ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

«Нью-Йорк дейли ньюс»

ИТАЛЬЯНСКИЙ БАРОН И ПРЕКРАСНАЯ

АМЕРИКАНКА

"Смотрите фотографии на других страницах. Может быть, это любовь с первого взгляда?"

* * *

«Инкуайрер»

АНГЕЛ АМЕРИКИ БЕРЕМЕННА? «Кто знает. Но они ближе, чем просто друзья!»

— Это омерзительно! — закричал Николо. Держа в руках газету, он метался по номеру в отеле. — Я просто потрясен! Что я ей скажу?

— В данный момент ты ничего не сможешь сказать ей, Нико, потому что она летит в самолете в Калифорнию. Она ведь оставила тебе СВОЁ номер телефона, значит, позвонишь ей позже.

— Она решит, что я чудовище!

— Не думаю. Мне кажется, что у нее вполне достаточно опыта, чтобы не обращать внимания на подобные статьи.

— Но откуда взялись все эти фотографы? Как они узнали, где им надо быть?

— Она же сама тебе сказала, что фотографам тоже надо зарабатывать на жизнь. Она это понимает, но, возможно, просто из скромности не объяснила, насколько она популярна... Конечно, мне надо было это предвидеть.

Бажарат вышла из лифта и зашла в телефонную будку в холле отеля. Набрав по памяти номер, она соединилась с ван Нострандом.

— Молодой человек и его подружка красуются во всех газетах, — сказал он. — Боже мой, ну и реклама... почти как у Грейс и Ренье! Конечно, американская публика проглотит это, потому что подобные сенсации вполне соответствуют ее фантазиям.

— Значит, я добилась своей цели. В Вашингтоне такая же реакция?

— Такая же? О них везде говорят, от «Пост» и «Тайме» до любого супермаркета! И должен вам сказать, что, как только в разделе светской хроники промелькнуло несколько заметок о том, что я нахожусь в Нью-Йорке, я тут же получил массу звонков от финансовых воротил, которые спрашивали меня, знаком ли я с молодым бароном... Но главным образом их интересовало, знаком ли я с его отцом.

— И что вы отвечали?

— Воздержался от комментариев, что само по себе является достаточно красноречивым комментарием, так как в этом городе не распространяются о тесной дружбе, если для этого нет определенных причин. Так что если говорить о популярности барона, она еще не слишком высока, но непременно вырастет. Хотя, честно говоря, это и не имеет особого значения.

— Значит, нам пора перебираться в Вашингтон... без всякой шумихи.

— Как вам угодно.

— Вы можете приютить нас?

— Что вы имеете в виду? Конечно, я могу прислать за вами самолет.

— Я имею в виду ваше громадное поместье, владением которым вы обязаны Гаване.

— Об этом не может быть и речи, — жестко отрезал ван Ностранд.

— Почему?

— У меня свои планы. Я ожидаю, что в течение сорока восьми часов меня посетит бывший коммандер Тайрел Хоторн. А еще через двенадцать часов вы со своим мальчиком можете приехать туда, но меня там уже не будет.

Глава 14

Тайрел Хоторн, одетый в легкую куртку-сафари со множеством карманов и брюки цвета хаки, купленные в аэропорту, посмотрел на свою забинтованную руку. Днем раньше эту повязку наложила ему майор Кэтрин Нильсен на острове Верджин-Горда. Сейчас они сидели за освещенным свечами столиком в открытом дворике отеля «Сан-Хуан» в Пуэрто-Рико и ждали возвращения лейтенанта Джексона Пула с совещания в местном отделе военно-морской разведки США, на котором Хоторн отказался присутствовать.

— Если меня не будет там, то и не придется выслушивать все их глупости, — объяснил он. — Пусть туда прогуляется Джексон, а я всегда могу сказать, что мне ничего не известно об их говорильне. — На столике перед ним появился уже третий бокал шабли, а майор ВВС потягивала холодный чай.

— Почему мне кажется, что раньше ты употреблял более крепкие напитки? — спросила Кэти, кивнув на бокал с вином.

— Потому что раньше так оно и было, пока я не обнаружил, что пользы мне от них никакой, один вред. Достаточно тебе такого объяснения?

— Я вовсе не хотела...

— Да где же он, черт побери? Это проклятое совещание не должно продолжаться более десяти минут, если он сказал им то, о чем я его просил!

— Но они нужны тебе, Тай. Ты же понимаешь, что не можешь действовать в одиночку.

