ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так это были вы? Значит, вы просто глупец! Ничего нельзя оставлять после себя, неужели вы этого не понимаете? Я сообщу Нильсу о вашей неосторожности.

— Оставлять после себя?..

— Утром мы уезжаем отсюда, — прошептала бывшая домоправительница Марса и Нептуна и снова закашлялась. — Разве он не сказал вам об этом?

— Да, сказал. Мы как раз занимаемся приготовлениями.

— Все приготовления уже сделаны, глупец! Брайан только что улетел на нашем самолете, чтобы все окончательно устроить. Португалия! Разве она не прекрасна? Все наши вещи уже отправлены... А где Нильс — мистер ван Ностранд? Я должна сообщить ему, что все закончила.

— Он наверху, проверяет... личные вещи.

— Странно. Мы с Брайаном все собрали утром, не пропустили ни одной вещи. А его одежду, пижамы, туалетные принадлежности я выложила, потому что их можно оставить этим арабам.

— Арабам? Ладно, хватит об этом! Итак, вы только что закончили для него, миссис Альварадо... Вас ведь так зовут, да?

— Конечно, мадам Гретхен Альварадо. Первый муж моей матери геройски проявил себя во время войны, он воевал в спецкоманде.

— Какой вы замечательный человек, леди.

— Матерь Божья, — мечтательно продолжила Гретхен Альварадо, — те ранние деньки с Марсом и Нептуном поистине были волшебными, но, естественно, мы никогда не говорим о них.

— Так что вы только что закончили для мистера ван Ностранда?

— Молиться, конечно. Он попросил меня пойти в нашу каменную часовню на холме я помолиться Всевышнему за наше счастливое спасение. Уверена, вы знаете, что мистер ван Ностранд очень набожен, прямо как священник... По правде говоря, молодой человек, я помолилась слишком быстро, потому что в часовне явно сломался кондиционер. У меня потекли слезы и стало трудно дышать. Только не говорите ему об этом, но у меня до сих пор ужасно болит в груди. Не говорите ему, а то он забеспокоится. — Вы вышли из часовни?..

— Я пошла вниз по дороге и увидела, как вы бежите. Я подумала, что это Брайан, поэтому побежала за вами и заметила, как вы прячете журнал и засыпаете его землей.

— И что дальше?

— Точно не помню. Естественно, я очень расстроилась и хотела крикнуть вам, но вдруг почувствовала, что мне очень трудно дышать — только не говорите об этом Нильсу, — ив глазах все потемнело. Когда сознание прояснилось, оказалось, что я лежу на земле, а вокруг все горит! Я представительно выгляжу? Нильс хочет, чтобы я всегда выглядела величественно.

— Вы выглядите просто прекрасно, мадам Альварадо, но вы должны ответить мне на один вопрос, только быстро. Мистер ван Ностранд попросил меня позвонить в одни из лимузинов, дело очень срочное. Как это сделать?

— О, это очень просто... Когда я увидела здесь свет, то решила выяснить, кто... — Старая секретарша-аристократка не закончила фразу, ее тело сотрясла судорога, она прижала руки к груди, и журнал упал на землю. Лицо женщины, казалось, вздулось, глаза вылезли из орбит.

— Успокойтесь! — закричал Хоторн, который не мог дотянуться до женщины через окно. — Обопритесь на стену... Вы должны сказать мне! Как звонить в лимузины? Вы сказали, что это просто... Что мне надо делать? — Это... было... просто. — Женщина с трудом выдавливала из себя слова, судорожно глотая воздух. — А, сейчас нет... Нильс поручил мне уничтожить все записи... телефонных номеров.

— Но какие в лимузинах номера телефонов?

— Я... не акаю... это было очень давно. — Внезапно женщина сдавленно вскрикнула и схватилась руками за горло, в свете луча фонарика ее лицо сивело на глазах.

Хоторн выпрыгнул из окна на землю, выронив при этом фонарик. Подобрав его, он подбежал к Гретхен Альварадо, и в этот момент в проеме окна появилась Кэтрин Нильсен.

— Там есть бар, — крикнул ей Тайрел, — включи свет и принеси воды!

Тайрел принялся массировать горло женщине, и в этот момент в библиотеке зажегся свет. Он похолодел при виде представшей перед ним картины: искаженное от боли лицо пепельно-синего цвета, красные глаза с расширенными зрачками, тщательно уложенный парик из седых волос, наполовину съехавший с лысой головы. Гретхен Альварадо была мертва.

