ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты когда-нибудь слышала о том, что в таких случаях, надо стучать?

— Но ведь шумит душ.

— Ах... я и забыл.

Завернувшись в полотенце, Хоторн быстро прошел мимо майора к телефону.

— Что ты выяснил, Генри?

— Насчет Нептуна почти ничего...

— А что значит почти?

— По южному полушарию компьютеры выдали единственную информацию. Когда-то давно в Аргентине работал какой-то Нептун, вроде бы был связан с местными генералами, но, по слухам, это была просто кличка некоего иностранца, связанного с высокопоставленными чиновниками. Больше никакой информации, кроме того, что имелся еще и какой-то мистер Марс.

— Что по Ингерсолу?

— Абсолютно чисто, Тай, но по поводу Пуэрто-Рико ты прав. Он летает туда четыре-пять раз в год для обслуживания клиентов. Все проверено и все вполне законно.

— Он сам и является клиентом.

— Что ты имеешь в виду?

— Ладно, не бери в голову. Он просто связной. А что насчет диспетчера Корнуолла?

— Тут есть кое-что интересное. Он был начальником сектора в аэропорту О'Хэр, умный парень, прилично зарабатывал, никаких темных делишек в загородных клубах. Однако мы еще немного покопали, и выяснилось, что его жене принадлежала часть ресторана в старом районе Чикаго. Это, конечно, не «Дельмоника», но один из самых популярных ресторанов в этом районе. И вот они продают свою долю гораздо ниже реальной стоимости, а затем отправляются в Пуэрто-Рико. А ведь ресторан приносил приличный доход.

— И тут возникает вопрос, — вмешался Хоторн. — Где они взяли деньги на приобретение такого доходного местечка?

— Есть еще и другой вопрос, который перекликается с твоим, — сказал Стивенс. — Как авиадиспетчер из Сан-Хуана, получающий гораздо меньше, чем в аэропорту О'Хэр, смог купить квартиру в Исла-Верде за шестьсот тысяч долларов? Доля жены за ресторан едва ли составила треть этой суммы.

— Исла-Верде?

— Это лучшая часть Сан-Хуана.

— Знаю, мы как раз здесь и остановились. Что еще по этим переселенцам Корнуоллам?

— Так, кое-какие суждения, но ничего конкретного.

— Уточни, пожалуйста.

— При приеме на работу авиадиспетчеров проверяют с помощью различных тестов. У Корнуолла показатели были одни из лучших — холоден как лед, быстрая реакция, методичен, но им показалось, что он предпочитает ночные смены. Так оно и оказалось на деле — он напросился работать именно в ночные смены, что само по себе довольно необычно.

— Здесь аналогичная картина, поэтому мой источник и вычислил его. Что еще говорят в Чикаго?

— Что брак его был каким-то неустойчивым, чуть ли не на грани развала.

— Тут что-то не то, потому что сюда они приехали вместе и купили квартиру за шестьсот тысяч.

— Я же говорил тебе, что это просто суждения, но не факты.

— Основанные на предположении, что он погуливает от жены.

— Этой области тесты не касались. Хорошие диспетчеры всегда нужны. Просто сразу бросилось в глаза, что ему не нравится проводить ночи дома.

— Я учту это, — сказал Хоторн. — А как там наш пилот Альфред Саймон?

— Или он просто лжет тебе, или он чокнутый шутник, каких я еще не встречал.

— Что?

— Да он просто настоящий герой, награжденный кучей медалей, ожидающих его появления. Никаких упоминаний о краже каких-нибудь самолетов в Лаосе, да и вообще о какой-нибудь незаконно! деятельности. Он был очень молодым вторым лейтенантом ВВС, добровольно участвовал во многих рискованных операциях, а если что и украл, то об этом никто не сообщал. И если завтра он придет в Пентагон, они устроят торжественную церемонию в его честь, вручат, кучу медалей т что-то свыше ста восьмидесяти тысяч долларов. Это надбавки за боевые действия я пенсия, которые он так и не получил.

— Ну и ну! Я совершенно уверен, Генри, что он ничего не знает об этом!

— Откуда такая уверенность?

— Потому что я знаю, черт побери, кому он постоянно отправляет деньги.

— Тебе виднее.

— И я так думаю. Но вся загвоздка в том, что ему подсунули ложь, которая держала его за горло многие годы, и он занимался делами, которые могут сегодня стоить ему жизни.

