ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ты там делаешь, Нико? — Бажарат вышла из ванной, закутанная в полотенце. Ее неожиданное появление застало врасплох Николо.

— Ничего, Каби, просто думал о своих сестрах, глядя на всю эту косметику на твоем столике.

— Ты же знаешь, что женщины любят такие вещи.

— Но тебе совсем не обязательно пользоваться этим.

— Ты просто прелесть, — оборвала его Баж, отодвинула в сторону и уселась за столик. — В одной из сумок, которые стоят на столе перед диваном, есть бутылка приличного вина. Открой ее и налей нам. Себе поменьше, потому что у тебя будет длинная ночь, тебе надо будет кое-что выучить.

— Что?

— Можешь считать это частью образования, которое ты мечтаешь получить, чтобы покинуть причалы Портичи.

— Что?

— Принеси нам вина, дорогой.

Они держали в руках бокалы с вином, Бажарат протянула Николо белый конверт, который получила на пароходе в Неаполе. Она велела ему сесть на диван и открыть конверт.

— Ты ведь хорошо читаешь, Николо?

— Ты же знаешь, что хорошо. Я почти закончил среднюю школу.

— Тогда начинай читать эти бумаги, а когда закончишь, я тебе все объясню.

— Синьора? — Глаза Николо были устремлены на первую страницу. — Что это?

— Это твое приключение, прекрасный Аполлон. Я собираюсь превратить тебя в молодого барона.

— Это безумие! Я даже не знаю, как ведут себя бароны!

— Будь самим собой, таким же скромным и вежливым, какой ты есть. Американцы любят скромных титулованных особ, считают это очень демократичным и привлекательным.

— Каби, эти люди...

— Это твоя родословная, дорогой мой. Ты из благородной и знатной семьи с холмов Равелло, которая год назад попала в трудную ситуацию. Они были не в состоянии уплатить свои долги, что грозило потерей всех земель и громадного поместья. И вдруг, словно по волшебству, они снова стали богатыми. Разве неудивительно?

— Это очень хорошо для них, но какое это имеет отношение ко мне?

— Читай дальше, Нико, — продолжала Бажарат. — У них теперь миллионы, их снова все уважают, вся Италия преклоняется перед ними. Причина столь прекрасного превращения и обогащения заключается в том, что сделанные когда-то вложения принесли теперь кучу денег, виноградники внезапно стали приносить огромные прибыли, недвижимость за границей превратилась в золотые горы... Ты понимаешь меня, Нико?

— Я читаю как можно быстрее и слушаю...

— Так вот, Николо, — резко оборвала его Бажарат. — У барона ди Равелло был сын. Восемнадцать месяцев назад он умер от наркотиков в безвестной больнице в Цюрихе. По желанию семьи его тело было кремировано без всяких церемоний и объявлений: они боялись позора.

— Зачем вы говорите мне это, синьора Кабрини? — спросил перепуганный портовый мальчишка.

— Ты примерно его возраста, похож на него внешне... Все очень просто, Николо, ты теперь он.

— Это бессмысленно, синьора, — еле слышно прошептал Николо.

— Ты не знаешь, как долго я разыскивала тебя, моё дитя-мужчина. Я искала человека, который был бы скромным, но с благородной внешностью, производящей впечатление на людей, и особенно на американцев. Все, что тебе надо выучить, написано в этих бумагах: твоя жизнь, родители, школьные годы, увлечения и достоинства, имена близких друзей семьи, слуг из поместья, всех, о ком случайно может пойти речь... Ох, да не смотри ты так испуганно! Тебе просто надо освоиться, и в этом нет ничего особенного. Я, твоя тетя и переводчик, всегда буду находиться рядом с тобой. Но помни, что ты говоришь только по-итальянски.

— Пожалуйста... синьора! — запинаясь, произнес Николо. — Я растерялся.

— Тогда, как я уже говорила, подумай о твоем счете в банке и выполняй мои указания. Я собираюсь представить тебя многим влиятельным американцам. Очень богатым и очень могущественным. Ты им понравишься.

— Потому что я не тот, за кого себя выдаю?

— Потому что семья ди Равелло вкладывает большие деньги в американские предприятия. Ты пообещаешь оказать содействие во многих областях: в создании музеев, симфонических оркестров, в благотворительных программах, даже пообещаешь поддержку политикам, которые пожелают иметь дело с твоей семьей.

