четырьмя этажами ниже в вестибюле творилось что-то невообразимое. У стойки, где производились расчеты с отъезжающими, выстроилась большая очередь, громадные чемоданы стояли у дверей и на тротуаре снаружи. Бажарат все моментально поняла: был приказ задержать отъезжающих, Даже компьютеры выключены ради этого.

Раздавались крики опаздывающих на самолет, проклятья, люди в сердцах швыряли на пол ключи от номеров: «Я вас умоляю!..» «Будете разговаривать с моим адвокатом, вы просто некомпетентный идиот!..» «Меня проклянут, если я не успею на самолет!..» «Исправьте ваши проклятые лифты!..»

Шаркающей походкой Бажарат вышла из отеля и подошла к стоянке такси: хрупкая, слабенькая старушка, нуждающаяся в помощи. Вдруг послышался вой сирены, и полицейская машина с включенными фарами подлетела к тротуару. Двое патрульных, выскочивших из машины, заглянули в переднее такси и побежали ко входу в отель, расталкивая на ходу людей на стоянке. Люди возмущенно зашумели, уставшие и ничего не понимающие постояльцы уже начинали терять всякое терпение. Вслед за первой полицейской машиной подъехали еще две, тоже с включенными сиренами и фарами. Их появление успокоило толпу, смолкли возмущенные крики протеста, люди поняли, что произошло что-то очень серьезное.

Полицейские из двух последних машин разбежались по газону вдоль восточного и западного крыла отеля, они были вооружены автоматами. «Отлично», — подумала Бажарат, направляясь шаркающей походкой к последнему такси.

— Пожалуйста, отвезите меня в ближайшему телефону-автомату, — сказала Бажарат, протягивая в окошко водителю купюру в двадцать долларов. — Я позвоню, а потом скажу, куда мы поедем.

— С удовольствием, леди, — ответил длинноволосый водитель, хватая купюру.

Спустя две минуты такси остановилось у ряда телефонных будок. Бажарат выбралась из машины и вошла в ближайшую из них. Довольная своей поразительной памятью, она набрала номер отеля «Карийон» и попросила к телефону портье.

— Это мадам Бальзини. Мой племянник уже приехал?

— Еще нет, мадам, но час назад для вас оставлена посылка.

— Да, я знаю об этом. Когда приедет мой племянник, передайте ему, чтобы он оставался в отеле, Я буду попозже.

Бажарат повесила трубку и вернулась в такси, мысли с лихорадочной быстротой крутились у нее в голове. Каким образом Лондону могло стать известным расписание телефонной связи? Кто-то допустил ошибку... Или, хуже того, провалился и раскололся?

Нет! Не стоит отвлекаться на предположения, на которые все равно нельзя сейчас получить ответа. Надо думать только о сегодняшнем дне, о вечере! И сигнал, подобный вспышке молнии, будет послан всему миру! Сейчас уже ничто не имеет значения, надо только дождаться вечера.

119
{"b":"179","o":1}