1
2
3
...
60
61
62
...
138

— Ах, сеньор, я вижу, нам с вами так и не удалось поспать в перерыве между этими трагедиями. Ее мужа убили ночью, а ее утром... и каким-то непостижимым образом вы оказываетесь и там и тут.

— Прекратите, лейтенант, у меня нет времени выслушивать вашу чепуху. Что случилось?

— У вас, похоже, повышенный интерес к этой паре. Возможно, что вы замешаны во всем этом.

— Да, конечно, убиваю каждого из них, а потом случайно появляюсь на месте преступления. Я не полный идиот. Ладно, оставим это. Что случилось?

— О, прошу вас, сеньор, — сказал детектив, проводя Хоторна через толпу в гостиную. В комнате был страшный беспорядок, повсюду валялась поломанная и перевернутая мебель, осколки стекла и фарфора. Однако не видно было ни крови, ни трупа. — Это и есть место вашего преступления, сеньор. Вы ведь таким и ожидали увидеть его, я прав, сеньор?

— Где тело?

— А вы не знаете?

— Откуда я могу знать?

— Возможно, что только вы можете ответить на этот вопрос. Вы были в аэропорту прошлой ночью, когда мы нашли тело диспетчера, ее мужа.

— Я пришел туда, потому что кто-то закричал, что нашел его.

— Но вы находились рядом. Что вы там делали?

— Это секретное дело... нельзя, чтобы это появилось в ваших газетах... мы не можем этого допустить.

— Не можете? А разрешите узнать, кто вы такой?

— Расскажите мне, что случилось, тогда я, возможно, отвечу на ваш вопрос.

— Значит, вы будете отдавать мне приказы?

— Это просьба, сэр. Я должен знать.

— Ладно, поиграем в вашу умную игру, сеньор. — Детектив провел Тайрела мимо стоящего на коленях человека, который занимался пояском отпечатков пальцев, и подвел к балкону. Раздвижные двери балкона были распахнуты, в высокой, от пола до потолка ширме имелся разрез, сделанный, по всей видимости, большим острым ножом. Края разреза выгнулись наружу. — Вот сюда вытолкнули эту женщину, и она разбилась насмерть, упав с девятого этажа. Вы этого не видели, сеньор?

— Да о чем вы говорите?

— Наденьте на него наручники! — приказал детектив полицейским, стоящим за спиной Хоторна.

— Что?

— Вы мой главный подозреваемый, сеньор, а я должен заботиться о своей репутации.

Спустя три часа двадцать минут, проведенных в яростных спорах с упрямым, самоуверенным детективом, Тайрелу разрешили позвонить по телефону. Он позвонил в Вашингтон, и через тридцать восемь секунд после того, как он положил трубку, полицейские, выпустили его из участка, не подумав даже формально извиниться за действия своего начальства. Хоторн не знал, где находится машина Альфреда Саймона, поэтому до отеля добрался на такси.

— Где тебя носило последние пять часов? — спросила Кэтрин.

— Я взял напрокат машину в отеле н уже собирался разыскивать тебя по всему городу, — добавил Пул.

— Я сидел в полицейском участке, — спокойно ответил Хоторн, ложась на диван. — Вы отвезли Саймона?

— С некоторыми трудностями, — доложила Кэтрин. — Начнем с того, что мистер Саймон все-таки решил, что я буду прекрасным пополнением для его конюшен... Кстати, это более приятный комплимент, чем тот, что я услышала от тебя.

— Ну, извини.

— Мы отвезли Саймона на машине на базу и влили в него чуть ли не ведро кофе, — продолжила Кэти. — Но, честно говоря, не думаю, что кофе здорово помог, потому что, пока мы везли его к самолету, он еще дважды делал мне подобное предложение.

— Он заслужил это, потому что он настоящий герой.

— Заслужил меня?

— Этого я не говорил. Просто он имел право сделать тебе предложение.

— Что мы теперь будем делать? — спросил Пул.

— Который час?

— Без двенадцати три, — ответила Нильсен.

— Значит, через двенадцать минут мы будем знать это, — сказал Хоторн, сел и внезапно почувствовал, что покрылся испариной... а в комнате стало холодно.

