ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кремль 2222. Куркино
Дочери смотрителя маяка
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
День Нордейла
Мой звездный роман
И снова девственница!
Эринеры Гипноса
Тетрадь кенгуру
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей

— Неужели вы действительно сможете посадить этот снаряд в каком-нибудь частном имении? — спросил Пул. — Ведь надо иметь посадочную полосу длиной свыше трех тысяч футов.

Пилот обернулся и бросил взгляд на Пула, одетого в гражданское.

— А вы сами летчик, мистер?

— Ну, я налетал несколько часов, конечно, не так, как вы, ребята, но и этого достаточно, чтобы понять, что вы не сможете посадить этот самолет на капустную грядку.

— Там не грядка, сэр, а бетонная полоса длиной свыше четырех тысяч футов с собственной диспетчерской вышкой. Хотя это и не совсем вышка, а стеклянный домик. Сегодня утром мы сделали несколько тренировочных взлетов и посадок, и должен сказать вам, что у мистера ван Ностранда все устроено по первому классу.

— Да, это чувствуется, — подал с заднего сиденья голос явно ошеломленный Хоторн.

— С тобой все в порядке, Тай? — спросила майор.

— Все отлично, хочу побыстрее добраться туда.

Через двадцать одну минуту самолет сделал разворот над обширной сельской местностью в штате Вирджиния. Внизу, через поля, проходила взлетно-посадочная полоса, обозначенная желтыми огнями. Пилот посадил самолет и подрулил к поджидавшему лимузину, рядом с которым стояла мототележка для гольфа.

Спустившихся по трапу из самолета троих пассажиров встретили двое мужчин: один в черном костюме и шляпе с опущенными полями, другой без шляпы, в спортивной куртке и коричневых галифе.

— Коммандер Хоторн? — спросил человек в куртке, обращаясь к Тайрелу. — Разрешите отвезти вас на мототележке в дом? Он всего в нескольких сотнях ярдов отсюда.

— Да, спасибо.

— А для леди и джентльмена, — подал голос шофер в шляпе, — приготовлены комнаты в «Шенандо Лодж». Десять минут езды. Не будете ли вы так любезны сесть в машину?

— Конечно, — ответила Кэти.

— Приличные колеса, — заметил Пул.

— Я приеду к вам позже, — добавил Хоторн. Водитель мототележки остановился и посмотрел на Тайрела:

— Ваша комната в главном доме, сэр. Все готово.

— Это идея мистера ван Ностранда, но у меня другие планы после нашей встречи.

— Он очень расстроится и, уверен, будет уговаривать вас остаться, коммандер, — добавил шофер лимузина, распахивая дверцу для Нильсена и Пула. — Кухарка приготовила потрясающий обед, я это точно знаю, потому что она моя жена.

— Передайте ей мои извинения...

— Боже мой, я совсем забыл о правилах приличия! — воскликнул Пул, повернувшись спиной к лимузину и посмотрев в сторону самолета.

— Какие правила приличия? — спросила Кэти, высовываясь из машины.

— Вы с коммандером попрощались с пилотами, а я нет. А они ведь так любезно объясняли мне, как работают все эти приборы.

— Что?

— Сейчас вернусь! — Лейтенант побежал к самолету. Было видно, как он быстро перекинулся несколькими словами с летчиками, оставшимися в кабине, и пожал им руки. Затем Пул быстро вернулся к лимузину, а Хоторн, усаживаясь в мототележку, с любопытством посмотрел на него. Молодой офицер не просто попрощался с пилотами, наверняка рассыпался в любезностях.

— Ну вот, — объявил Пул, — теперь я чувствую себя гораздо лучше. Папа всегда говорят мне, что нужно с благодарностью относиться к незнакомым людям, которые были добры к тебе. Поехали, мистер, не могу дождаться, когда наконец приму горячий душ. Уже несколько дней не принимал! Мама меня бы выпорола за то, что я так зарос грязью! Пока, коммандер! — Лейтенант забрался в машину. Тайрел нахмурился, а мототележка проехала между желтыми огнями взлетной полосы и направилась через лужайку к дому.

Лимузин свернул со взлетной полосы и выехал на извилистую дорогу, которая внезапно выпрямилась. В отдалении фары машины осветили большие железные ворота, слева от которых находилась сторожевая будка. В этот момент в ворота въехал другой лимузин и понесся им навстречу, промчавшись мимо так быстро, что невозможно было разглядеть сидевших в нем людей. Вдруг Джексон Пул перескочил с заднего сиденья на откидное, и, к своему изумлению, Кэти увидела у него в руке «вальтер».