— Я что-то не понимаю.

— С помощью шантажа его заставляли работать на людей, связанных с Бажарат.

— Что ты собираешься делать? — спросил Стивенс.

— Тут действовать надо будет тебе, а не мне. Я отправлю второго лейтенанта Альфреда Саймона на местную военно-морскую базу, а ты организуешь, чтобы его самолетом доставили в Вашингтон, и спрячешь на время, пока он не сможет без риска для жизни заявить о себе и стать настоящим героем с приличной суммой в кармане.

— Почему это надо сделать прямо сейчас?

— Потому что если протянем, то будет слишком поздно, а он нам нужен.

— Чтобы опознать Нептуна?

— Его и других, о которых мы можем еще не знать.

— Так, значит, Саймона военным самолетом в Вашингтон, — сказал начальник военно-морской разведки. — Что еще?

— Жена авиадиспетчера Корнуолла. Как ее зовут?

— Роза.

— Подозреваю, что ее лепестки уже завяли. — Хоторн положил трубку и посмотрел на Кэти, прислонившуюся к дверному косяку. — Я хочу, чтобы вы с Джексоном доставили Саймона на военно-морскую базу. Быстро.

— Надеюсь, он ничего не перепутает и не станет нанимать меня на работу?

— У тебя не тот тип. — Тайрел взял со столика телефонный справочник и раскрыл его на букве "К".

— Я не совсем поняла: это комплимент ила оскорбление?

— Шлюха не носят пистолет, потому что он выпирает и портит округлость форм. Так что с тобой все ясно.

— Но у меня нет пистолета.

— Возьми мой, он на бюро... Ага, вот он, в Исла-Верде единственный Корнуолл.

— Он такой маленький, что вполне уместится в сумочке, — сказала майор, взяв с бюро автоматический «вальтер».

— А у тебя есть сумочка? — Записав адрес Корнуолла в блокнот, Тайрел поднял глаза на Кэти.

— Понятно, считается, что я должна носить рюкзак, но последние двадцать четыре часа я ношу вот эту прекрасную, отделанную жемчугом и бисером сумочку. С разрешения Джексона купила ее вместе с платьем.

— Ах он негодяй... Ну так вы идете?

— Подозреваю, что он только что вышел из-под душа, вон как громко насевает.

— Тогда одевай это дитя и выметайтесь отсюда. Мне очень не хочется увидеть труп человека по имени Саймон.

— Хорошо, хорошо, коммандер.

Сидя за рулем белого «кадиллака» Альфреда Саймона, Тайрел подрулил на стоянку перед домом Корнуолла. Как и говорил Стивенс, в квартале Исла-Верде находились дома с очень дорогими квартирами с громадными, выходящими на океан балконами я бассейнами.

Хоторн вылез из машины, прошел по дорожке во входу в дом и помахал рукой дежурному. Как во всех подобных домах в этом районе, в будке из толстого стекла за столом сидел одетый в форму дежурный. Нажав кнопку на столе перед собой, он спросил:

— Говорите по-испански или по-английски, сеньор?

— По-английски, — ответил Тайрел. — Мне нужно по очень срочному делу повидать миссис Розу Корнуолл.

— Вы вместе с полицией, сеньор?

— С полицией? — Хоторн похолодел, но взял себя в руки и уверенно произнес:

— Да, конечно. Я та консульства США, гам позвонили из полиции.

— Проходите, сеньор. — Дверь отворилась, Тайрел вошел внутрь и повернулся к дежурному:

— Какой номер квартиры?

— Девятьсот один, сеньор. Все уже там.

«Все? Что за чертовщина?» Хоторн быстро подошел к лифтам и стал нетерпеливо нажимать все кнопки, наконец двери лифта окрылись. Поднимался лифт очень медленно, но все же доехал до девятого этажа. Тайрел выскочил в коридор и резко остановился при виде толпы людей и фотовспышек, мелькающих в дверях квартиры в двадцати футах справа от него. Он двинулся в направлении толпы, большую часть которой составляли мужчины и женщины в полицейской форме. Внезапно из квартиры показался маленький грузный человек в сером костюме и синем галстуке. Расталкивая перед собой полицейских, он листал страницы своего блокнота. Человек бросил мельком взгляд на Тайрела, потом снова, более внимательно посмотрел на него, прищурив темные глаза. Это был детектив, почти восемь часов назад приезжавший в аэропорт.

60
{"b":"179","o":1}