— От главного механика я узнал имя пилота, и это все, что мне нужно на данный момент. Альфред Саймон, подонок!

— Обожди, ты же сам сказал, что его наняли и использовали «втемную», хотя я толком не знаю, что это значит.

— Все очень просто. Кто-то нанял его для выполнения определенной работы, но на самом деле он даже и не знает кто.

— Тогда какая польза в том, что тебе известно его имя?

— Если у меня еще не полностью исчезло профессиональное чутье, то, по-моему, есть шанс здесь что-то раскопать.

— Ты сам хочешь это сделать?

— Я не идиот, Кэти, и слава погибших героев меня никогда не привлекала. Поэтому я и подключил к этому делу все силы, которые смог. Так что теперь я сам в состоянии продвигаться вперед гораздо быстрее, независимо от того, есть ли у меня на это санкция.

— Что ты имеешь в виду?

— Никто не будет приказывать мне, что я должен делать, а что нет.

— Ты говоришь только о себе, как будто нас с Джексоном не существует.

— О нет, майор, ты будешь в этом деле, пока не запахнет жареным, да и твой полоумный гений останется со мной, хотя и надоедает иногда. Мне надо опираться на людей, которым я могу доверять.

— Спасибо тебе за это и, пока я еще нахожусь в твоей команде, разреши поблагодарить тебя за одежду. У них здесь отличные магазины.

— Вот в этом Генри Стивенс хорош. Он моментально снабжает деньгами, как будто у него имеются шифры к сейфам с золотым запасом США в ФортНоксе, хотя, может быть, так оно и есть...

— Я храню все чеки...

— Сожги их. По ним можно проследить наши передвижения, что крайне нежелательно. Разве вы не знаете, майор Нильсен, что резервные фонды надо использовать полностью, иначе это просто неэтично?

— Постараюсь запомнить это, коммандер.

— Как говорит Пул, ты выглядишь потрясающе.

— Вашей заслуги в этом нет, сэр. Этот наряд выбирал Джексон.

— Ты знаешь, этот парень может надоесть до безобразия. Мы посадим его в одну камеру с моим младшим братом, и пусть эти одаренные дети забивают друг другу мозги своей потрясающей интеллектуальностью.

— О чем разговор? — воскликнул стремительно появившийся Пул. Отодвинув стул, он присел за столик. — Послушай, командир, в следующий раз на совещание с этими тупицами ты пойдешь сам! Прости меня, Кэти, но эти ослы не могут говорить простыми повествовательными предложениями.

— Медики называют это «спутанное сознание», лейтенант, — пояснил Хоторн, улыбаясь. — Так как на самом деле они говорят не то, что ты слышишь, ты делаешь для себя собственные выводы, которые они позже могут опровергнуть. Таким образом, во всех промахах будешь виноват ты, а не они... Ты передал им мое послание?

— О, с этим проблем не было. Ты можешь разыскивать этого пилота, или кто он там такой, но возникло новое обстоятельство, которое, возможно, заставит тебя на время позабыть о нем.

— Что еще за обстоятельство?

— Какая-то крупная шишка из Вашингтона располагает информацией для тебя, и готов побиться об заклад, что она имеет отношение к нынешней ситуации.

— Так воспользуемся ею!

— К этому обстоятельству добавляется еще и другое, Тай. Тот человек, из Вашингтона, действуя через голову твоего старого сослуживца Стивенса, вышел прямо на министра обороны, который и выяснил, где ты находишься. Так что Стивенс не имеет к этому отношения.

— Что?

— Этому человеку надо просто поговорить с тобой.

— Зачем? Кто он такой?

Пул сунул руку в карман недавно купленного очень дорогого блейзера цвета морской волны и вытащил оттуда явно официальный по виду конверт, оклеенный широкой красной лентой.

— Расскажешь нам, если сочтешь нужным. Это предназначено тебе, но должен заметить, что начальник разведки на базе — этот тип с большими кошачьими глазами, который завел меня к себе в кабинет и сказал, что ему приказано держать язык за зубами, — здорово перепугался. Он ждал только тебя, а когда я передал ему, что ты прийти не сможешь, он сказал, что не отдаст мне пакет. А я ему и заявил тогда: «Отлично, значит, он его никогда не получит». И он предложил отправить меня обратно под охраной, которая проследит за тем, что я передам конверт тебе лично, и сам факт передачи, возможно, будет даже заснят на видеопленку.

49
{"b":"179","o":1}