ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кого-то убили, Тай.

— Это я понял, но к нам это не имеет никакого отношения. Однако мы втянуты в кое-что другое, что может повлечь за собой серьезные аресты в стране.

— Прошу прощения?

— Военный эскорт ван Ностранда в аэропорту Шарлотты был организован по прямому указанию госсекретаря.

— О Боже, — тихо произнес Пул, внимательно глядя на Хоторна и закрывая окно. — Похоже, ты был абсолютно прав, когда говорил о таких людях.

— Этому должно быть какое-то объяснение, — вмешалась Нильсен, — и хотя ты оказался прав, между ним и Бажарат не может быть никакой связи.

— У него были очень тесные связи с ван Нострандом, настолько прочные, что госсекретарь готов был помочь ему улизнуть из страны при чертовски странных обстоятельствах. А ван Ностранд — мистер Нептун — прятал Кровавую девочку в коттедже для гостей всего в нескольких сотнях ярдов от своей библиотеки. Вернемся снова к буквам. Если А равно В, а В равно С, то между А и С существует определенная взаимосвязь.

— Но ты сказал, что видел двух мужчин, садящихся в лимузин, Тай. Один в шляпе...

— И обычно ее надевают, чтобы прикрыть лысую голову, — оборвал Тайрел. — Это я тоже сказал, Джексон, но я ошибся. Это были не двое мужчин: одна из них была женщина, а шляпа может прикрывать не только лысину, но и женские волосы.

— Это действительно была Бажарат, — прошептала Кэти. — Так близко!

— Очень близко, — согласился Тайрел и нахмурился. — У нас нет выбора... у меня нет выбора, и не стоит тратить время. — Он подошел к телефону, и в это время раздался стук в дверь. — Посмотри, кто там, Пул, ладно?

В коридоре стояли двое мужчин в форме офицеров полиции.

— Это комнаты майора Нильсен, лейтенанта Пула и их родственника, дяди из Флориды? — спросил один из них, прочитав записи в своем блокноте.

— Да, сэр, — ответил лейтенант.

— Вы не полностью заполнили регистрационные карточки, сэр, — заявил второй полицейский, внимательно оглядывая комнату. — По законам штата Вирджиния требуется дополнительная информация.

— Извините, парни, — сказал Пул, — это я их заполнял, и мы очень спешили.

— Разрешите взглянуть на ваши документы? — Полицейский с блокнотом прошел в комнату, его коллега отстал на несколько шагов, блокируя дверь. — И, пожалуйста, подумайте о том, где вы находились в течение последних двух часов.

— Мы не покидали наши номера с момента приезда, а это было более двух часов назад, — пояснил Хоторн, кладя на место телефонную трубку. — А так как мы совершеннолетние, вы не имеете права лезть в наши дела, какими бы подозрительными они вам ни казались.

— Что? — Майор Нильсен побледнела, пытаясь вмешаться в разговор.

— Вы, наверное, не понимаете, сэр, — настаивал полицейский с блокнотом. — Внизу застрелили человека, и мы опрашиваем всех присутствующих, а если вам требуется большая ясность, то особенно тех, у кого подозрительно заполнены регистрационные карточки, а вы вполне подходите под эту категорию. Не указано ни имя дяди, ни адрес во Флориде, за исключением города, а также нет номера кредитной карточки.

— Я же говорил вам, что мы спешили, поэтому заплатили наличными.

— При таких ценах вы должны носить с собой кучу наличных. А может быть, и больше.

— Это не ваше дело, — резко возразил Тайрел.

— Послушайте, мистер, у человека, застреленного на стоянке, была назначена встреча, — продолжал полицейский с блокнотом. — Тому, с кем он собирался встретиться, он принес коробку конфет. На карточке было написано «Моему щедрому другу».

— О, это ужасно! — воскликнул Хоторн. — Мы застрелили его, остались посмотреть на представление и даже не забрали конфеты!

— Случались и более странные вещи.

— Это точно, — согласился полицейский, стоящий у двери. Он сунул руку под китель и вытащил рацию. — Сержант, мы обнаружили тут наверху три подозрительные личности, комнаты пятьсот пять я пятьсот шесть. Пришлите людей как можно быстрее... Угадайте, что я здесь обнаружил? Поторопитесь!

Вслед за взглядом полицейского четыре головы повернулись в другой конец комнаты. На крышке бюро там лежали автоматический «вальтер» Пула и револьвер Хоторна 38-го калибра.