Беспокойство Тайрела росло с каждой минутой. В воображении невольно возникали образы Доминик-Бажарат, а это добавляло к беспокойству еще и злобу. Хоторн не знал, будет ли он в состоянии действовать, и почти с благодарностью вспомнил время, потраченное впустую в полицейском участке, где за всеми бессмысленными спорами он отвлекся от действительности.

— Уже три часа, Тай, — услышал он голос Кэти. — Ты хочешь, чтобы мы вышли из комнаты?

Тайрел внимательно посмотрел на Кэтрин и Джексона, переводя взгляд с одного на другого.

— Нет, оставайтесь, я доверяю вам.

— Мы беспокоимся за тебя, коммандер, — добавила майор. — Это очень важный разговор.

— Спасибо. — Тайрел подошел к телефону, снял трубку и набрал номер.

— Да? — Голос, звучавший из Фэрфакса, штат Вирджиния, был холоден, и произнес он всего одно короткое слово, как будто обладателю этого голоса совсем не хотелось говорить.

— Это Хоторн.

— Подождите, пожалуйста. — В трубке послышались короткие гудки, а затем опять раздался голос Н.В.Н. — Теперь мы можем говорить свободно, коммандер, — продолжил собеседник уже гораздо любезнее, — хотя в нашем разговоре и нет ничего предосудительного.

— Наш разговор записывается? Поэтому и были гудки в трубке?

— Как раз наоборот, линия засекречена. При записи на пленке будут просто неразборчивые звуки. Это для нашей общей безопасности.

— Тогда можете говорить мне то, что собирались сказать. Про Амстердам.

— Для полноты картины вы все должны увидеть собственными глазами.

— Что вы имеете в виду?

— Фотографии. Сделанные в Амстердаме. На них изображена ваша жена Ингрид Йохансен Хоторн в компании трех мужчин, но сделаны фотографии в четырех разных местах: в зоопарке, возле дома Рембрандта, на борту прогулочного катера и в кафе. На каждой запечатлены тайные совещания. Я убежден, что один из мужчин, если только не! вое трое, виновен в смерти вашей жены и ее компрометации, а может, даже сам и совершил убийство.

— Кто они такие?

— Не могу сообщить вам этого даже по засекреченной связи, коммандер. Я сказал «один, если только не все трое», но, честно говоря, опознал я лишь одного. Уверен, что вы опознаете и двух других, но я-то не могу этого сделать. Я не имею доступа к закрытым досье.

— Почему вы так уверены, что я смогу их опознать?

— Мне известно, что они входили в число ваших тайных агентов в Амстердаме.

— Это более тридцати, а возможно, в сорока человек... Вы написали, что здесь имеется связь с долиной Бекаа.

— В том смысле, что долина Бекаа протянула свои щупальцы как в Амстердам, так и в Вашингтон.

— В Вашингтон?

— Совершенно определенно.

— Значит, они могут вернуться к выполнению своих неосуществленных планов? Совершенно ясно, что вы связываете их действия с теперешней ситуацией.

— Конечно. Вы помните, как пять лет назад, примерно за три недели до убийства вашей жены, президент Соединенных Штатов должен был приехать на конференцию НАТО в Гаагу?

— Помню, но конференцию отменили и перенесли ее проведение на месяц позже в Торонто.

— А помните почему?

— Конечно. Мы получили сведения, что долина Бекаа направила дюжину террористов в целях убийства президента... и других.

— Совершенно верно. И среди намеченных жертв были премьер-министр Великобритании и президент Франции.

— Но какая здесь существует связь?

— Я объясню вам это, когда вы прибудете сюда и опознаете двух неизвестных мужчин на фотографиях, что, я уверен, вы сможете сделать. Мой самолет будет ждать вас в аэропорту Сан-Хуана в половине пятого, служащий аэропорта покажет вам, где он находится... Кстати, меня зовут ван Ностранд, Нильс ван Ностранд. И если у вас есть какие-то сомнения, можете по каналам военно-морской разведки связаться с госсекретарем, директором ЦРУ и министром обороны. Но, ради Бога, не говорите им о содержании нашего разговора. Я уверен, они поручатся за меня.

— Все они очень высокопоставленные люди...

— Ив течение многих лет мои близкие друзья и соратники, — прервал Тайрела ван Ностранд. — Если вы просто скажете им, что, учитывая ваше задание, я попросил вас о встрече, уверен, они настоятельно порекомендуют вам сделать это.

61
{"b":"179","o":1}