ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Грозные танки СТ-36 и ТТ-48 даже внешне не шли ни в какое сравнение с эрланскими машинами Е1696 и Е1816. Целинская бронетехника навевала скорее какое-то ностальгическое воспоминание о второй мировой войне и фильмах про нее.

Комментарии диктора шли в синхронном переводе, и во время пролета реактивных истребителей с прямым крылом а ля «Мессершмитт-262» легионеры покатывались со смеху, слушая откровения, что эти чудо-машины с максимальной скоростью 1000 километров в час — самые быстрые самолеты во Вселенной.

Даже самый последний лох в легионе знал, что эрланские многоцелевые истребители с изменяемой геометрией крыла делают в рабочем режиме два Маха[2], а в форсированном — больше трех. То есть от двух до трех тысяч километров в час — это для них легкая прогулка.

Да, на этот раз пропагандисты легиона сделали верный ход. Воспитательное воздействие трансляции парада на легионеров превзошло все ожидания. Посмотрев на это кино своими глазами, а главное, послушав комментарии, преисполненные неудержимого хвастовства и неподдельного восторга, воины маршала Тауберта пришли к выводу, что эти целинцы попросту разбегутся в ту же минуту, как только увидят настоящую боевую технику.

Некоторые горячие головы решили даже, что целинские самолеты можно сшибать из рогатки, а целинские танки проломить кулаком. Никто особенно не мешал им пребывать в этом заблуждении, потому что важнее всего было уничтожить в легионерах страх перед врагом.

А за парадом сразу следовала демонстрация, и это тоже было замечательно. Гибкие гимнастки и стройные знаменосицы в количестве неисчислимом, юные красотки в летних платьицах, и такая невинность на лицах, что аж сердце сжимается.

Многие, перекушав озверинчику, уже представляли этих девиц в своих объятиях и прямо-таки рвались в бой. Чего бояться, если между легионом и бескрайним морем красоты и прелести стоят лишь какие-то идиоты с карамультуками, фанерные самолеты и жестяные танки.

А по площади перед Цитаделью проезжали украшенные цветами и флагами машины с водруженными на них конструкциями, которые непонятно даже, как и называть. Зато было интересно разглядывать надписи, которые венчали эти сооружения.

Всякие там «Слава на Маiска риваруiца!» или «Упирот к пабеда!» легионеры расшифровывали без труда, но лозунг «Да живаiт виликi вадила за цилинскi нарот Тамирлан Бранивоi!» многих ставил в тупик.

— Да живет великий водила за целинский народ Тамерлан Бранивой, — сходу перевел кто-то, но его тут же спросили:

— Как это «водила за народ»?

— А как в играх бывает. Один за всех водит, а другие от него бегают.

— Дурак, это не водила, а вода, — с ударением на букве «о» в слове «вода» поправил его легионер, лучше осведомленный в игровой терминологии. — И не водит, а водает. А водила — это шофер. Наверное, они так шоферов прославляют.

Трудно сказать, чем бы закончился этот спор, но положение спас умный мальчик Игорь Иванов.

— Тут написано: «Да здравствует великий вождь целинского народа Тамерлан Броневой!» — сказал он.

— Откуда ты знаешь? — хором поинтересовались сразу несколько однополчан.

— А я в отличие от вас язык учу в свободное от отдыха время, — охотно пояснил Игорь.

А к Бранивою, известному также под кличкой Мюллер, пристало теперь еще одно прозвище — Водила.

Хотя целинское слово «вадила» сабуровские разведчики и лингвисты переводили, как «вождь», на самом деле оно было ближе к понятию «кормчий». Великий Кормчий — как в Китае.

Впрочем, если бы легионеры почитали целинские транспаранты трехсотлетней давности, то смеху было бы больше. Тогда лидер государства назывался «вилики вош». А слово «вадила» обозначало рулевого в широком смысле слова — шофера, матроса у штурвала или пилота в самолете.

Но было еще и слово «рукавадила», которое заменило устаревшее «рукавадитил». А люди вообще любят сокращать длинные слова. Вот и сократили у этого слова первую часть — тем более, что понятия «рулевой» и «руководитель» чем-то близки.

