ЛитМир - Электронная Библиотека

— Твое заявление дошло до нас, и нас изумило, насколько оно серьезно.

— Да, его содержание очень серьезно, — сказал средних лет араб, одетый в форму солдат Аллаха. — Я надеюсь, ты понимаешь, за что берешься.

— А если не понимаю, то очень скоро присоединюсь к своему мужу. Разве не так?

— Не уверен, что ты разделяешь нашу веру, — заметил другой араб.

— Разделяю или нет, это не имеет значения. Я прошу только оказать мне финансовую помощь. Надеюсь, что за многие годы борьбы я ее заслужила.

— Безусловно, — согласился один из присутствующих. — Ты замечательный воин, вы с мужем, да ниспошлет ему Аллах отдых в садах своих, отдали много сил борьбе за наше дело. Но мне кажется, что здесь есть некоторые трудности...

— Я и те люди, которых я подобрала, будем действовать самостоятельно, мстя исключительно за Ашкелон. За наши действия не будет отвечать никто, только мы сами. Это устраняет те трудности, которые вы имеете в виду?

— Если ты сможешь сделать это.

— Я уже доказала, на что способна, стоит ли напоминать вам об этом?

— Нет, в этом нет необходимости, — сказал председатель. — Но во многих случаях твои действия заставляли наших врагов проявлять жестокость, и некоторые дружественные нам правительства оказывались наказанными за то, о чем не имели ни малейшего представления.

— Если это будет необходимо, то я и дальше буду действовать точно так же. У меня... у вас есть враги, и везде существуют предатели, даже в ваших дружественных правительствах. Власти везде коррумпированы.

— Ты никому не доверяешь, не так ли?

— Меня обижают ваши слова. Я вышла замуж за одного из вас и отдала вам его жизнь.

— Прошу прощения.

— Я вас прощаю. Каков будет ваш ответ?

— У тебя будет все необходимое, — сказал председатель. — Держи связь с Бахрейном, как делала это раньше.

— Спасибо.

— И последнее: когда ты попадешь в Соединенные Штаты, то будешь иметь дело с другой организацией. Они понаблюдают за тобой, проверят, и, когда убедятся, что твои действия не угрожают их планам, они свяжутся с тобой, и ты станешь одной из них.

— Кто они такие?

— В самых тайных кругах они известны как «Скорпионы».

Глава 1

Солнце садилось, потрепанный шлюп с разбитыми фонарями на гротмачте и порванными морскими ветрами парусами приближался к маленькому пустынному пляжу частного острова в гряде Малых Антильских островов. В течение трех последних дней перед наступлением мертвого штиля в этой части Карибского моря прошел ураган, равный по силе печально известному урагану «Хьюго», а спустя шестнадцать часов налетел тропический шторм. Погибли тысячи пальм, а стотысячное население островов молилось своим богам, умоляя о спасении.

Однако замок, стоявший на острове, выдержал оба этих стихийных бедствия. Он был построен из каменных и стальных плит, соединенных железными болтами. Замок был укрыт между громадных холмов в северной части острова и представлял собой неприступную крепость. Почти разбитому волнами шлюпу удалось отыскать вход в окруженную скалами бухту, и маленький пляж показался его пассажирам просто чудом. Но это чудо таило в себе опасность: высокая темнокожая служанка, одетая в белую униформу, быстро сбежала по каменным ступенькам к самой воде и четыре раза выстрелила в воздух из пистолета, который держала в руке.

— Нельзя! — закричала она. — Сюда нельзя! Убирайтесь!

На палубе шлюпа стояла на коленях женщина лет тридцати пяти с осунувшимся лицом, длинными растрепанными волосами, в шортах и лифчике, явно пострадавших от погоды. Взгляд женщины был холоден, когда она положила на планшир ствол дальнобойной винтовки, прицелилась через оптический прицел и нажала спусковой крючок. Громкий звук выстрела разорвал тишину бухты, отразившись эхом от скал и холмов. Служанка в униформе упала лицом в лениво плещущиеся прибрежные волны.

— Стреляют, я слышал выстрелы! — Из рубки выскочил обнаженный по пояс юноша лет семнадцати, высокий стройный, с хорошо развитой мускулатурой, симпатичный, с точеным, даже классическим римским профилем. — Что происходит? Что ты наделала?

