ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы не знаем, что это за дело, мистер Хоторн. Нам известны только координаты района, в котором мы должны летать, обнаруживать спутниковые передачи, перехватывать их и докладывать данные вам. После этого вы, и только вы, скажете нам, что делать дальше.

— Чушь какая-то.

— Чистое дерьмо, коммандер.

— Совершенно верно.

— Я рада, что мы понимаем друг друга. — Майор сняла фуражку, вытащила из волос несколько заколов, тряхнула головой, и белокурые волосы рассыпались по плечам. — Не собираюсь вмешиваться в ваши секретные дела, коммандер, но я хотела бы точно знать, чего вы ожидаете от нас.

— Послушайте, майор, я живу на островах и вожу туристов на своих яхтах. Почти пять лет назад я порвал с военной службой, и вдруг меня завербовали три правительства трех разных стран, которые ошибочно считают, что я смогу помочь им разрядить критическую ситуацию, как они это называют. Если вы думаете иначе, то забирайте отсюда вашу стельную корову и оставьте меня в покое!

— Я не могу этого сделать.

— Почему?

— У меня приказ.

— Вы тяжелый человек, леди... майор.

— А вы очень откровенный бывший моряк, мистер.

— И что мы теперь будем делать? Стоять здесь и переругиваться?

— Я предлагаю приступить к выполнению операции. Поднимайтесь и самолет.

— Это приказ?

— Вы же знаете, что я не могу приказывать вам, — сказала майор, приглаживая волосы. — Мы находимся на земле, где вы являетесь моим начальником, в воздухе мы будем с вами более или менее на равных... хотя и там вы будете старшим.

— Хорошо, тогда забираемся в самолет и взлетаем.

Монотонный шум реактивных двигателей раздражал слух. АВАК-2, разворачиваясь в разных направлениях, патрулировал в районе наблюдения. Лейтенант, отвечавший за работу сложного электронного оборудования, нажимал какие-то кнопки, крутил загадочные рукоятки. Писк сигналов становился то сильнее, то слабее. При каждой вспышке их активности лейтенант бегло набирал что-то на клавиатуре компьютера, и в проволочную корзину, стоящую рядом с принтером, поступала распечатка.

— Что происходит? — спросил Хоторн, сидящий пристегнутым в поворотном кресле напротив лейтенанта.

— Уймите своих свиней, коммандер, — ответил лейтенант. — Уж больно они шумят во время завтрака.

— Черт побери, что все это значит?

— Это значит заткнитесь, пожалуйста, сэр, потому что мне надо сосредоточиться... если, конечно, флот позволит мне, сэр.

Тайрел отстегнул ремень, встал и прошел в кабину, где за рычагами управления сидела майор Кэтрин Нильсен.

— Можно, я сяду сюда? — спросил он, указывая на свободное кресло рядом с ней.

— Вам не надо спрашивать разрешения, коммандер. Вы командуете этой птичкой, за исключением тех случаев, когда дело касается безопасности полета.

— А нельзя без этой военной чепухи, майор? — спросил Тайрел, усаживаясь в кресло и застегивая привязной ремень. Он с удовольствием отметил, что здесь шум двигателей ощущался меньше. — Я же говорил вам, что больше не служу во флоте и нуждаюсь в вашей помощи, а не во враждебном отношении.

— Хорошо, чем я могу помочь... Подождите! — Она поправила наушники. — Что ты говоришь, Джексон? Снова войти в последнюю траекторию? Так и сделаем, гениально. — Нильсен начала вводить самолет в разворот. — Простите, коммандер... на чем мы остановились? Ах да — чем я могу помочь вам?

— Можете начать с объяснений. Что такое последняя траектория, в которую вы снова входите, и что, черт побери, может здесь быть гениального?

Майор рассмеялась. Это был хороший смех, не насмешка и не демонстрация превосходства. Просто девушка смеялась над забавной ситуацией.

— Для начала скажу вам, сэр, что Джексон гений...

— Отбросьте, пожалуйста, «сэр». Я больше не коммандер, а если бы даже и был им, это не выше по званию, чем майор.

— Хорошо, мистер Хоторн...

— Называйте меня Тай, это сокращенно от Тайрела. Так меня зовут.