Но все-таки у слова «вадила» в этом значении с самого начала был какой-то торжественный оттенок. Руководитель — рулевой — кормчий — вождь.

Так это слово обрело свое современное значение, и теперь «вадилами» в Народной Целине называли только трех человек — первооткрывателя планеты Громова, отца Майской революции Чайкина и нынешнего лидера Бранивоя.

Игорь Иванов действительно пытался изучать целинский язык, но получалось у него примерно так же, как с украинским. Вроде бы понимаешь рассудком, что это нормальный язык, ничем не хуже русского, а не смеяться над некоторыми перлами невозможно.

Понять живую целинскую речь русскому человеку было в общем-то несложно, но едва дело доходило до деталей и тонкостей, начиналась большая путаница.

Попробуй-ка запомнить, что «вадила» — это вождь, «важак» — это начальник, «нача?ник» — это сотрудник Органов, «камисар» — это что-то вроде губернатора, мэра или министра, «палитик» — это как раз комиссар, то есть армейский политрук, а «палитикан» — это, наоборот, политик или чиновник.

Или попробуй без смеха воспринять, что «учила» — это учитель, «училка» — учительница, «баранчик» — шофер, «морда» — лицо, а «балван» — памятник. Прямо так в газетах и пишут: «Балван на виликi вадила за цилинскi нарот».

А с другой стороны, это частное несходство языков было даже полезно. Благодаря этому легионеры не видели в целинцах своих кровных родичей, что немаловажно, когда предстоит война.

Правда, для бойцов из земных 80-х очевидным было другое сходство. Например, вот эта первомайская демонстрация была как две капли воды похожа на аналогичные мероприятия на Красной площади. Разве только по масштабам покруче. И неважно, что на советских знаменах золотился серп и молот, а на целинских — летящая чайка. Знамена-то одинаковые.

— Слушай, Иванов, вот ты все знаешь, — обратился к Игорю один из бойцов его центурии, двухметровый верзила с мордой веселого хулигана. — Скажи, а партия у них есть?

Игорь Иванов знал, конечно, не все, однако краткую справку по истории Целины читал и на этот вопрос мог ответить без труда.

— Нет у них партии. Враг мира и прогресса Виктор Ли давным давно партию разогнал, а отец Майской революции Василий Чайкин восстановить ее забыл. Так что партии нету, — повторил Игорь с прискорбием, из-за которого было непонятно, иронизирует он или говорит всерьез.

— И то хорошо, — сказал верзила и отстал от Иванова, оставив того в недоумении.

— Что же тут хорошего? — пробормотал Игорь, пожимая плечами. Хотя по здравом размышлении решил, что ничего плохого в этом тоже нет.

А впрочем, долго раздумывать над этой проблемой ему не пришлось. Едва закончилась передача из Центара, как по громкой трансляции дали команду:

— По машинам! Всем легионерам планетарного и орбитального персонала занять свои места! Объявляется десятичасовая готовность.

41

В эту ночь генеральный комиссар Органов Пал Страхау не спал исключительно по милости великого вождя целинского народа. Вечером на банкете Бранивой, уже изрядно захмелев, сказал Страхау так:

— Все, игры кончились. С предателями пора кончать. До 5 мая надо арестовать всех, кто выявлен. Всех до единого! Кого можно — отправить на фронт. А остальных — в расход. Мы не можем позволить им сорвать освободительный поход!

После банкета Бранивой ушел спать. Он всегда ложился и вставал рано, поэтому ночью страна, не в пример сталинскому Советскому Союзу, спокойно спала.

А вот Страхау в послепраздничную ночь было не до сна. Не теряя времени, он начал обзванивать окружные управления с одним и тем же приказом: арестовать всех установленных изменников и шпионов, которые до сих пор оставались на свободе для использования втемную в оперативных разработках.

Циркулярное распоряжение на этот счет ушло на места в 22.20, но генеральный комиссар счел своим долгом позвонить в управления лично, чтобы объяснить всю важность задачи.

вернуться

2

Число Маха — скорость звука.

37
{"b":"1790","o":1}