— Я пообещаю?

— Да, но только через меня. Можешь себе представить, что в один прекрасный день тебя могут пригласить в Белый дом на встречу с президентом Соединенных Штатов?

— С президентом? — повторил пораженный юноша, раскрыв глава от изумления. — Это фантастика, я просто сплю, да?

— Но это хорошо продуманный сон, мое прекрасное дитя. Завтра я куплю тебе одежду, приличествующую одному из самых богатых молодых людей на планете. Завтра мы начнем путешествие в твой сон, и в мой тоже.

— Что это за сон, синьора? Что он значит?

— Почему бы и не сказать тебе, если ты все равно ничего не поймешь? Когда одни люди охотятся за другими, они выискивают что-то тайное, скрытое, необычное и не обращают внимание на то, что происходит у них под носом.

— Ты права, Каби, я ничего не понимаю.

— Это просто замечательно, — сказала Бажарат.

Но кое-что Николо понял очень хорошо, поэтому с жадным интересом вернулся к чтению бумаг, лежащих перед ним. У них в порту это называлось вымогательством, когда украденный ботинок возвращали владельцу, который не мог обойтись без него, за сумму, намного превышающую его стоимость. Портовый мальчишка подумал, что наступит и его время, а пока он с радостью включится в предложенную синьорой игру, всегда помня о том, как легко она убивает людей.

Было уже около семи вечера, когда незнакомец вошел в вестибюль яхтклуба на Верджин-Горде. Это был невысокий, крепкий, лысеющий мужчина, одетый в запачканные белые брюки и евший морской блейзер с чернозолотой эмблемой Ассоциации яхтсменов Сан-Диего на нагрудном кармане. Это была впечатляющая эмблема, она имела отношение к Кубку Америки и всем знаменитым регатам.

В регистрационной книге незнакомец записал: «Рольф В. Гримшо, адвокат и яхтсмен. Коронадо, Калифорния».

— У нас, конечно, есть соглашение с Сан-Диего, — сказал одетый в смокинг клерк за стойкой, нервно роясь в своих бумагах. — Но я недавно здесь работаю и не помню точно размер скидки.

— Это неважно, молодой человек, — с улыбкой произнес Гримшо. — Для меня скидка не имеет значения, и если ваш клуб переживает такие же трудные времена, как и наш, то почему бы нам не забыть об этом соглашении? Я буду рад заплатить полную стоимость... Я даже настаиваю на этом.

— Очень любезно с вашей стороны, сэр.

— Вы англичанин, да?

— Да, сэр, прислан сюда компанией «Савой»... для стажировки.

— Понимаю. Самую лучшую подготовку можно получить именно в таких местах. Я владею несколькими отелями в Южной Калифорнии и должен сказать вам, что вы посылаете своих лучших молодых людей в самые дыры, и они видят, как там плохо.

— Вы действительно так думаете, сэр? Я как раз считал наоборот.

— Значит, вы незнакомы с гостиничным бизнесом. Именно так мы определяем, что представляют собой каши предполагаемые партнеры, — селим их в самых худших условиях и наблюдаем, как они ведут себя и действуют.

— Даже не мог представить себе...

— Только не говорите вашим боссам, что я раскрыл вам этот секрет, потому что я хорошо знаю компанию «Савой», и они меня тоже знают.

— Да, сэр, спасибо, сэр. Как долго вы пробудете у нас, мистер Гримшо?

— Недолго, очень недолго. День, может быть, два. Я должен осмотреть яхту, которую мы собираемся купить для вашего клуба, а потом лететь в Лондон.

— Хорошо, сэр. Бой отнесет ваш багаж в номер, сэр, — сказал клерк, оглядывая вестибюль в поисках носильщика.

— Все в порядке, сынок. У меня был ночной перелет, сопровождающие осталась в аэропорту дожидаться рейса на Лондон. Давайте мне ключи, и я сам найду номер. Я действительно очень спешу.

— Спешите, сэр?

— Да, я должен встретиться в гавани с одним человеком, а я уже опоздал на час. Его зовут Хоторн. Знаете его?

— Капитан Тайрел Хоторн? — спросил молодой англичанин несколько удивленно.

26
{"b":"179","o":1}