1
2
3
...
67
68
69
...
138

Это была шахматная партия, придуманная в преисподней, где короли и пешки постоянно воевали друг с другом, но уничтожить друг друга могли, только погибнув вместе... Но этого нельзя допустить, она ведь так близко подошла к своей цели. Всего несколько дней, и Ашкелон будет отомщен. Смерть всем властям! Теперь ее нельзя было остановить!

Париж. Надо все выяснить.

— Что происходит? — шепотом спросил Николо, тяжело дыша, он все еще не пришел в себя от стрельбы и поспешного бегства. — Ты должна мне объяснить.

— К нам это не имеет отношения, — ответила Бажарат, снимая трубку автомобильного телефона. Она набрала код Парижа и номер телефона на рю Корниш. — Полин? — возбужденно спросила Бажарат. — Больше ни с кем я разговаривать не буду.

— Да, это я, — подтвердил женский голос в Париже. — А вы...

— Единственная дочь падроне.

— Этого вполне достаточно. Чем могу помочь?

— Саба звонил еще раз?

— Конечно, мадам, и в очень возбужденном состоянии. Спрашивал, почему вас не было на острове Саба, но я уверена, что успокоила его. Его удовлетворили мои объяснения.

— Удовлетворили?

— Он проглотил сказку о том, что ваш дядюшка переехал на другой остров и что вы знаете, где искать его, когда вернетесь на острова.

— Его компания «Олимпик чартера» находится в Шарлотте-Амалии, да?

— Этого я не знаю, мадам.

— Тогда забудьте мои слова. Я оставлю ему сообщение.

— Конечно, мадам, до свидания.

Бажарат нажала кнопку отбоя и набрала номер компании «Олимпик чартера» на острове Сент-Томас. Ответил автоответчик, и она услышала то, что и ожидала услышать в этот час:

"Вы звоните в компанию «Олимпик чартера», Шарлотта-Амалия, Контора закрыта и откроется завтра в шесть часов утра. Если у вас чрезвычайное сообщение, пожмите единицу, и вас соединят с патрульной службой береговой охраны. Или, если хотите, можете оставить сообщение.

— Дорогой мой, это Доминик! Звоню тебе, совершая скучный круиз вдоль побережья Италии, сейчас я у Портофино, а это, как вы, американцы, говорите, ужасная дыра! Но есть и хорошая новость: я возвращаюсь через три недели. Убедила мужа, что должна вернуться к дяде, он сейчас живет на Дог-Айленде. Извини, что не сказала тебе об этом раньше, но я ведь упоминала о том, что он переезжает, так ведь? Полин отругала меня за это, но сейчас это не имеет значения. Скоро мы будем вместе. Я люблю тебя!

Бажарат положила трубку, с раздражением встретившись с недоуменным взглядом Николо.

— Почему ты говоришь такие вещи, Каби? — спросил юноша. — Разве мы улетаем назад на острова? Куда мы едем? Этот вечер, стрельба, ваше бегство! Что происходит, синьора? Ты должна мне объяснить!

— Я не могу объяснить тебе того, чего сама не знаю, Нико. Ты же слышал, шофер сказал, что это грабители. Владелец поместья фантастически богатый человек, а сейчас в Америке неспокойные времена. Повсюду совершаются преступления, поэтому здесь охрана. Она всегда должна быть готова к таким ужасным вещам, но к нам это не имеет никакого отношения, поверь мне.

— Мне трудно поверить. Если там такая охрана, то почему мы сбежали?

— Из-за полиции, Николо! Сюда прибудет полиция, а нам нужно избежать расспросов с ее стороны. Мы в этой стране гости, и все это так унизительно, поднимется шум... Что подумает Анджелина?

— Ох... — Обеспокоенный взгляд портового мальчишки несколько смягчился. — А зачем мы вообще приехали сюда?

— Я сообщила своим друзьям, что нам понадобится свой дом и слуги... Кроме того, хозяин этого поместья должен был найти мне секретаря, потому что мне надо написать дюжину писем.

— У тебя на все есть объяснение, и ты такая разная. — Молодой итальянец продолжал внимательно смотреть на женщину, спасшую ему жизнь в Портичи.

— Ты лучше думай о деньгах, которые ждут тебя в Неаполе, а мне еще надо кое-чем заняться, малыш.

