ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это было не труднее, чем верить, что жалкая кучка врагов мира и прогресса, извергов и узурпаторов поработила народ Восточной Целины и до сих пор держит его в страхе и повиновении, в то время как простые амурцы жаждут освобождения от тирании и с нетерпением и надеждой ожидают помощи с запада.

Оно понятно — при взгляде со стороны Государство Амурское выглядело немногим лучше Целинской Народной Республики. Гибрид абсолютной монархии с бюрократической диктатурой. По сравнению с амурской бюрократией целинский управленческий аппарат похож на сборище дошкольников, играющих в дочки-матери на деньги.

А все потому, что в Народной Целине взяточников и казнокрадов регулярно отстреливают, а в государстве Амурском их считают опорой державы.

К этому можно добавить общинное хозяйство, которое навевает воспоминания о крепостном праве. В роли крепостников выступают все те же бюрократы, которые мало чем отличаются от первых русских помещиков, получавших наделы за службу без права наследования. Назначаемый староста деревни или начальник завода имеет примерно такие же права и обязанности. А чиновники, стоящие над ним, свято соблюдают принцип вассальной зависимости.

С тех пор, как пост Любимого Руководителя стал передаваться по наследству, чиновники пониже рангом готовы были лечь костьми, чтобы перенести эту практику и на свой уровень. И у многих это уже получалось.

И все-таки жить в Государстве Амурском было лучше и веселее. Оброчному крепостному всегда живется легче, чем плантационному рабу, и если амурские крестьяне напоминали первых, то сельские рабочие Народной Целины мало чем отличались от вторых.

В Государстве Амурском не было очередей за хлебом и картошкой, а мясо не относилось к разряду праздничных блюд.

В Государстве Амурском казнили смертью только убийц, а по тюрьмам сидели воры и лиходеи. Конечно, за революционную деятельность тоже могли сослать на крайний север или дальний юг, но для этого надо было очень постараться.

А еще в Государстве Амурском можно было верить в бога. И притом в какого угодно. Во времена «таежного сидения» у первых амурцев на пустом месте зародилось своеобразное язычество с обожествлением природы и чуть ли не шаманским культом.

По этой вере выходило, что Любимый Руководитель, конечно, живой бог, но вовсе не единственный и даже не главный из богов. Мудрый кедр, изображенный на белом флаге страны, например, главнее. И солнце, которое наполняет мир светом и жизнью — тоже главнее.

И когда амурцам говорили, что чайкинисты идут на их страну, чтобы отнять у людей бога и порубить священные кедры на гробы, крестьяне и горожане все как один были готовы взяться за оружие, чтобы этого не допустить.

Может, конечно, кое-кто и ждал освобождения с запада. Но в массе своей амурцы были готовы драться с чайкинистами не хуже, чем русские крепостные с французами в 1812 году.

Год был как раз подходящий. Ровно 812 лет назад капитан Громов, землянин из советских, красный, как пионерский галстук, открыл планету со стандартной жизнью, где прежде не ступала нога человека. И именно от этой даты ведется летосчисление в Государстве Амурском.

Громов назвал планету Целиной за ее девственный вид и в предвидении большого будущего. Он вообще, где бы ни появлялся, тотчас же начинал строить коммунизм под девизом «Через четыре года здесь будет город-сад». Сказывалось воспитание — ведь реинкарнация случилась с ним в 1984 году в возрасте 16 лет, когда многие еще верили в светлое будущее под знаменем марксизма-ленинизма.

Имея один звездолет, а в нем один синтензор со скоростью реинкарнации 24 человека в день, построить город-сад за четыре года не так-то просто. И многие миры капитана Громова были заброшены и постепенно деградировали и одичали без поддержки извне.

Но с Целиной вышло иначе. Не четыре года, а целых четыре пятилетки Громов без устали реинкарнировал граждан Страны Советов и высаживал их на Целину. Ему было не жалко времени — ведь защитное поле цельнорожденного корабля высшего класса делало его почти бессмертным.