— Вот вода! — Кэти протянула Хоторну кувшин с водой. И вдруг она увидела лицо женщины. — О Боже, — прошептала Кэти, резво отвернувшись, словно ее затошнило. Однако она быстро взяла себя в руки. — Что с ней случилось?

— Ты сама бы это поняла, если бы почувствовала этот запах... а может, и не поняла бы. Химики называют его «гремучим газом». Если вдыхать его несколько секунд, он быстро проникает в легкие и вызывает кашель. И если его сразу полностью не удалить из организма, человек в течение часа, а то и раньше, умирает.

— Но если промывать организм пациенту будет неопытный доктор, то пациент просто захлебнется, — подал голос Пул, внезапно появившийся из темноты. — Я читал об этом, и этому уделялось большое внимание в ходе «Бури в пустыни»... Кто она такая?

— Преданная служанка Марса и Нептуна, или бывшая домоправительница, — ответил Тайрел. — Она только что молиилась за них в часовне и заслужила за это благодарность — в виде баллончика с газом, который, как мне думается, был спрятан в кондиционере.

— Замечательные ребята.

— Ладно, Джексон, помоги мне. Положим ее в библиотеке рядом с любимым хозяином, и уйдем отсюда.

— Уйдем? — удивленно спросила Кэти. — Но мне казалось, что ты хотел здесь все тщательно обыскать.

— Мы напрасно потеряем время, Кэти. — Хоторн поднял с земли запачканный кровью журнал регистрации и сунул его за пояс. — Эта леди хоть и была малость не в себе, но с послушностью робота выполняла приказы ван Ностранда. Бели она сказала, что здесь все чисто, значит, так оно и есть... Захвати эту квитанцию, пусть она будет у нас.

Шофер первого лимузина так и лежал связанный, он был без сознания, и его решено было оставить на месте. За руль сел Пул, видя, как устал уже немолодой бывший офицер военно-морской разведки.

— Поверь мне, это все из-за беготни и лазанья через окна, — сказал он Тайрелу.

— Только не думай, что уже можешь командовать, — ответил ему Тайрел с заднего сиденья, где он развалился, вытянув нестерпимо ноющие ноги. — Майор, проверь телефон, — приказал онн Нильсен, сидящей впереди рядом с Пулом. — Поищи какие-нибудь инструкции или номера, чтобы можно было позвонить во вторую машину. И в бардачок не забудь заглянуть.

— Здесь ничего нет, — сообщила Кэти, когда Пул уже выехал из поместья на дорогу, открыв предварительно шлагбаум в соответствии с инструкциями Хоторна. — Может быть, попросить телефонистку выяснить номер второго лимузина?

— Но для этого надо знать свой номер телефона или хотя бы, по крайней мере, номер автомобиля, — подал голос Джексон. — Иначе они тебе не ответят.

— Ты уверен?

— Более чем. Это правила Федеральной комиссии связи.

— Черт бы ее побрал!

— А как насчет капитана Стивенса?

— Попытаюсь! — воскликнул Хоторн, снимая трубку телефона, укрепленного с дверцей. Он быстро набрал номер и сказал дежурному на коммутаторе, что звонит из машины по делу, не терпящему отлагательства:

— Срочно, код четыре ноль!

— Что ты здесь делаешь? — Закричал в трубку шеф военно-морской разведки. — Черт побери, ты же в Пуэрто-Рико!

— Нет времени на объяснения, Генри! Имеется лимузин, принадлежащий Нильсу ван Ностранду, номерной знак штата Вирджиния, только я не знаю номера его телефона...

— Ван Ностранду? — перебил его изумленный Стивенс.

— Да, именно ему. Мне нужен номер телефона этого лимузина.

— А ты знаешь, сколько лимузинов в штате Вирджиния, в такой близости от Вашингтона?

— А в скольких из них едет Бажарат?

— Что?

— Выполняй, капитан! — закричал Хоторн, пытаясь прочесть цифры на телефоне. — Перезвони мне по номеру... — Тайрел продиктовал Стивенсу номер телефона и положил трубку, дважды в рассеянности не попав на рычаг.

— Куда ехать, коммандер? — спросил Пул.

— Покрутись тут немного, не хочу нигде останавливаться до звонка Стивенса.

73
{"b":"179","o":1}