ЛитМир - Электронная Библиотека

— Идиот!

— На него надели наручники и засадили в местный полицейский участок в ожидании приезда начальства из Тель-Авива.

— Вы можете добраться до него?

— Есть один еврей, которого можно подкупить, мы в этом уверены.

— Так и сделайте, и убейте его. Мы не можем позволить, чтобы командира подвергли допросу с помощью наркотиков.

— Считай, что это уже сделано. Да здравствует Ашкелон!

— Да здравствует, — сказала Бажарат и повесила трубку.

Нильс ван Ностранд вошел в свой кабинет в громадном загородном доме в Фэрфаксе, штат Вирджиния. В большой комнате не было видно привычных вещей, потому что все они были упакованы в ящики, маркированные грузовыми этикетками для отправки в Лиссабон, откуда их с соблюдением строжайшей секретности должны были переправить в особняк на берегу Женевского озера в Швейцарии. Сам дом, земля, конюшни, лошади, различные животные, как домашние, так и дикие, втайне уже были проданы шейху из Саудовской Аравии, который через тридцать дней должен был на законном основании вступить во владение поместьем. Этого времени ван Ностранду было более чем достаточно. Он подошел к столу, снял трубку красного секретного телефона и набрал номер.

— "Скорпион-3", — раздался голос на другом конце провода.

— Это «Скорпион-1», я буду краток. Пришло мое время, и я ухожу от дел.

— Боже мой, какой удар! Вы всегда были для всех нас образцом непоколебимости.

— Такие вещи случаются, и я знаю, когда следует уходить. Сегодня вечером, перед тем как исчезнуть, я перепрограммирую свой телефон на вас и сообщу об этом «Покровителям». В один прекрасный день они вызовут вас, потому что теперь вы подчиняетесь им. Кстати, если позвонит женщина и представится как Баж, предоставьте ей всю необходимую помощь. Это приказ падроне.

— Понял. Мы еще услышим о вас?

— Честно говоря, я сомневаюсь в этом. Мне надо выполнить последнее задание, и я совершенно отхожу от дел. «Скорпион-2» — подходящая фигура, он очень опытен, но не обладает вашей умудренностью и не имеет такого прочного тыла. Ему это не по силам.

— Вы, наверное, имеете в виду, что у него нет моей юридической фирмы в Вашингтоне.

— К сожалению. С завтрашнего утра вы будете «Скорпионом-1».

— Это большая честь, и я пронесу ее до самой могилы.

— С которой, надеюсь, не очень скоро встретитесь.

Бажарат выбралась из такси и кивнула Николо, чтобы тот поторопился. Молодой человек вылез вслед за ней, а Бажарат в это время через окошко расплачивалась с водителем.

— Спасибо, леди, вы очень добры, — поблагодарил ее таксист. — А это не тот молодой парень, о котором мы повсюду читаем? Из Италии?

— Боюсь, что это именно он и есть, синьор.

— О, я расскажу о нашей встрече жене, она у меня итальянка. Она притащила домой газету, где есть фотографии этой актрисы Эйнджел Кейпел вместе с его сиятельством.

— Они просто хорошие друзья...

— О, я не берусь судить леди. Она прекрасное дитя, все ее любят, а эти бульварные газетенки просто треплются!

— Она чудесная девушка. Спасибо, синьор.

— Рад был поговорить с вами.

— Пойдем, Данте. — Бажарат взяла Николо под руку и повела в фешенебельное модное кафе Джорджтауна. Завтракавшая там публика состояла из дам в шелках, молодых женщин в блузах от Армани, нескольких членов конгресса, нетерпеливо поглядывающих на свои наручные часы. — Запомни, Нико, — сказала Бажарат, когда метрдотель любезным жестом пригласил их пройти зал, — что он сенатор, тот самый, с которым ты познакомился в Палм-Бич, адвокат из штата Мичиган. Зовут его Несбит.

Обменявшись восторженными приветствиями, все трое заказали кофе с мороженым, и сенатор заговорил:

— Я никогда здесь не был, но один из моих помощников хорошо знает это место. Оно очень популярно.

— Это просто наша прихоть, синьор. На приеме в Палм-Бич хозяйка дома упоминала это кафе, поэтому я и предложила его для встречи.