— Ничего, кроме того, что нужно было сделать, — спокойно ответила женщина. — Ступай, пожалуйста, на нос и спрыгни в воду, когда увидишь песок. Шлюп довольно легкий, и ты сможешь вытащить его на берег.

Юноша не двинулся с места, он смотрел на мертвую фигуру в белой униформе, лежащую на песке, и нервно теребил руками потрепанные джинсы.

— Послушай, это же просто служанка! — воскликнул он. — Ты чудовище!

— Так оно и есть, дитя мое. А разве в постели я не чудовище? А не была я чудовищем, когда убила тех троих, которые связали тебе руки, набросили петлю на шею и уже собирались сбросить с причала за то, что ты убил в порту их хозяина?

— Я не убивал его и уже столько раз говорил тебе об этом!

— А они думали, что убил, и этого было вполне достаточно.

— Я хотел пойти в полицию, но ты мне не разрешила!

— Глупое дитя. Неужели ты думаешь, что добрался бы до участка? Никогда. Да тебя пристрелили бы прямо на улице из-за этого человека, который занимался воровством вместе с портовыми рабочими.

— Да, я поругался с ним, но не более того. Потом ушел и пил вино.

— О, ты действительно пил вино и делал это довольно здорово, потому что, когда они нашли тебя в аллее, ты был совершенно пьян, а очухался только в тот момент, когда на шею тебе набросили петлю, а ноги твои стояли на краю пирса... А сколько недель я прятала тебя, перевозя из одного места в другое, пока эта банда охотилась за тобой, поклявшись убить, как только найдет?

— Не понимаю, почему ты так заботилась обо мне.

— У меня были на это свои причины... Собственно говоря, они и до сих пор существуют.

— Бог свидетель, Каби, — сказал юноша, не отрывая взгляда от трупа на песке, — я обязан тебе жизнью, но я никогда... никогда не ожидал ничего подобного.

— Может быть, ты хочешь вернуться в Италию и заглянуть в лицо смерти?

— Нет... нет, конечно, нет, синьора Кабрини.

— Тогда добро пожаловать в наш мир, мой дорогой, — с улыбкой произнесла женщина. — И поверь, тебе понравится все, что я покажу. Ты так хорош, просто нет слов выразить, насколько ты хорош... А сейчас прыгай за борт, мой обожаемый Нико... Давай!

Юноша поступил так, как она приказала.

* * *

Второе бюро, Париж

— Это она, — сказал мужчина, сидящий за столом в полутемном кабинете. На стену кабинета была спроецирована детальная карта Карибского моря, точнее — Малые Антильские острова. В центре острова Саба сверкала синяя точка. — Мы можем предположить, что она прошла проливом Анегада между островами Дог-Айленд и Верджин-Горда. Это единственный путь, чтобы остаться живой при такой погоде. Если только она осталась жива.

— Возможно, что и нет, — ответил помощник, который сидел перед столом и смотрел на карту. — Это значительно облегчило бы нам жизнь.

— Конечно, облегчило бы. — Начальник Второго бюро, французской военной разведки, закурил сигарету. — Но когда дело касается этой волчицы, которая выжила в еще худших условиях в Бейруте и долине Бекаа, я прекращу охоту только в том случае, если мне будут представлены неопровержимые доказательства ее смерти.

— Я знаю эти места, — сказал пожилой мужчина, стоявший слева от стола. — Я был в командировке на Мартинике во время советско-кубннской угрозы и должен сказать вам, что ветры там бывают ужасные. Основываясь на своем опыте, я предполагаю, что, на чем бы она ни плыла, спастись ей не удалось.

— А я исхожу из предположения, что она жива, — сердито возразил ему шеф. — Я не собираюсь гадать, и хотя я знаю эти места только по карте, но я вижу здесь множество всяких потайных мест и маленьких бухточек, где она могла укрыться.

— Не совсем так, Анри. На этих островах штормовые ветры минуту дуют по часовой стрелке, а следующую минуту — против. Если и существуют безопасные бухты, то они все отмечены на карте и давно обжиты. Я их знаю, изучать их по карте — совсем не то что обыскивать в поисках советских подводных лодок. Говорю тебе, что она погибла.

2
{"b":"179","o":1}