— Тайрел? Что за ужасное имя? Он убил двух молодых принцев в лондонском Тауэре, это ведь из «Ричарда III» Шекспира.

— У моего отца было искаженное чувство юмора. Когда должен был родиться мой брат, отец поклялся, что если родится девочка, он назовет ее Медея, но родился мальчик, и отец нарек его Маркус Антониус Хоторн. Мама упростила имя до Марк Антоний.

— Думаю, мне бы понравился ваш отец. Мой был фермером из Миннесоты, малообразованным сыном шведских иммигрантов. Он понимал, что мне надо буквально грызть науку, чтобы попасть в Вест-Пойнт, иначе придется всю оставшуюся жизнь убирать навоз за коровами.

— Мне, наверное, тоже понравился бы ваш отец.

— Давайте вернемся к вашему вопросу, — как-то сразу замкнулась в себе Нильсен. — Джексон Пул... кстати, из луизианских Пулов, гений в своем деле, во всем этом электронном оборудовании. Он еще и отличный летчик, вполне может заменить меня, а вот я ничего не понимаю в его аппаратуре.

— Две такие замечательные способности! Похоже, он интересный парень.

— Так оно и есть. Он пошел в армию, потому что здесь действительно вкладывают большие деньги в компьютерную науку, а квалифицированных специалистов не так много. Здесь для него большое поле деятельности... Кстати, он только что посоветовал мне снова войти в эту траекторию, проще говоря, мы снова следуем нашим курсом через зону цели, исходя из начальных параметров.

— И что это значит?

— Он пытается отыскать для вас передачу... Не обычную, которую можно идентифицировать, таких, по крайней мере, от пятидесяти до семидесяти пяти, ими пользуются военные и дипломаты, а передачу с отклонениями от стандартных норм, которую почти невозможно проследить.

— И он может делать это с помощью кнопок, рукояток и писка?

— Да, может.

— Ненавижу людей нового поколения.

— Я разве не говорила вам, что он один из лучших каратистов на базе Патрик?

— Если он будет драться с вами, майор, то я буду на его стороне, — улыбнулся Тайрел. — Меня на ринге может поколотить любой младенец.

— Судя по вашему досье, этого не скажешь.

— Моему досье? Неужели вообще ничто не держится в секрете?

— Нет, по крайней мере, в тех случаях, когда вы получаете контроль, даже ограниченный, над равным по званию офицером другого рода войск. В соответствии с требованиями уставов я должна была убедиться в компетентности офицера, под чье командование перехожу. И я убедилась в вашей компетенции.

— Но вы не показали этого там, на Сабе.

— Я разозлилась, как, наверное, разозлились бы и вы, если бы какой-то незнакомец вторгся в вашу сферу деятельности и заявил, что теперь он будет командовать.

— Я не говорил ничего подобного.

— Вы дали мне это понять, когда приказали забираться в самолет и взлетать. В тот момент я и поняла, что вы все еще остаетесь коммандером Хоторном.

— Стойте! — раздался громкий крик из аппаратного салона. — Это сумасшествие! — Джексон Пул стоял возле своего стола и размахивал руками.

— Успокойся, мой дорогой! — приказала майор Нильсен, не отрываясь от рычагов управления. — Сядь и спокойно объясни, что там у тебя. Коммандер, наденьте, пожалуйста, наушники, так вы все сами услышите.

— Дорогой? — невольно повысил голос Тайрел.

— У нас, летчиков, такой сленг, коммандер, не надо выискивать в этом какой-то другой смысл, — ответила майор Нильсен.

— Не лезьте, моряк, — добавил сержант службы безопасности. — Вы можете командовать, сэр, но не забывайте все-таки, что вы здесь гость.

— Знаете что, сержант, вы мне уже как шило в заднице!

— Прекратите, Хоторн, — сказала белокурая летчица. — Что вы там нашли, лейтенант?

— Нашел то, что не существует, Кэти! Этого нет ни в таблицах, ни на картах района... а я детально все проверил!

— Поясни, пожалуйста.

— Сигнал отражается японским спутником и уходит вниз, в никуда, во всяком случае, этого места нет на наших картах. Но ведь где-то его принимают! Передача довольно четкая.

— Лейтенант, — прервал его Тайрел, — а может ваша машина сказать нам, откуда идет передача?

22
{"b":"179","o":1}