ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хочу надеяться, что ты прав, Ардисон. Наш мир не может терпеть существование Амайи Бажарат.

* * *

Центральное разведывательное управление, Лэнгли, штат Вирджиния

В белом здании центра связи ЦРУ отдельная комната была предоставлена в распоряжение группы из двенадцати аналитиков — девяти мужчин и трех женщин, которые круглосуточно несли здесь дежурство по четыре человека в смену. Все они были полиглотами, специалистами в области международных радиопередач. В группу входили также два самых опытных в ЦРУ криптографа, и всем им было строго приказано ни с кем без исключения не говорить о своей работе.

Мужчина лет сорока в рубашке с короткими рукавами откатил от стола мягкое кресло, в котором он сидел, развернул его и посмотрел на своих коллег по ночной смене — женщину и двух мужчин. Было уже около четырех утра, так что половина их смены закончилась.

— Пожалуй, у меня есть кое-что, — сказал он, не обращаясь ни к кому в отдельности.

— Что? — спросила женщина. — Насколько я понимаю, ночь сегодня у нас пустая.

— Ну-ка растормоши нас, Рон, — откликнулся сидящий рядом мужчина, — а то радио Багдада усыпляет меня своей ерундой.

— Слушай Бахрейн, а не Багдад, — заметил Рон, беря в руки распечатку.

— Что там у этих богачей? — поинтересовался третий мужчина, отрывая взгляд от электронного пульта.

— Тут как раз о богатстве. Наш источник в Манаме передал, что пятьсот тысяч долларов были переведены на секретный счет в Цюрих для...

— Пятьсот тысяч? — оборвал его коллега. — Для них это чепуха.

— Но я еще не сказал о назначении и способе перевода. Банк Абу-Даби перевел деньги в Цюрих...

— Этой схемой пользуются в долине Бекаа, — напомнила женщина и добавила с возрастающим интересом:

— Назначение?

— Район Карибского моря, точное место неизвестно.

— Надо установить!

— В данный момент это невозможно.

— Почему? — спросил один из мужчин. — Потому что это нельзя подтвердить?

— Нет, это подтверждено, здесь все в порядке. Хуже другое. Наш источник был убит через час после встречи с нашим человеком из посольства, чиновником протокольного отдела.

— Бекаа, — тихо произнесла женщина. — Карибское море. Бажарат.

— Я отправлю секретный факс О'Райану. Нам требуются его мозги.

— Сегодня это пятьсот тысяч, а завтра могут быть пять миллионов.

— Я знала нашего человека в Бахрейне, — печально сказала женщина. — Хороший парень, у него прекрасная жена и дети. Черт бы тебя побрал, Бажарат!

* * *

МИ-6, Лондон

— Наш оперативник вылетел с острова Доминика на север и подтвердил информацию, полученную от французов. — Шеф британской разведывательной службы подошел к квадратному столу, расположенному в центре конференцзала. На столе лежал громадный толстый том, один из сотен стоявших на полках, с детальными картами разных районов мира. На черной обложке тома золотыми буквами было написано: «Карибское море — Наветренные и Подветренные острова, Антильские острова, Виргинские острова (Великобритания и США)». — Найдите, пожалуйста, местечко под названием Анегадский пролив, старина, — попросил шеф своего помощника.

— Да, конечно. — Второй мужчина быстро выполнил указания шефа, и не только потому, что заметил — начальник расстроен, а потому, что, как правая рука шефа, привык быстро выполнять его приказания. Он начал листать тяжелые страницы.

— Вот он. Боже мой, никто не сможет в подобный шторм заплыть так далеко, тем более на таком суденышке!

— Возможно, что ей и не удалось это сделать.

— Сделать что?

— Добраться туда.

— Я тоже считаю, что за эти три дня она не смогла бы добраться из Бас-Тера до Анегады. Чтобы добраться туда так быстро, ей пришлось бы больше половины пути плыть в открытом море.

— Вот поэтому я и пригласил вас. Вы ведь довольно хорошо знаете этот район, не так ли? Вы ведь работали там.

