ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет.

— Но почему? Я теперь официально осуществляю связь между вами, у меня есть допуск и полномочия от всех правительств. Ты ведь очень хорошо знаешь, что такое «винтик». Меня постоянно будут теребить, требуя объяснений.

— А это значит, что секретные доклады будут гулять туда-сюда, так?

— С соблюдением максимальной конфиденциальности. Это обычная процедура, ты ведь знаешь.

— Тогда я категорично заявляю — нет. Пусть люди долины Бекаа вынюхивают то, что знаешь ты, но только не то, что знаю я. Я видел их чертовы щупальцы, протянутые от Ливана до Бахрейна... от Женевы до Марселя... от Штутгарта до Локерби. Задание ты получил, Генри, но знать ты о нем ничего не будешь. Если что-то быстро выяснишь, звони мне на Сабу, а если позже, то в яхт-клуб на Верджин-Горду.

В течение следующих полутора часов на аэродроме острова Саба приземлились три частных самолета, но никто из пилотов, несмотря на просьбы, угрозы и денежные посулы Хоторна, не согласился лететь с ним на Горду. По сведениям диспетчера, четвертый, и последний, самолет должен был прибыть примерно через тридцать пять минут. После его прилета полоса закрывалась на ночь.

— А он будет связываться с вами перед посадкой?

— Конечно, сейчас ведь уже темно. А если поднимется ветер, мне надо будет сообщить ему направление и скорость.

— Когда пилот выйдет на связь, мне бы хотелось поговорить с ним.

— Хорошо, если этого требуют правительственные интересы.

Примерно через сорок минут заговорило радио в диспетчерской:

— Саба, я FO 465, лечу из Ораньестада, захожу на посадку. Условия нормальные?

— Еще десять минут, и у вас вообще не было бы никаких условий. У нас строгие правила. Вы опаздываете.

— Успокойся, парень, у меня щедрые пассажиры.

— Что-то я не знаю ваш самолет...

— Мы только начали летать. Я вижу огни. Повторите, все нормально? Совсем недавно была чертовски плохая погода.

— Все в порядке, только с вами хочет переброситься парой слов один человек.

— Черт побери, да ты знаешь, с кем говоришь...

— Я коммандер Хоторн, ВМС США, — сообщил Тайрел, беря в руки микрофон. — У нас здесь, на Сабе, чрезвычайная ситуация, и я хотел бы, чтобы ваш самолет отвез меня на Верджин-Горду. Летный план будет утвержден, а потеря времени и неудобства будут компенсированы. Как у вас с топливом? Мы подгоним заправщик, если требуется.

— А-а, морячок! — раздался в ответ возбужденней крик из громкоговорителя. Хоторн посмотрел в большое, до потолка, окно, выходящее на взлетную полосу, и, к своему изумлению, увидел, что огни снижающегося самолета пошли вверх, потом свернули направо, и самолет с максимальной скоростью стал удаляться от острова.

— Черт побери, да что же он делает? — закричал Тайрел. — Что вы делаете, пилот? — повторил он в микрофон. — Я же сказал вам, что у нас чрезвычайная ситуация!

Ответом ему была полная тишина.

— Он не захотел садиться здесь, — сказал диспетчер.

— Но почему?

— Может, из-за разговора с вами? Он сказал, что летит из Ораньестада. Может быть, так, а может быть, и нет. Вполне вероятно, что он летит с Вьекеса, а это может означать, что с Кубы.

— Сукин сын! — Хоторн шлепнул рукой по стулу. — Чем вы тут занимаетесь?

— Не кричите на меня. Я докладываю каждый день, но власти меня не слушают. Сюда все время прилетают подозрительные самолеты, но никто об этом и слышать не хочет.

— Извини, — сказал Тайрел, глядя на озабоченное лицо диспетчера. — Мне надо позвонить еще в одно место.

— Звоните, коммандер, Я записал ваше имя, так что мое начальство представит счет флоту, а не мне.

— Флот все оплатит, — заверил Тайрел, набирая номер телефона на Верджин-Горде.

— Тай-бой, где ты, черт побери? — крикнул в трубку Марти. — Ты ведь должен быть здесь.

— Я не могу... не могу найти самолет, чтобы вылететь с Сабы, Уже три часа пытаюсь.

— Да, на этих мелких островах полеты рано прекращаются.