— Наверное, тебе надо организовать нам ночлег.

— А, теперь и ты стал рассуждать разумно. — Бажарат нажала кнопку переговорного устройства и связалась с шофером. — Друг мой, здесь есть какой-нибудь приличный отель, который вы могли бы нам предложить?

— Да, мадам, я уже позвонил туда, и они ждут вас. Естественно, как гостей мистера ван Ностранда. Называется он «Шенандо Лодж», и вы найдете его вполне приличным.

— Спасибо.

Тайрел прополз по траве, прячась в тени окружающих сосен. Каменная сторожевая будка с двумя шлагбаумами, перекрывающими двухрядную дорогу, находилась теперь от него не более чем в сотне футов. Однако последние тридцать-сорок футов представляли собой открытое пространство между дорогой и стеной высотой десять футов раскинулась ухоженная лужайка без деревьев. Металлические верхушки закругленных столбов стены зловеще поблескивали, и даже непосвященному человеку было понятно, что по краю стены пропущен мощный электрический ток. И совершенно ясно было, что два шлагбаума, перекрывающие дорогу, не были обычными деревяшками, их толщина показывала, что выполнены они из рессорной стали. Сломать такие шлагбаумы мог только танк, а автомобиль любого размера при столкновении с этой стальной преградой просто разбился бы. Шлагбаумы были опущены.

Хоторн внимательно оглядел сторожевую будку. Она была квадратной, сложенной из камня, в стенах — окна с толстыми стеклами, крышу венчала башенка в стиле средневекового замка. Покойный ван Ностранд, он же Нептун, был осторожным человеком, вход в его поместье был защищен от машин и пуль, и горе тому непрошеному гостю, который попробовал бы перебраться через стену. Он умер бы еще до того, как его труп обуглился.

В окне будки никого не было видно, поэтому Тайрел быстро пересек открытое пространство и прижался к каменной стене будки. Медленно, очень медленно он продвинулся влево и заглянул сквозь пуленепробиваемое стекло. То, что он увидел, не просто ошеломило его, представшая взору картина не укладывалась в сознании! В десяти футах от двери стоял стол, а в кресле рядом со столом, уронив на него окровавленную голову, сидел одетый в форму охранник. Его убили не одним выстрелом, а выпустили в голову несколько пуль.

Хоторн обогнул будку и подошел к двери — она была открыта. Он вбежал внутрь и огляделся, пытаясь запомнить все, что видел. Будка была забита различной техникой: три ряда телевизионных экранов, они работали, охватывая все уголки территории поместья; через микрофоны в будке слышался щебет птиц, шум листвы и даже шелест высокой травы.

Почему убит охранник? Почему? Для чего это было сделано? А где при этом были его напарники? Такой человек, как Нептун, а тем более его сумасшедший начальник охраны никогда бы не поручили стеречь вход одному человеку, это просто глупость, а ни ван Ностранд, ни начальник охраны не были дураками — негодяями, возможно, да, но уж никак не дураками. Тайрел осмотрел оборудование, сожалея, что рядом нет Пула. Различная маркировка на приборах указывала, что здесь применяется и аудио — и видеотехника. Разобраться во всем этом можно было, если нажимать нужные кнопки, но если сделать что-то не так, то можно было стереть все пленки.

Самое загадочное: почему в будке никого не было? Что заставило всех убежать отсюда? Стрельба? Вряд ли. Все охранники были вооружены, о чем свидетельствовал труп в кресле, в кобуре у которого торчал пистолет 38-го калибра. Ван Ностранд, безусловно, нанимал преданных людей, так почему же высокооплачиваемые исполнители бросили своего щедрого хозяина? Трудно предположить, что они найдут себе лучшую работу.

Зазвонивший телефон не просто ошеломил Хоторна, но буквально поверг его в шок... «Учитесь хладнокровно управлять собой, лейтенант, сохраняйте ледяное спокойствие. В случае какой-то неожиданности постарайтесь убедить себя, что это обычное дело».

Он вспомнил эти слова инструктора на заре его службы в военноморской разведке, и эти слова Тайрел и сам повторял многим людям, работавшим с ним... в Амстердаме.

Хоторн снял трубку телефона и покашлял несколько раз, прежде чем заговорить.

68
{"b":"179","o":1}