— Если требуется квалифицированный эксперт, то, думаю, я смогу вам помочь. В качестве резидента МИ-6 я провел там девять лет. База у меня была на острове Тортола, но я облетал все эти чертовы места. До сих пор поддерживаю связь со старыми друзьями. Они считали, что я довольно состоятельная личность и просто из любопытства летаю на своем самолете с острова на остров.

— Да, я читал ваше досье. Вы проделали великолепную работу.

— Это были времена «холодной войны», я был на четырнадцать лет моложе, хотя и не был молодым уже тогда. Сейчас даже пари на крупную сумму не заставило бы меня подняться на двухмоторном самолете над этими водами.

— Да, я понимаю, — сказал шеф, склоняясь над картой. — Значит, как эксперт, вы считаете, что она не могла остаться в живых.

— "Не могла" — это слишком категорично. Скажем так: это маловероятно, почти невозможно.

— Точно так же считает ваш коллега из французского Второго бюро.

— Ардисон?

— Вы знаете его?

— Кличка Ришелье. Да, конечно, знаю. Хороший парень, работал на Мартинике.

— Он твердо убежден, что она утонула.

— В данном случае он, возможно, и прав... Но раз уж вы пригласили меня, чтобы выслушать мое мнение, могу я задать вам пару вопросов?

— Давайте свои вопросы.

— Эта Бажарат прямо-таки ходячая легенда в долине Бекаа, но я просмотрел документы за последние несколько лет, и мне нигде не попалось это имя. Почему?

— Потому что Бажарат — не настоящее ее имя. Она присвоила его себе много лет назад и считает, что оно хранит ее тайну, так как убеждена, что никто не знает, откуда она и кто она такая на самом деле. В целях предотвращения утечки информации мы держим данные о ней в совершенно секретном досье.

— Да, я понимаю, но если вы знаете и псевдоним, и настоящее имя, то можете выяснить всю ее подноготную, смоделировать ее характер для предсказания дальнейших поступков. Кто же она такая?

— Одна из самых опытных действующих террористов.

— Арабка?

— Нет. — Израильтянка?

— Нет, и я не стал бы делать таких смелых предположений.

— Чепуха, у Моссада широкая сфера деятельности... Но будьте добры, ответьте на мой вопрос. Вы ведь помните, что большую часть своей службы я провел совсем в других местах: в Карибском море, на Дальнем Востоке и так далее. Объясните мне, почему эта женщина столь агрессивна?

— Она торгует собой.

— Она что?..

— Она отправляется туда, где происходят беспорядки, бунты, мятежи, и продает свои способности тому, кто больше платит. И должен признать, что добивается она выдающихся результатов.

— Простите меня, но это звучит глупо. Одинокая женщина лезет во все горячие точки и торгует своими советами? Она что, дает рекламные объявления в газетах?

— У нее нет в этом необходимости, Джефф, — ответил шеф МИ-6, отходя от стола и усаживаясь в кресло. — Если дело касается дестабилизации режима, то тут она профессор. Она знает все слабые и сильные стороны воюющих фракций, знает всех лидеров и подходы к ним. У нее нет никаких привязанностей — ни моральных, ни политических. Ее профессия — смерть. Так что все очень просто.

— Не думаю, что это так просто.

— Я имею в виду то, что мы имеем сейчас, а не истоки, конечно, не то, откуда она взялась... Садитесь, Джеффри, и позвольте поведать вам одну историю, в том виде, в каком мы смогли восстановить ее. — Шеф раскрыл лежащий перед ним большой конверт и вытащил оттуда три фотографии. Это были моментальные снимки женщины, сделанные скрытой камерой. Однако на каждой фотографии лицо женщины было четко видно при ярком солнечном освещении. — Это Амайя Бажарат.

— Но это же три разные женщины! — воскликнул Джеффри Кук.

— А какая из них Бажарат? — озадачил его шеф. — Или она изображена на всех трех фотографиях?

— Я вас понимаю, — нерешительно произнес Джеффри. — На всех фотографиях волосы разные: белые, темные и, похоже, светло-каштановые. Так, прически: короткая стрижка, длинные волосы и средней длины... но черты лица разные... хотя различаются и не резко... И все-таки это разные женщины.

3
{"b":"179","o":1}