ЛитМир - Электронная Библиотека

Госсекретаря Брюса Палиссера нигде не могли найти, как и его приятеля полковника Моссада Дэниела Абрамса. Что происходит?

На веранде зазвонил телефон, находившаяся ближе к нему Филлис подбежала и схватила трубку.

— Тай! — крикнула она. — Это Израиль. Красный телефон!

Хоторн выскочил из кресла, промчался на веранду и выхватил трубку из рук Филлис.

— Я слушаю. Кто это?

— Давайте все сразу выясним, — ответил мужской голос из Иерусалима. — Кто вы?

— Бывший коммандер Тайрел Хоторн, временный советник госсекретаря Палиссера, агент капитана Генри Стивенса из военно-морской разведки.

Если мне надо объяснять вам дальше, то вам вообще нечего делать на этой линии.

— Дальнейшие объяснения не нужны, коммандер.

— Что вы выяснили, Иерусалим?

— Ужасные новости, но вы должны знать... Полковник Абраме убит, несколько минут назад полиция обнаружила его тело.

— Сожалею, действительно сожалею, но Абраме послал двух агентов Моссада к Палиссеру!

— Знаю, я сам готовил их документы. Я являюсь... был личным помощником полковника Абрамса. Ваш госсекретарь Палиссер оставил для полковника шесть телефонных номеров, и среди них номер капитана Стивенса для красной линии.

— Вы можете мне что-нибудь сообщить?

— Да, могу. Надеюсь, это вам поможет. Ключевой фигурой является сенатор Несбит от штата Мичиган, эту информацию и должны были доставить Палиссеру наши агенты.

— Сенатор от штата Мичиган? Черт побери, что это значит?

— Не знаю, коммандер, но именно это должны были сообщить наши люди Палиссеру. Полковник Абраме сказал, что эта информация настолько важна, что он не может доверить ее даже дипломатическим каналам.

— Спасибо, Иерусалим.

— Пожалуйста, коммандер, и если вы узнаете, что случилось с нашими агентами, то мы были бы очень благодарны вам... Сообщите нам об этом как можно скорее.

— Если что-то выясню, сразу сообщу. — Тайрел положил трубку. Он был совершенно сбит с толку.

* * *

19 часов 32 минуты

Случилось что-то непредвиденное. Лимузин Несбита опаздывал уже почти на двадцать минут. Так не мог вести себя второстепенный политик, которому короткая аудиенция в Овальном кабинете должна была принести миллионы долларов для его штата, что твердо обеспечило бы ему переизбрание в сенат... Ведь помощник Несбита сказал: «За вами заедут ровно в семь пятнадцать, это немного рано, но специально делается запас времени на случай интенсивного движения транспорта». Ровно в семь пятнадцать. Неужели у Несбита очередной приступ? Может быть, он ускользнул от людей из дома в Мэриленде, переоделся в свою странную одежду, надел парик и, влекомый неудержимым сексуальным желанием, отправился в городские притоны? Неужели он лишит ее самого важного момента ее жизни, к которому она шла из ада в Пиренеях? Она не может допустить этого, не допустит!

— Николо, дорогой, — произнесла Бажарат холодным, совсем не ласковым тоном, — оставайся здесь и жди машину сенатора, а я зайду в холл и позвоню.

— Как угодно, — ответил высокий и стройный портовый мальчишка, стоявший под навесом у входа в отель. Его внешность резко бросалась в глаза, прохожие глазели на него, думая, что это какая-то знаменитость или кинозвезда, а они просто не могут вспомнить его имени.

В телефонной будке напротив стойки портье Бажарат набрала номер дома в Мэриленде.

— Это я, — сказала она, — у нас непредвиденные обстоятельства.

— Вы можете спокойно говорить, Амайя, этот телефон не прослушивается, — быстро ответила прекрасная арабка.

— Машина Несбита опаздывает, слишком опаздывает, это не похоже на обычную задержку. Он в порядке?

— В полдень у него был рецидив, но рядом был врач...

— Этого не может быть! — сдавленно прошептала Бажарат. — Тогда мы поедем без него. Аудиенция назначена!

— Боюсь, что вы не сможете этого сделать, аудиенция не отмечена в официальном распорядке, и без сенатора вы не попадете в Белый дом.

— Попаду, должна попасть. «Скорпионы» предали меня! Они хотят меня остановить. Они захватили Несбита!