Бажарат посмотрела в окно на собравшуюся у отеля толпу. Ее не интересовали ни убитый, ни то, что происходит внизу. Все это она хорошо знала — собралась толпа любопытных зевак, чтобы взглянуть на труп, а полиция старается поддерживать видимость порядка до того, как прибудет начальство и скажет, что делать. До этого момента тело будет оставаться на месте, закрытое окровавленной простыней, что отнюдь не уменьшит любопытство этих дураков зевак.

Бажарат совсем не собиралась бездействовать и бесцельно разглядывать толпу. Она тщательно выглядывала среди присутствующих внизу Николо, которого по возвращении в номер сразу, отослала вниз, строго проинструктировав: «Случилось что-то ужасное, и нам нужно уехать. Найди машину, даже если придется отнять ее у владельца! Возьми чемоданы и спустись по пожарной лестнице!» А вот и он! Стоит в тени столба, на котором укреплен прожектор, поднял правую руку, что-то держит в ней и кивает толовой. Он все сделал как надо!

Бажарат посмотрелась в зеркало, поправила парик из редких белокурых волос. Жидкий клей, нанесенный на лицо, собрал кожу в морщины; бледная пудра, темно-серые круги под глазами с набухшими веками, тонкие белые губы — все это делало ее похожей на старуху, эксцентричную старуху, носящую на голове коричневую мужскую шляпу.

Бажарат открыла дверь в коридор и замерла, удивленная шумом и толпой бегущих полицейских, которые врывались в один из номеров дальше по коридору, вытаскивая на ходу оружие. Согнувшись, словно под тяжестью лет, она двинулась к лифту, обходя полицейских.

— Отстаньте от меня, сукины дети!

— Не подходите ко мне, свиньи, а то вам будет гораздо хуже, чем мне!

— Не смейте прикасаться ко мне!

Внезапно ее словно парализовало, все мускулы, сухожилия и суставы перестали двигаться. «Отстаньте от меня, сукины дети!» Этот голос мог принадлежать единственному человеку. Хоторн! Машинально Бажарат повернула сгорбленное тело вправо, шум внутри номера привлек ее внимание.

Тайрел стоял у стены, прижатый к ней полицейскими. Их глаза встретились: ее прищурились в ужасе, его широко раскрылись от удивления, неверия в происходящее, страха.

Говард Давенпорт, известный политический воротила и столп промышленности, и к тому же несостоявшийся, потерпевший поражение глава ненасытного министерства обороны, подошел к отделанному медью бару в своем кабинете, налил себе коньяку и медленно вернулся назад к столу. Теперь он вздохнул свободно, и это облегчение пришло к нему почти два часа назад, когда машина службы безопасности министерства обороны подтвердила по радио ночному дежурному, что лимузин ван Ностранда выехал из поместья с пассажиром или пассажирами на заднем сиденье.

«Если Хоторн выедет из поместья на моем лимузине, ты будешь знать, что моя информация оказалась ошибочной, и не будешь никогда упоминать о ней».

Давенпорт и не собирался делать этого. И так слишком большой ажиотаж развернулся вокруг охоты на Кровавую девочку. Обременять охотников дополнительными, явно ложными слухами не следовало — это могло только вызвать усиление паники: фанатики от разведки запустят эти слухи в свои сложные компьютеры, а другие фанатики еще больше запаникуют, когда обнаружат эту информацию. Ван Ностранд это хорошо понимал, поэтому и дал последние указания на тот случай, если этот коммандер Хоторн вовсе и не окажется членом тайного синдиката «Альфа»... "Боже мой, что же я за министр обороны? — подумал Давенпорт. — Ведь я даже никогда не слышал об этом синдикате «Альфа»

Он решил, что пришло его время. Сейчас ему захотелось, чтобы жена была дома, а не в Колорадо, где она гостила у их дочери, только что родившей третьего ребенка, но сейчас невозможно было разделить мать, дочь и внуков. Он на самом деле очень хотел, чтобы жена была рядом, потому что он уже напечатал прошение об отставке на стареньком «ремингтоне», много лет назад доставшемся ему от родителей. Газеты часто подшучивали над ним за то, что при ведении записей он пользуется древней пишущей машинкой, когда вполне может иметь лучшее компьютерное оборудование, не говоря уж об армии секретарш. Но старенький «рем» был его давним другом, и Давенпорт не видел причин отказываться от него.

80
{"b":"179","o":1}