— Послушайте, мистер шофер, — сказал Джексон, — остановите машину. Вам не кажется, что я забыл кое о чем?

— О чем, сэр? — спросил удивленный водитель.

— О коммандере Хоторне, паршивая свинья! — Лейтенант поднес ствол пистолета к правому виску шофера. — Разворачивай эту бандуру и выключи фары!

— Что ты делаешь, Джексон? — воскликнула Кэтрин.

— Дело нечисто, Кэти, я говорил это раньше и говорю теперь... Поворачивай, ублюдок, а то твои мозги вылетят через окно!

Лимузин начал разворачиваться, и, когда он выехал на траву, шофер резко рванулся вправо к красной кнопке тревоги. Но он так и не дотянулся до нее. Пул вырубил его ударом пистолета по шее. Тот моментально обмяк, лейтенант выдернул его тело с переднего сиденья, перелез через перегородку из непрозрачного стекла и схватился за руль, ища ногой тормоз. С громким визгом машина остановилась под развесистыми лапами сосны, всего в семи футах от ствола. Пул откинул голову на сиденье и глубоко вздохнул.

— Пора, наверное, все объяснить, — подала голос с заднего сиденья напуганная Кэти. — Джексон, ты полагаешь, что человек, открыто предложивший Тайрелу навести о нем справки у госсекретаря, министра обороны и директора ЦРУ, не только лжет, но и затевает что-то более страшное?

— Если я ошибся, то извинюсь, уйду в отставку, поеду в Калифорнию к своей младшей сестренке и стану таким же богатым, как она.

— Это не объяснение, лейтенант. Изволь выражаться яснее!

— Я вернулся к этим двум пилотам...

— Да, точно, сказал, что забыл попрощаться, хотя совершенно определенно сделал это. А затем заявил, что несколько дней не принимал горячий душ, а сам всего пять часов назад в отеле в Сан-Хуане проторчал под душем сорок пять минут.

— Надеюсь, Тайрел понял мой намек...

— Какой намек?

— Что дело нечисто. Эти два летчика не являются постоянными служащими ван Ностранда, — пояснил лейтенант. — Постоянные пилоты в отпуске. Помнишь, как эти сказали, что несколько раз утром тренировались взлетать и садиться?

— Ну и что? Сейчас лето, а люди всегда летом уходят в отпуск.

— А как обычно поступаем мы, когда хотим сохранить в тайне часть проводимой операции?

— Заменяем экипажи, естественно, обычно берем их с других баз. И что дальше?

— Не замечаешь связи?

— Нет.

— Тогда пораскинь мозгами, Кэти. У этих двух воздушных наездников имеется заполненный флайт-план на полет в международный аэропорт Дуглас, это в Шарлотте, штат Северная Каролина. Там их будет ожидать правительственный эскорт. В качестве пассажира указан один мужчина с дипломатическим статусом, подтвержденным госдепартаментом. Эти пилоты никогда не имели дела с людьми такого уровня, они немного нервничали, и я подозреваю — из-за того, что сами нечисты на руку.

— Что ты еще выяснил, Джексон?

— Им сказали, что пассажиром будет лично ван Ностранд я по расписанию они должны взлететь через час.

— Через час?

— Не слишком много времени для прекрасного обеда и чертовски важного разговора, не так ли? Похоже, что эти ребята просто воздушные бродяги, не гнушающиеся темными делишками, включая перевозку наркотиков, выполняющие различные поручения подпольных дельцов.

— Они показались мне вполне приличными...

— Ты деревенская девушка, Кэти, а я из Нового Орлеана. Тебе вешают лапшу на уши, а ты и млеешь... Нет, я никогда не позволю себе такого.

— Что нам теперь делать?

— Не люблю выглядеть паникером, но... пистолет Тайрела у тебя?

— Нет, он привязал его к ноге.

— Сейчас я посмотрю у шофера. Ого, да у него целых два! Большой и еще маленькая такая штучка... Держи большой пистолет и оставайся в машине, а второй я положу в свой великолепный пиджак. Если кто-то приблизится к машине, вопросов не задавай, а просто стреляй, а если этот сукин сын шофер очухается, тресни его хорошенько по голове.

— Не пори чушь, лейтенант, я пойду с тобой!

64
{"b":"179","o":1}