ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чайкин стоял на вершине Цитадели почти по стойке смирно, только правая рука с трубкой поднесена ко рту, и в этой трубке на звенящей высоте над городом горел неугасимый вечный огонь. Издали этот памятник мог бы вызвать нездоровую ассоциацию с образом Шерлока Холмса, но к счастью, жители Целины не были знакомы с творчеством сэра Артура Конан-Дойля.

Зато архитектор, который когда-то очень давно набросал первый эскиз Цитадели, наверняка был знаком с проектом сталинского Дворца Советов. Но от эскиза до постройки прошел немалый срок, и в итоге получилось нечто вроде вавилонской башни, предназначенной специально чтобы достать до неба.

Тамирлан Бранивой любил работать на вершине этой башни и глядеть на мир глазами великого Чайкина. И только одно коробило великого вождя — то, что этот мир принадлежит ему не весь.

Всего на Целине насчитывалось восемь государств — два больших, одно среднее и пять маленьких, и вечной головной болью ЦНР были острова в океане, которые никак не удавалось покорить, несмотря на всю мощь военно-морского флота. Даже теперь, в преддверии великого освободительного похода на восток, Бранивою приходилось держать весь Западный флот на базах Закатного полуострова.

Попробуй убрать крейсера из Чайкина и Акъянсака — тут же мариманы устроят какую-нибудь каверзу под знаком мести за Тропический десант.

Тогда, 24 года назад, полковник Бранивой вел передовой отряд на захват плацдармов на Большом Южном острове — и захватил-таки, но дальше пляжа продвинуться не удалось. Попытка превратить Мариманский Союз Островов в Целинский Союз Народов провалилась с таким позором, что ее даже не рискнули назвать великой победой.

Зато Бранивой стал генералом и через пять лет возглавил армию. А еще через три года великий вождь целинского народа Барис Кабанау неожиданно скончался в расцвете лет при подозрительных обстоятельствах.

Его соратники и ставленники с друзьями, знакомыми, чадами и домочадцами тоже прожили недолго. Очищение страны от позорного наследия Кабанау продолжалось десять лет, и численность населения ЦНР за это время не сократилась только благодаря исключительной плодовитости деревенских баб, подкрепленной указом, приравнивающим аборты к убийству, а ограничение рождаемости — к саботажу.

660-ю годовщину Майской революции страна встречала на небывалом подъеме. Наконец государство было приведено к должному порядку, и все вокруг говорило о полной готовности к новому освободительному походу. Черт с ними, с островами — куда они денутся, когда весь материк будет принадлежать Бранивою.

Но еще со времен Тропического десанта Бранивой хорошо усвоил, что не стоит бросаться в бой сломя голову, когда можно выждать удобный момент и ударить из засады. Неподготовленная атака слишком часто ведет к катастрофе.

И он ждал. Ждал, пока подохнет старая собака Петрович, и начнется драка между тремя его сыновьями.

Все последние шесть лет разведка заверяла Бранивоя, что Любимый Руководитель амурского народа Роман Петрович очень плох и со дня на день помрет, и что драка между его сыновьями Романовичами неизбежна и может перерасти во что угодно вплоть до гражданской войны.

А между тем Роман Петрович, доживший до 98 лет, на полном серьезе готовил страну к своему столетнему юбилею, и старший сын его верховный канцлер Петр Романович на вид казался старше отца. Да и глава Державной безопасности Григорий Романович тоже выглядел стариком.

Один только Борис Романович, шестидесятилетний младший сын Любимого Руководителя, держался молодцом. Глядя на него, мало кто мог усомниться в том, что Верховный Воевода Государства Амурского способен разбить любого врага хоть на своей территории, хоть на чужой.

Но великий вождь целинского народа Тамирлан Бранивой тоже был уверен в своих силах. Так и не дождавшись смерти Петровича, он, наконец, решился. Решился начать великий поход, не привязывая его сроки к каким-то внешним событиям.

И тут, уже когда началось сосредоточение целинских войск на восточной границе, Бранивоя подстерегал новый удар.

