ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, — ответил бармен. — Пять лет назад я таскал рыбу с судов и разводил по кроватям напившихся туристов. Это не жизнь, парень, поэтому я постарался изменить свое положение и теперь вот научился, как можно вдрызг напоить этих туристов.

— Хорошая карьера.

— Плохая карьера, Тай-бой, — сказал Роджер. Он внезапно перешел на шепот и сунул руку под стойку. — Сюда с тропинки свернули два парня, похоже, ищут кого-то, а здесь, кроме тебя, никого нет. Что-то они мне не нравятся, все время ощупывают что-то под пиджаками и идут слишком медленно. Но ты не беспокойся, у меня есть пистолет.

— Эй, да о чем ты говоришь, Родж? — Хоторн отвернулся от стойки. — Джефф! — крикнул он. — Это ты, Кук? И Жак тоже? Черт побери, парни, что вы тут делаете? Убери пушку, Роджер, это мои старые друзья.

— Уберу, когда увижу, что у них нет оружия.

— Эй, ребята, это тоже мой старый друг, а на островах немного неспокойно в последнее время. Вы просто вытащите руки из карманов и скажите ему, что у вас нет оружия. Хорошо?

— Каким бы образом у нас могло оказаться оружие? — презрительно заметил Джеффри Кук. — Мы оба прилетели международными рейсами, где все проверяют на металл детектором.

— Совершенно верно, — подтвердил Ардисон по кличке Ришелье.

— С ними все в порядке, — объявил Хоторн, отошел от стойки и обменялся рукопожатиями с приятелями. — А помните, как мы с вами плавали... Эй, а почему вы здесь? Я думал, что вы оба уже в отставке.

— Надо поговорить, Тайрел, — сказал Кук.

— Причем срочно, — добавил Ардисон. — Не будем попусту тратить время.

— Минутку. Внезапно ломается мой исправно работавший двигатель, внезапно из темноты ночи на пляже появляется Кук с нашим старым другом Ришелье с Мартиники. Что происходит, джентльмены?

— Я же сказал, что надо поговорить, Тайрел, — продолжал настаивать Джеффри Кук из МИ-6.

— А я в этом не уверен, — ответил бывший коммандер Хоторн из военно-морской разведки США. — Если вы хотите поговорить со мной о делах, имеющих отношение к Вашингтону, то забудьте об этом.

— У тебя есть все основания ненавидеть Вашингтон, — сказал Ардисон на своем английском, отличавшемся сильным акцентом, — но у тебя нет никаких причин отказываться выслушать нас. Ты можешь назвать такую причину? Мы старше тебя — не старые, а старше, — и ты был прав, когда сказал, что нам пора в отставку. Но, говоря твоими же словами, мы внезапно не ушли в отставку. А почему? Разве это недостаточная причина, чтобы выслушать нас?

— Послушайте меня, парни, внимательно послушайте... Вы представляете службу, лишившую меня женщины, с которой я собирался прожить до конца своих дней. В результате этих проклятых игр ее убили в Амстердаме, поэтому я надеюсь, что вы понимаете, почему я не хочу разговаривать с вами... Роджер, налей этим секретным агентам выпить и запиши на мой счет. А я отправляюсь на яхту.

— Ты же знаешь, Тайрел, что ни я, ни Ардисон не имеем никакого отношения к Амстердаму, — сказал Кук.

— Зато имеют все эти проклятые игры, и вы это тоже знаете.

— Самое отдаленное, друг мой, — вмешался Ришелье. — Мы ведь можем вместе отправиться в плавание?

— Послушай, Тай. — Джеффри Кук с силой; сжал плечо Хоторна. — Мы ведь были добрыми друзьями, и нам действительно надо поговорить.

— Проклятье! — выкрикнул Тайрел, хватая Кука за руку. — У него шприц... шприц! Он уколол меня через рубашку! Пистолет, Роджер!

Но, прежде чем бармен успел достать пистолет, Ришелье поднял руку, прицелился, и из его рукава вылетела ампула с наркотическим веществом, вонзившись в шею бармена.

Солнце уже взошло. Сквозь пелену тумана перед Хоторном начали всплывать какие-то лица, но совсем не те, которые возникали в проблесках сознания. Лица, склонившиеся над ним, не принадлежали ни Куку, ни Ардисону. Совсем наоборот, это были знакомые черты Марти и его напарника механика Мики с Верджин-Горды.

