ЛитМир - Электронная Библиотека

— На вашем месте я бы не стала делать этого, — предостерегла ее Бажарат, заметив остановившийся у ворот огромный грузовик.

— Но я не вы.

— Моя жизнь ничего не значит, — продолжила Бажарат, — но мне говорили, что свою вы цените дорого и даже ради этого предали «Скорпионов».

— Что вы такое говорите?..

— Вспомните Мэриленд. Только вчера я посетила королевский дом прекрасной арабки... которая платит вам. Вы продали «Скорпионов», польстились на деньги, как будто вам мало платили.

— Это абсурд!

— Тогда объясните это «Скорпиону-1». Вы не можете связаться с ним, а я могу и связалась. Если сегодня вечером я не попаду в Белый дом, то все подробности вашего предательства завтра утром окажутся у него на столе... Вы забыли, что я Бажарат. Я всюду отыскиваю слабости, которые стараюсь обратить себе на пользу. — Она слегка переместилась вправо, пока Сильвия неподвижно стояла с широко раскрытыми глазами, кусая губы. — А теперь скажите мне, синьора, вы действительно хотите убить меня?

Ответа на этот вопрос так и не последовало. Бажарат резко рванулась вперед, ударила плечом Сильвию, столкнув ее с пандуса навстречу приближавшемуся огромному грузовику. Раздался резкий скрип тормозов, но это уже не смогло предотвратить трагедию: передними колесами грузовик раздавил аристократку из Палм-Бич.

— Я вызову «скорую помощь»! — крикнула Бажарат и бросилась к боковому выходу, но, войдя в отель, она замедлила шаг и, держа себя в руках, направилась к ближайшему телефону-автомату. Опустив монету, она снова набрала номер дома в Мэриленде.

— Да? — раздался голос прекрасной арабки.

— Они нашли меня, — холодно и спокойно сказала Бажарат. — Автомобиль Несбита попал в аварию.

— Мы знаем, я отправила туда свою машину, она будет на месте происшествия с минуты на минуту.

— Это «Скорпионы», они пытаются помешать мне.

— Этого следовало ожидать, дитя мое, и мы обе согласились с этим.

— Эта ваша сука из Палм-Бич, она с ними.

— И в этом есть свой смысл. У нее обширные связи в Вашингтоне, она входит в разведывательную сеть «Скорпионов».

— Она это подчеркнула, но больше ей уже ничего не придется подчеркивать. Она мертва, погибла под колесами грузовика. Туда ей и дорога.

— Спасибо, что избавили нас от лишних забот. Со «Скорпионами» будет покончено, их место займем мы... А теперь о деле. Мой лимузин заберет с места аварии Несбита, потом вас, и вы поедете в Белый дом, где все уже готово. В восемь часов два агента ФБР спустятся со второго этажа из комнаты для посетителей, на пиджаках у них будут приколоты специальные пропуска. К ним присоединится одетый в форму шофер, тоже с пропуском, и они втроем будут ждать вашего появления в коридоре на выходе из Овального кабинета. Как я говорила вам раньше, пароль «Ашкелон». Вы быстро пойдете с ними.

— Агенты ФБР?..

— Мы глубоко внедрились туда, Амайя Акуирре. Это все, что вам следует знать. А теперь действуй, дочь Аллаха.

— Я не дочь Аллаха и вообще ничья дочь. Я сама по себе.

— Тогда иди сама по себе и выполняй свою миссию.

Бажарат и Данте Паоло, младший барон ди Равелло, сели в лимузин и устроились на широком заднем сиденье рядом с сенатором от штата Мичиган.

— Простите за опоздание, — воскликнул Несбит, — но можете представить себе, мы попали в аварию. У нас весь капот всмятку, а водитель столкнувшейся с нами машины сбежал еще до приезда полиции. Однако мой офис оказался на высоте и прислал другой автомобиль.

— Похвальное усердие со стороны вашего персонала, синьор сенатор.

— Они отличные люди. Должен сказать, что президент очень хочет встретиться с вами обоими. Он сообщил мне лично: ему кажется, что он встречался с бароном... вашим отцом, когда высадился с десантом в Италии во время второй мировой войны. Тогда президент был молодым лейтенантом. Он вспоминал, что многие крупные землевладельцы оказали им тогда большую помощь.

