1
2
3
...
68
69
70
...
138

— Ну что? — пробормотал он неясным, недовольным тоном.

— Да что тут происходит? — закричал женский голос на другом конце провода. — Ни до кого не могу дозвониться: ни до мистера ван Ностранда, ни до своего мужа в машине — ни до кого! А где вы были пять минут назад? Я звонила, но мне никто не ответил!

— Выходил по делам, — грубо ответил Хоторн.

— Я слышала выстрелы, много выстрелов!

— Наверное, охотятся на оленя, — буркнул Тайрел, припомнив игру в прятки Пула с пилотами.

— Из автоматов? Ночью?

— Кому что нравится.

— Сумасшедшие люди, да здесь вообще все сумасшедшие!

— Да...

— Ладно, если дозвонитесь до мистера ван Ностранда или до кого-нибудь еще, скажите, что я заперла все двери и торчу на кухне. Если хотят обедать, пусть позвонят мне! — С этими словами кухарка бросила трубку.

После разговора с женщиной ситуация показалась Хоторну еще более невероятной. Все сбежали, возможно, убив охранника, не пожелавшего присоединиться к остальным. Похоже было, что наступил конец света, и по всему поместью раздавался зловещий шепот: «Пора! Сегодня ночью. Спасайся кто может!» Как это еще можно объяснить иначе?.. И все-таки ответ был, единственный верный ответ, имеющий отношение к Бажарат, но этот ответ покоился в мертвых клетках мозга ван Ностранда.

Хоторн вытащил из кобуры мертвого охранника забрызганный кровью пистолет и, держа его двумя пальцами, прошел в маленькую ванную, где вытер пистолет бумажным полотенцем и сунул его за пояс. Вернувшись в комнату, он снова внимательно осмотрел ее, уделив особое внимание пульту управления, расположенному на ближайшем к выходу столике. Хоторн предположил, что именно с помощью этого пульта поднимается и опускается шлагбаум. На пульте было шесть разноцветных кнопок, образовывавших два одинаковых треугольника. Слева внизу располагались зеленые кнопки, справа — коричневые, в вершине каждого треугольника находились более крупные красные кнопки. Под каждой кнопкой имелась желтая пластинка с соответствующими надписями, сделанными черными буквами: «ОТКРЫТО. ЗАКРЫТО», а под красными кнопками более крупно: «ТРЕВОГА».

Тайрел выбрал левый треугольник и нажал зеленую кнопку «ОТКРЫТО». Ближайший шлагбаум медленно поднялся. Он нажал коричневую кнопку, и шлагбаум опустился на место. Чтобы окончательно убедиться, Тайрел повторил аналогичную процедуру с правым треугольником, при этом поднялся и опустился дальний шлагбаум. Нажимать красную кнопку «ТРЕВОГА» у него не было никаких причин.

Хоторн принял решение, убеждая себя, что риск, по крайней мере, минимальный. Он встретится с Пулом и Кэтрин на взлетной полосе и сообщит им свое решение. Джексон с Кэтрин могут или вылететь вместе с пилотами в Шарлотту, Северная Каролина, и выяснить, что за эскорт будет встречать там ван Ностранда, или могут остаться с ним и помочь тщательно обыскать кабинет ван Ностранда. Пусть сами решают, но в любом случае они окажут ему огромную помощь. Встречу в аэропорту мог заранее организовать кто угодно, и концы наверняка спрятаны или прикрыты какими-нибудь фальшивыми документами, однако все же можно попытаться размотать эту ниточку. Но, с другой стороны, ему не помешают еще две пары глаз во время обыска кабинета и жилых помещений в доме. Человек, в такой спешке покидающий свое поместье, вполне мог забыть об осторожности и оставить какие-нибудь улики.

Хоторн поднял с залитого кровью стола труп охранника, ухватил под мышки и отволок в ванную. Вымыв руки в небольшой раковине, он вдруг услышал шум автомобильного двигателя — громкий, даже надрывный, но вдруг внезапно оборвавшийся... Может быть, он ошибся? Может быть, это все-таки по тревоге прибыла полиция? С трудом соображая, Тайрел выскочил из ванной, поднял с пола фуражку охранника, взглянул в окно и почувствовал облегчение. Голубой «шевроле» не принадлежал полиции, и он не въезжал в имение, а выезжал из него. Он взглянул на пульт управления, на кнопки, инстинктивно сообразив, что надо воспользоваться кнопками правого треугольника.

— Да? — спросил он, щелкнув выключателем, расположенным рядом со встроенным микрофоном.

— Что за идиотский вопрос? — раздался из динамика раздраженный женский голос. — Выпусти меня отсюда! И когда мой болван муженек вернется, передай ему, что я уехала к сестре. Он найдет меня там... Эй, минутку! Ты кто такой?