— Ну как ты себя чувствуешь? — спросил Марти.

— Может быть, хочешь глоток джина, приятель? — сказал Мики. — Иногда это здорово просветляет голову.

— Что случилось, черт побери? — Тайрел заморгал, щурясь от яркого солнечного света, бившего в окна. — А где Роджер?

— На соседней кровати, — ответил Марти. — Мы обнаружили, что вы живы, и заняли эту виллу, а привратнику сказали, что в дом забрались змеи.

— Но на Горде нет змей.

— А он не знает об этом, — сказал Мики, — какой-то простофиля из Лондона.

— А где же Кук и Ардисон?.. Ну, те парни, которые усыпили нас?

— Да вон они, Тай-бой, — ответил Марти, указывая на два стула с высокими спинками в другом конце комнаты. Кук и Ардисон сидели привязанные к стульям, рты у них были замотаны полотенцами. — Я был вынужден сделать то, что мне приказали, сославшись при этом на интересы британской короны. Но никто не приказывал мне, как поступить после этого. Мы все время не выпускали тебя из вида, и если бы эти ублюдки на самом деле посягнули на твою жизнь, они давно бы уже кормили акул возле острова Акул.

— Значит, на самом деле двигатель не сломался?

— Да, с ним все в порядке, парень. Один высокий правительственный чиновник позвонил мне лично и сказал, что надо сымитировать поломку для твоей же пользы. Ничего себе польза, а?

— Это точно, — согласился Хоторн, поднимая голову от подушки и разглядывая связанных бывших друзей.

— Эй, ребята! — раздался сдавленный крик бармена Роджера с соседней кровати. Голова его моталась взад-вперед.

— Посмотри, что с ним, Марти, — приказал Тайрел, спуская ноги с кровати на пол.

— С ним все в порядке, Тай, — ответил Мики, склонившись над темнокожим барменом. — Я заставил этого старого французишку рассказать, что они с вами сделали. Он сказал, что вы будете находиться в бессознательном состоянии пять-шесть часов.

— Шесть часов уже прошло, Мики. Теперь начинаются другие шесть часов, которые могут продлиться и дольше.

Женщина помогла юноше закрепить корпус шлюпа на песке, обмотав носовой канат вокруг камня, который торчал позади прохода в стене, отгораживающей небольшой пляж. Проход был скрыт виноградной лозой и пышными вьющимися растениями.

— Теперь он никуда не денется, Николо, — сказала женщина, оглядывая останки шлюпа. — Да это и не имеет значения, мы вполне можем пустить эту посудину на дрова.

— Ты с ума сошла! — Мускулистый юноша принялся собирать с палубы шлюпа припасы и ружья. — Только по милости Божьей мы не погибли и не покоимся на морском дне.

— Возьми винтовку, а остальное оставь, — приказала Бажарат. — Нам ничего из этого не понадобится.

— Откуда ты знаешь? Где мы? Зачем ты сделала это?

— Потому что была вынуждена.

— Ты не ответила мне!

— Ладно, прекрасное дитя. Думаю, что ты заслужил ответ.

— Заслужил? Я три дня болтался между жизнью и смертью, чуть с ума не сошел от страха. Да, я тоже считаю, что заслужил ответ.

— Ладно тебе, все было не так уж страшно. Ты так и не понял, что мы не удалялись от берега больше чем на двести-триста метров и всегда держались подветренной стороны. Поэтому-то мы так часто и ложились на другой галс... Вот, правда, с молниями я ничего не могла поделать.

— Ненормальная, ты просто ненормальная!

— Вовсе нет. Не так давно я почти два года плавала в этих водах, так что очень хорошо знаю их.

— Но зачем тебе понадобилось это? Ты ведь чуть не погубила нас! А почему ты застрелила негритянку? Бажарат кивнула в сторону трупа.

— Забери ее пистолет. Во время прилива вода здесь поднимается, так что ночью ее тело унесет в море.

— Но ты мне так ничего и не ответила!

— Давай внесем ясность, Николо. Ты имеешь право знать только то, что я пожелаю рассказать тебе. Я спасла тебе жизнь, малыш, за большие деньги спрятала тебя от портовой шпаны, которая убила бы тебя при первой же встрече. Кроме того, я положила на твое имя в «Банко ди Наполи» одиннадцать миллионов лир. За все это я имею право не касаться тем, которые предпочитаю не обсуждать... Забери оружие.

7
{"b":"179","o":1}