— Вполне возможно, — с энтузиазмом подхватила графиня. — Наша семья с самого начала была против фашизма. Притворяясь лояльными по отношению к этой свинье дуче, мои родственники сотрудничали с партизанами, спасали сбитых летчиков.

— Тогда у вас найдется общая тема для разговора.

— Простите меня, сенатор, но я родилась уже после войны.

— Ох да, конечно... — Брат гораздо старше меня.

— Я и не имел в виду, что вы помните войну, графиня.

— Ладно, это не имеет значения, — сказала Бажарат, бросила взгляд на Николо и улыбнулась.

Лимузин двигался на восток, в зависимости от интенсивности движения они должны были через пятнадцать минут или около того подъехать к Белому дому.

* * *

19 часов 33 минуты

Телефонист красной линии дал Хоторну домашний номер сенатора Несбита. Ответила женщина, которая или ничего не знала, или не хотела ничего говорить.

— Я только домоправительница, сэр. Сенатор не докладывает мне, куда отправляется, да я и не ожидаю от него этого. Мое дело вовремя подать ему еду.

— Проклятье! — прорычал Тайрел, швыряя трубку бежевого телефона.

— А в офис к нему ты не пытался звонить? — спросила Филлис, входя на веранду.

— Конечно, пытался, но там автоответчик твердит обычный текст: сенатор или его персонал свяжутся с вами по телефону или по почте, если вы продиктуете свою фамилию, адрес и номер телефона. Сенатора всегда можно застать... Ну и так далее!

— А как насчет его персонала? — продолжала настаивать Филлис. — Когда Генри нужна была информация, ему частенько удавалось получить ее у кого-нибудь из служащих. Во всяком случае, быстрее, чем от человека, с которым он не мог связаться.

— Но это не так уж просто. У меня нет никаких сведений о служащих Несбита.

— А у Хэнка были, — сказала Филлис. Она быстро подошла к шкатулке из темного дерева с резными восточными узорами. — Это его личное домашнее досье, — продолжила Филлис, шаря рукой по правой стенке шкатулки. — Вот беда! Она заперта, а я никогда и не знала комбинации, которая ее открывает. Хэнк сказал, что мне это ни к чему.

— О чем ты говоришь, Филл?

— Это китайская шкатулка, мы купили ее много лет назад во время поездки в Гонконг. Кроме бокового замка, действует еще и блокировка — нужно в определенной последовательности нажать на вырезанные фигуры.

— Я имел в виду: что там внутри?

— Генри хранил там списки всех важных людей в Вашингтоне и их персонала — на тот случай, если потребуется срочная информация, — включая всех сенаторов и конгрессменов. Он...

— Я знаю, — остановил ее Тайрел. — У него был пунктик насчет таких вещей. Но как мы ее откроем?

— Мы ее разобьем. — Филлис выдернула из розетки шнур лампы на массивной подставке. — Бей, Тайрел!

Хоторн принялся молотить тяжелой подставкой лампы по крышке шкатулки. После седьмого удара крышка разлетелась на части. Они с Филлис стали лихорадочно вытаскивать из шкатулки хранящиеся там папки.

— Вот она! — воскликнула Филлис, доставая толстую папку. — Белый дом и сенат. Все здесь!

Первый, кому дозвонился Тай, был служащим средней руки в персонале сенатора, просто его фамилия начиналась на букву "А".

— Ходили слухи, что сегодня вечером он собирается в Белый дом, коммандер, но я не знаю деталей. Я работаю у него недавно, но, надо сказать, хорошо разбираюсь в политике...

— Желаю удачи, — бросил Тайрел, повесил трубку и повернулся к Филлис. — Давай следующего и поищи кого-нибудь рангом повыше.

— Вот вроде более подходящая кандидатура, она личная секретарша Несбита.

От первых же слов секретарши Хоторн остолбенел, боль, грозившая разорвать грудную клетку, разлилась по всему телу.

— Да, это просто замечательно, коммандер. У сенатора сегодня личная аудиенция у президента. Он сопровождает графиню Кабрини и ее племянника, сына очень богатого итальянского барона, чьи инвестиции значительно...

— Графиню и ее племянника? Женщину и молодого человека.

— Да, сэр. Возможно, мне и не следовало этого говорить, но для моего босса эта аудиенция очень важна. Миллионы для нашего штата...

132
{"b":"179","o":1}