— Ладно, доживу до утра, но если и утром не найду самолет, тогда позвоню вам, чтобы прислали с Горды.

— Не волнуйся... Но для тебя есть сообщение, Тай.

— От человека по фамилии Стивенс?

— Если он из Парижа. Портье позвонил мне четыре часа назад и спросил, здесь ли твоя яхта, а потом поговорил с твоим другом Куком. Но я сказал, что все сообщения для тебя должны поступать ко мне, и вот оно у меня. От Доминик, с номером телефона в Париже.

— Давай быстрее! — Хоторн схватил со стола карандаш, механик медленно продиктовал ему номер. — И еще одно. Подожди минутку. — Хоторн повернулся к диспетчеру. — Ночью я наверняка не смогу улететь. Где бы я мог остаться до утра? Это важно.

— Если это важно, то вы можете переночевать здесь. Тут в задней комнате стоит кровать, но есть вам, кроме кофе, будет нечего. Мое начальство представит счет флоту и само получит денежки... Я вас здесь закрою, а утром принесу что-нибудь поесть. Прихожу я в шесть утра.

— И вы получите компенсацию лично от меня.

— Заманчиво.

— Напомните, какой здесь номер телефона? — Диспетчер назвал номер, и Хоторн продиктовал его Марти. — Если кто-нибудь будет звонить мне, дай ему этот номер, хорошо? И спасибо за все.

— Тай-бой, — настороженно произнес механик, — ты не влез ни во что опасное?

— Надеюсь, что нет, — ответил Хоторн, положил трубку и сразу же набрал номер телефона в Париже.

— Алло, особняк де Кувье, — раздался в трубке женский голос.

— Будьте любезны, мадам, — ответил Тайрел, переходя на французский, — пригласите, пожалуйста, мадам Доминиик.

— Очень жаль, месье, но только мадам Доминик приехала, как позвонил ее муж из Монте-Карло и настоял на том, чтобы она немедленно отправилась к нему... Я доверенное лицо мадам, могу я спросить вас: вы тот самый человек с островов?

— Да.

— Она просила передать вам, что у нее все в порядке и что она вернется к вам, как только сможет. Хвала Господу, месье, вы тот человек, который ей нужен и которого она заслуживает. Меня зовут Полин, и вам не следует ни с кем разговаривать в этом доме, кроме меня. Может быть, установим какой-нибудь пароль, на тот случай, если не будет, возможности связаться с мадам?

— Я знаю такой пароль. Я скажу, что звонит Саба. И передайте ей, что я ничего не понимаю. Ее здесь не было!

— Уверена, что на это была определенная причина, месье, мадам наверняка объяснит вам ее.

— Буду считать вас своим другом, Полин.

— Навсегда, месье.

На своем острове падроне, насвистывая и хихикая, в сопровождении нового помощника подъехал к телефону и набрал номер гостиницы на СенБартельми.

— Ты была права, моя единственная дочь! — крикнул он, когда на другом конце сняли трубку. — Он клюнул на это! Попался на крючок, как говорят американцы. Теперь в Париже у него есть доверенные друг по имени Полин!

— Ну конечно, мой единственный отец, — сказала Бажарат, — но сейчас меня больше тревожит другая проблема.

— Что за проблема, Анни? Ты доказала, что твоя интуиция не подводит тебя.

— Они устроили временно штаб-квартиру в яхт-клубе на ВерджинГорде... Но что им сообщили из МИ-6? Или из американской разведки?

— Что ты хочешь от меня?

— Пошлите людей из Майами или Пуэрто-Рико, пусть они выяснят, что там творятся.

— Считай свою просьбу выполненной, дитя мое.

В четыре часа утра тишину в пустынной диспетчерской разорвал звонов телефона. Хоторн в панике вскочил с кровати, моргая и пытаясь сосредоточиться. Он подбежал к телефону, стоящему на столе.

— Да? — крикнул он, мотая головой, чтобы прогнать остатки сна. — Кто это?

— Это Стивенс, ублюдок, — раздался голос шефа разведки из Вашингтона. — Черт побери, я торчу на работе уже почти десять часов, и когда-нибудь тебе придется объяснить моей жене, которая по непонятным мне причинам очень тебя любит, что я работал на Хоторна, а не флиртовал с несуществующей подружкой.

— Тому, кто употребляет слово «флиртовал», не о чем беспокоиться. Что у тебя?

20
{"b":"179","o":1}