— Я новенький, мадам, — сказал Тайрел, нажимая зеленую кнопку. — Приятной вам ночи, мадам.

— Чокнутые, вы все здесь чокнутые! Самолеты летают, автоматы стреляют, что дальше? — «Шевроле» рванул в темноту, и Хоторн опустил шлагбаум. Оглядев еще раз комнату, Тайрел подумал о том, что бы ему могло здесь пригодиться. Да, может быть, вот это! На столе, промокший от крови, лежал большой журнал. Он открыл его и стал перелистывать слипшиеся страницы, на которых были записаны имена, даты и время прибытия гостей ван Ностранда начиная с первого числа месяца, то есть за восемнадцать дней. В спешке или по забывчивости, но Нептун совершил первую ошибку. Тайрел закрыл журнал, сунул его под мышку, и вдруг его осенило. Он швырнул журнал на стол и начал лихорадочно листать страницы, ища список сегодняшних посетителей. Ему нужны были имена людей, поспешно удравших в лимузине из коттеджа для гостей. В журнале было записано только одно имя, но его было вполне достаточно, чтобы ошарашить Хоторна! Или обладательница этого имени не подозревала, что оно известно ее преследователям, или, наоборот, исключительно из чувства маниакального самолюбия оставила в журнале свое имя, как бы на память официальным комиссиям и историкам. Она не боялась, что о лей узнают.

Мадам Лебажерон, Париж.

Лебажерон.

Баж.

Доминик.

Бажарат!

Глава 19

Тайрел выскочил из сторожевой будки и помчался через лужайку, срезая путь к взлетной полосе. Однако, пробежав немного, он остановился, еще точно не понимая, почему сделал это. И тут до него дошло: он ожидал увидеть цепочку желтых огней, но их там не было, впереди была только темнота. Он снова побежал вперед, на этот раз еще быстрее, и проскочил в узкий проход в живой изгороди, обрамлявшей лужайку.

Он думал, что Нильсен и Пул будут поджидать его вместе с двумя пилотами на видном месте на взлетной полосе, но там никого не было. Что-то не так. Тайрел сунул журнал регистрации под куст, присыпал его землей и еще раз внимательно оглядел взлетную полосу.

Тишина. Никого. Только желтовато-белые очертания самолета «Гольфстрим».

Что-то шевельнулось... Какое-то движение! Но где? Он уловил это движение краешком глаза — справа, за бетонной полосой. Хоторн напряг зрение, всматриваясь туда, и выглянувшая луна помогла ему, ее свет отразился, словно от зеркала. Это была диспетчерская вышка, хотя именно вышкой ее и нельзя было назвать, потому что это было одноэтажное здание из стекла, с параболической антенной, поднятой высоко над крышей и прикрепленной к крыше тросами. Кто-то двигался за одним из больших окон, и эти движения отражались в лунном свете.

Луна снова скрылась за облаками. Хоторн упал на траву, прополз назад за живую изгородь, там встал и побежал вдоль изгороди, обогнув конец взлетной полосы. Уже через минуту он был в ста ярдах от «вышки». Тайрел тяжело дышал, пот градом катился по лицу, рубашка взмокла. Неужели, пилотам удалось одолеть Кэти и вооруженного лейтенанта ВВС? Учитывая сноровку Пула, дело не обошлось бы без стрельбы, но, никакой стрельбы не было.

Снова движение! Смутный силуэт быстро приблизился к громадному окну и тут же пропал из вида... Наверное, они заметили его, когда он пробегал мимо проходов в живой изгороди, а теперь наблюдают за ним. Внезапно недавние воспоминания охватили Хоторна. Это было три дня назад, три ночи... Безымянный остров к северу от пролива Анегада... Огонь, Один из самых могущественных образов для людей и животных, и это еще раз подтвердили мечущиеся, надрывающиеся от лая сторожевые псы в крепости падроне.

Стоя позади живой изгороди, Тайрел пошарил руками по земле в поисках веток, высушенных летним солнцем. В самой изгороди тоже было полно сухих, сломанных веток. Через четыре минуты напряженной работы у ног Хоторна уже образовалась куча почти в фут высотой и в два фута шириной. Сунув руку в карман брюк, Тайрел достал коробок спичек, которые всегда носил с собой еще с тех времен, когда был заядлым курильщиком. Чиркнув спичкой, он поджег снизу кучу сухих веток, упал на четвереньки и перебежками двинулся вправо вдоль изгороди. Теперь он находился рядом со стеклянной «вышкой», ее металлическая дверь была менее чем в восьмидесяти футах от него.

69
{"b":"179","o":1}