В высших эшелонах армии притаилась измена.

Личная резидентура Бранивоя в столице Государства Амурского раздобыла список высокопоставленных генералов и офицеров ЦНР, работающих на амурскую разведку.

Список открывался именем начальника оперативного управления Генштаба — то есть человека, который знал все самые секретные планы Бранивоя и его армии. Но это было еще полбеды.

На допросах предатель сознался, что в измене замешан сам начальник Генерального штаба маршал Тузикау, которому Бранивой доверял, как самому себе.

Другие амурские агенты из списка тоже подтвердили эти показания. Хотя сначала они всячески выгораживали начальника Генштаба, утверждая, что он лично в заговоре не участвовал, а только знал о нем и скрыл свою осведомленность от компетентных органов.

Эта провинность сама по себе тянула на расстрел, но стоило следователям поднажать, как предатели один за другим начали колоться и наперебой утверждать, что на самом деле маршал Тузикау был главой всего заговора. А знал да не донес другой маршал — Михал Тимафею, генеральный комиссар вооруженных сил.

Трудно было решиться на арест человека, чья должность соответствует посту министра обороны, прямо накануне великого освободительного похода. Но делать было нечего. Ведь цель заговора как раз и состояла в том, чтобы сорвать этот поход и помешать объединению всей планеты под властью великого вождя целинского народа Тамирлана Бранивоя.

Об этом в один голос твердили на допросах разоблаченные изменники, но арестованный Тимафею на очной ставке с двумя дочерьми-близняшками показал, что на самом деле заговорщики замышляли еще более страшное преступление.

Они задумали открыть границу амурским войскам и пропустить их прямиком к Центару. А чтобы совсем облегчить амурцам жизнь, заговорщики согласились убить великого вождя Бранивоя и все правительство ЦНР во время парада в честь 666-й годовщины Майской революции.

Понятно, что такое преступление невозможно осуществить без участия множества исполнителей на разных уровнях сверху донизу.

Метастазы заговора проникли не только на уровень полковников и майоров, но даже на уровень лейтенантов. Бранивой боялся со дня на день услышать, что рядовые солдаты и курсанты военных училищ тоже не остались в стороне.

Глава Державной безопасности Государства Амурского Григорий Романович, лично готовивший дезу, которую потом ловко подсунули агентам Бранивоя, мог быть доволен. Он совершенно не ожидал подобного эффекта, рассчитывая всего лишь выбить из игры группу генералов и офицеров, занимающих ключевые посты в Генштабе ЦНР.

А оказалось, что его фальшивка вызвала цепную реакцию, которая грозила если не выкосить армию Народной Целины под корень, то как минимум подорвать ее боеспособность полностью и навсегда. Если дело пойдет так и дальше, то скоро идти в освободительный поход будет просто некому.

Компетентные органы, которые по-целински так прямо и назывались — «Органы» с большой буквы — работали в поте лица, выявляя все новые нити заговора, и вдруг обнаружили, что этим доблестным трудом они рыли яму сами себе.

Рано или поздно великий вождь целинского народа был просто обязан задать генеральному комиссару Органов резонный вопрос:

— А как это получилось, что вы проворонили заговор такого масштаба? Почему он был раскрыт только благодаря разведке? Причем не вашей разведке, а правительственной?

Вывод напрашивался самый очевидный — генеральный комиссар Органов Пал Страхау тоже в заговоре. Но Бранивой почему-то воздержался от этого вывода и лишь распорядился разобраться и наказать виновных.

Страхау, понимая, что жизнь его повисла на очень тонком волоске, ринулся наказывать виновных в собственном ведомстве с такой энергией, что казалось, от Органов в скором времени тоже останутся только рожки да ножки.

Зато армия получила передышку. Не то чтобы аресты офицеров прекратились совсем, но их интенсивность несколько снизилась и появилась надежда, что до великого похода вооруженные силы Народной Целины все-таки доживут.

8
{"b":"1790","o":1}