— Да, она упоминала. — Сенатор с удовольствием огляделся вокруг. — Вы получили материал, который я прошлым вечером направил вам в отель?

— Конечно, и мы с Данте Паоло несколько часов провели за его изучением. Так ведь, дорогой племянник? Мы ведь несколько часов изучали материал? — добавила Бажарат по-итальянски.

— Совершенно верно, дорогая тетушка, — подтвердил Николо тоже по-итальянски.

— Данте и его отец очень заинтересовались вашим материалом, но у них возникли определенные вопросы.

— Естественно. Этот материал представляет собой относительно детализированный обзор промышленного потенциала, а не глубокий анализ каждой вероятной возможности. Если есть заинтересованность, то мой персонал может подготовить дополнительные данные.

— Это, конечно, будет необходимо перед серьезными переговорами, но сейчас, возможно, мы сможем побеседовать и об этом... как вы его назвали... обзоре.

— Бак вам будет угодно. О каких конкретно областях промышленности?

— Не имеет значения, синьор. В любом случае речь пойдет о сотнях миллионов долларов. Существует допустимый риск, и это никогда не пугало барона, но для честного сотрудничества необходим определенный контроль, не так ли?

— Опять же в каких конкретных областях промышленности, графиня? «Контроль» — это слишком жесткий термин для нашей экономики.

— Подозреваю, что «толпы безработных» — еще более жесткий термин. Возможно, что термин «контроль» звучит как-то пугающе, так что, может быть, назовем это «документами о взаимопонимании»?

— Не приведете ли пример?

— Скажу откровенно, первые же признаки финансового благополучия могут быть опасны тем, что соответствующие профсоюзы предъявят повышенные требования...

— С этим легко будет справиться, — прервал графиню Несбит. — Мои люди провели кое-какую предварительную работу в этой области, да я и сам сделал несколько телефонных звонков. Профсоюзы значительно поумнели и стали более предусмотрительны в вопросах, касающихся экономики. Многие их члены не работают по два и три года, поэтому они не собираются убивать курицу, несущую золотые яйца. Спросите у японцев, которые имеют заводы в Пенсильвании, Калифорнии и Бог знает где еще.

— Вы очень успокоили нас, синьор.

— Вам будет представлено в письменном виде все, что касается производительности и окупаемости инвестиций. Что еще?

— Этот вопрос не всегда бывает однозначным, как в вашей стране, так и в нашей. Каковы взаимоотношения промышленников и правительства?

— Вы говорите о налогах? — спросил сенатор, нахмурил лоб, и в его взгляде появилось неодобрение. — Они взимаются вполне справедливо, графиня...

— Нет-нет, синьор! Вы не правильно меня поняли. Как говорят у вас в Америке, смерть и налоги неизбежны...

Нет, я говорю о том, что так часто встречается в Италии, — о беззастенчивом вмешательстве правительства в дела бизнесменов. Несмотря на заверения в безопасности и целостности инвестиций, нам приходилось слышать ужасные истории о проволочках, стоивших миллионы, о бюрократических процедурах на различном уровне — местном, штата, государственном. Именно об этих проволочках мы с бароном и слышали.

— Безопасность... и целостность, обусловленные требованиями рынка, — произнес с улыбкой сенатор. — Властии моего штата, как это и записано в законе, не предпримут никаких незаконных вмешательств. Мы не можем этого допустить, а чтобы выполнить свой долг перед избирателями, я все это изложу вам письменно.

— Отлично, просто чудесно... Еще один, последний вопрос, синьор, но это личная просьба, в которой вы вольны отказать, что ничуть не поколеблет моего уважения в вам.

— В чем дело, графиня?

— Как все сильные мира сего, мой брат барон вполне заслуженно гордится не только собственными достоинствами, но и своей семьей, и в особенности сыном, который ради того, чтобы помочь отцу, жертвует обычными увлечениями, присущими юности.

— Прекрасный молодой человек! Как и все, я читал в газетах статьи о его дружбе с юной телезвездой Эйнджел Кейпел...

51
{"b":"179","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#Сказки чужого дома
Особенности кошачьей рыбалки
Охотник на кроликов
Купец
Танго смертельной любви
Важные вопросы: Что стоит обсудить с детьми, пока они не выросли
«Смерть» на языке цветов
Загадочная женщина
Дмитрий Донской. Империя Русь