— Вполне возможно, их устраивает сложившееся положение, моя дорогая, а вы их пугаете. Но не предпринимайте поспешных шагов, подождите, я позвоню по другому аппарату в автомобиль сенатора.

Бажарат стояла у телефона, замерев в напряжении; казалось, что ее фигура отлита из бетона. Внезапно она почувствовала, что кто-то стоит рядом, я обернулась.

Стараясь не выдать своего изумления, Бажарат посмотрела на богато одетую женщину из Палм-Бич с голубоватыми волосами я зубами, слишком большими для ее рта. В левой руке женщина держала большую приоткрытую зеленую сумку, а правая рука сжимала рукоятку автоматического пистолета, отливавшего стальным цветом.

— Вы слишком далеко зашли, — сказала «Скорпион».

— Неужели вы не понимаете, что получите за своя действия тысячи ножей в глотки? — холодно спросила Бажарат.

— Нам все равно конец, если вы разнесете с чертовой матери все, что мы имеем сейчас, — ответила хозяйка светских раутов из Палм-Бич.

— Ну и выражения! Разве так подобает говорить почтенной светской женщине?

— С вами — именно так, мисс долина Бекаа, — ответила прекрасно воспитанная женщина.

— Как вы ошибаетесь, — спокойно заметила Бажарат. — Долина Бекаа всегда поддерживала вас, наш падроне доказал это...

— Он мертв, — оборвала ее светская львица. — Острова тоже больше нет, мы прекрасно знаем об этом. А теперь мы не можем связаться ни с одним из высшей пятерки «Скорпионов», и главная причина этого наверняка кроется в вас!

— Давайте поговорим, но только не здесь, — предложила Бажарат, вешая трубку. — Вы все равно не сможете прикончить меня в холле отеля, вас немедленно схватят или застрелят... Пойдемте, я знаю боковой выход для посыльных, мы можем поговорить там. Уверяю вас, я очень опасаюсь вашего оружия, тем более что сама не вооружена. — Она направились через холл к боковому входу, и по дороге Бажарат спросила:

— Скажите — я интересуюсь просто из любопытства, — как вы нашли меня?

— Уверена, что это не удивит вас, но меня довольно хорошо знают в Вашингтоне, — ответила женщина. Она шла рядом с Бажарат, спрятав пистолет в сумку и периодически упираясь стволом в бедро Бажарат.

— Меня трудно удивить, когда речь идет о вас...

— Тем более тем фактом, что я «Скорпион».

— И все же — как вы нашли меня?

— Я знала, что вы и юноша исчезли, наверняка скрывшись под другими именами, но вы не могли изменить внешность, во всяком случае юноша. Я приказала своей секретарше проверить все дорогие отели, она говорила везде, что МОЁ бедный муж забыл ваши имена и название отеля, — многим известно, что с ним такое частенько случается. Так что все очень просто, мадам Бальзини.

— Действительно элементарно, — согласилась Бажарат, открывая дверь. Они вышли на широкий пандус, к которому постоянно подъезжали машины. Здесь было шумно и тяжело дышалось от выхлопных газов. — Неудивительно, что вы стали «Скорпионом».

— И останусь им! — с яростью воскликнула аристократка из Палм-Бич. — Мы все ими останемся! Мы знаем ваши намерения, но больше вы не сделаете ни шагу!

— Что вы, какие намерения?

— Не лгите мне, мисс Бекаа! Одна из наших является... была личной секретаршей директора ЦРУ. Сейчас Элен в Европе, она исчезла, и о ней забыли, но она успела позвонить мне и объяснить, что происходит. Она была изумлена, напугана до смерти, но новый «Скорпион-1» потребовал, чтобы она выполняла его приказы. Он пригрозил ей. У нее не было выбора, ведь она хотела остаться в живых и уехать... Нам не нужны никакие приказы, нам нравится то, что мы имеем, и это никто не сможет изменить. Вы надеялись, что сегодня вечером за вами заедет мой старый друг Несбит? Ох, не делайте такие удивленные глаза. Несбит называет меня Сильвия, и это ведь я познакомила его с вами, помните? После разговора с Элен я позвонила ему, пораскинула мозгами и все поняла. Очень сожалею, но боюсь, что его лимузин попал в очередное «дорожное происшествие». А с вами сейчас произойдет другая авария. Все решат, что это пуля ночного грабителя, местечко здесь вполне подходящее, дальше пяти футов почти ничего не видно и не слышно. — Женщина по имени Сильвия оглянулась по сторонам и потянула из сумки пистолет.

131
{"b":"179","o":1}