Кроме землян он высаживал на планету славян из других галактик — в самой галактике Целины разумных миров в то время не было.

И когда наступила пятая пятилетка, Громов уже мог с чистой совестью отереть пот со лба. Предел в сто тысяч поселенцев, который гарантирует сохранение того уровня цивилизации, который к этому времени достигнут, был превышен с большим запасом.

В одном городе Советская Гавань было не меньше ста тысяч жителей. А в ста километрах к югу от него ударными темпами строился город Целиноград — будущая столица планеты.

Убедившись, что социалистическому строительству на Целине уже ничто не угрожает, Громов стал наведываться на планету реже, а потом и вовсе перестал — и тут на Закатном полуострове начались темные дела.

Мало того, что на восток, в дикую прерию и еще дальше — в тайгу — утекали те, кому не нравился самый справедливый строй во Вселенной, так что даже пришлось перегородить перешеек колючей проволокой и минными полями.

Мало того, что в 100 году со дня открытия планеты на Целине начался голод, потому что из деревень забрали слишком много народу на строительство новых промышленных предприятий.

Мало того, что из-за голода в армии случился мятеж.

Мало всего этого, так еще на волне мятежа к власти пришел какой-то проходимец земного происхождения, который задумал подменить марксизм-ленинизм своей собственной идеологией.

Через семь веков разведке легиона оказалось трудно установить, какая конкретно каша была у этого персонажа в голове. Целинские книги по обе стороны реки Амур рассказывали о том периоде весьма туманно. В западных источниках узурпатор и его сторонники именовались «врагами мира и прогресса», а в восточных «легендарными героями» — но кто они были и чего хотели, понять было трудно.

Судя по тому, что узурпатор носил фамилию Ли и присвоил себе титул «Любимый Руководитель», он вполне мог иметь отношение к идеям чучхэ, но в любом случае внедрить их в массы не сумел. Он умудрился провести на вершине власти почти полвека, но за все это время ему так и не удалось до конца усмирить бунтующий народ.

Кончилось тем, что нити власти выпали из его ослабевших от старости рук. Однажды молодой офицер Василий Чайкин вывел на первомайскую демонстрацию такую толпу народа, что она заполонила все улицы Целинограда. Диктатора никто не стал защищать и его буквально разорвали на части.

Так совершилась Майская революция, за которой естественным образом последовало массовое истребление врагов мира и прогресса. Недоистребленные враги в небольшом количестве отступили в приамурскую тайгу.

И все бы хорошо, но в последующие три столетия эти враги так размножились, что чайкинисты не знали, как подступиться к проклятой тайге, где каждое дерево таило угрозу.

А в 275 году Майской революции случилось страшное. Враги мира и прогресса неожиданно вышли из тайги с оружием в руках и своей массой разрезали огромный материк на две части в самом узком месте.

Еще никем не заселенные бескрайние просторы Восточной Целины оказались отрезаны от Целинской Народной Республики. Таежные жители осели по обоим берегам Амура и Зеленой реки. Они владели Зеленой Пущей и основали город Зеленоград.

Чайкинистам стоило большого труда выбить врагов мира и прогресса за Амур. В последующие века спорная территория еще не раз переходила из рук в руки, на никогда в своих наступлениях и контрнаступлениях амурцы не заходили дальше первоначальных границ 275 года.

Теперь, в 666 году Майской революции, граница проходила по Амуру, Малахитовым горам и дельте Зеленой реки. Зеленоград давно превратился в Зилинаграт, а потом и в Бранивой. Чайкинисты потеснили амурцев, но за четыре столетия им так и не удалось прорваться в Восточную Целину.

Бескрайние просторы по-прежнему оставались в руках амурцев. Теперь они уже не были столь безлюдны, но страдающим от перенаселения чайкинистам эти пространства могли показаться пустынными.

11
{"b":"1790","o":1}