ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— О чем речь, Татьяна Викторовна! Неоднократно и в ближайшее время.

Андрей понимал, что означало предложение Мастера прогуляться к предполагаемым воротам. Он решил никого не предупреждать о своем возможном переходе. У него уже бывали такие внезапные отлучки, так что особой паники не ожидалось. Но определение «ближайшего времени»в такой ситуации становилось сомнительным и как минимум неконкретным. Впрочем, Тане он тоже решил ничего не говорить, пообещав позвонить ей — опять же «в ближайшее время».

Посадив девушку в автобус (списанные школьные автобусы пригнали из Германии, в их салонах до сих нор висели схемы маршрутов по каким-то Дуйсбургам и Мариенштадтам), Андрей досмотрел с отцом хоккей, затем взял трубку и ушел в свою комнату. Учитывая «четыре часа минус», начальник должен был быть на месте. Так оно и оказалось.

— Слушаю! — трубку поднял Геннадий Сергеевич.

— Шинкарев говорит. Встреча состоялась. Сегодня.

— Когда? — Обоим было ясно, к чему относилось «когда».

— Возможно, завтра.

— Ну, добро. — Судя по тону, начальник уже готов был повесить трубку. Но один вопрос требовал уточнения.

— Подождите, — остановил его Андрей.

— Что еще?

— Как там, вообще? Что новенького? — Разговор был телефонным, и тон пришлось взять соответствующий.

Начальник понял правильно:

— Да что новенького — слухи все да сплетни. Говорят, китайская мафия депутата украла.

— Да ну! Питерского?

— Федерального! Наши-то ей без надобности. Московская милиция с ног сбилась, китайскую общагу в Теплом стане на уши поставила да ничего не нашла.

— Я и сам что-то слышал… там, вроде, девчонка была. Как ее, нашли? — спросил Андрей. Никаких эмоций по поводу похищенной девушки у него не было, но он поставил условие и важно было знать, выполнено ли оно.

— Да разное говорят, — заметил начальник. — Девчонку, кажется, отпустили, а депутат того… взял да и помер. Вот так… что скажешь?

— Всякое бывает, — своим тоном Андрей дал понять, что он не возражает против подобного развития событий.

— Это точно, бывает, — откликнулся начальник с некоторым облегчением, — так завтра, значит?

— Откуда я знаю? Вот еще что… — Новый организационный вопрос пришел ему в голову секунду назад. — Мне ведь какой-никакой аванс положен, за прогулку-то. Да и зарплата пойдет. Если вам позвонит женщина по имени Марина, или придет счет из больницы, за лечение ее дочери, оплатите из этих денег. А если сверху заплатите, потом рассчитаемся.

Начальник помолчал. Помолчал и Андрей.

— Такого разговора не было, — наконец откликнулся Геннадий Сергеевич, — это важно?

Такую мать, вечно одно и то же: ты жизнь кладешь, а они, суки, за лишнюю копейку трясутся!

— Много о чем разговора не было. Может, мне напомнить?!

Узнай Андрей, что к московской подставе приложила руку его питерская контора, он нисколько бы не удивился.

— Хорошо, мы заплатим. Удачи тебе, Андрюша… — закруглился начальник, перейдя на отеческий тон «слуга царю, отец солдатам».

— Идите к черту!

«Скорее я к нему пойду», — подумал капитан запаса Шинкарев, отключив телефон уже в дверях кухни. Захотелось выпить с отцом — например, по поводу выигрыша хоккейной команды московского «Динамо».

Глава шестая

Темное утро скрипело морозным снегом, фиолетовый воздух был наполнен мерцающим ледяным блеском. На окраине города стояли частные дома, их темные, щелястые бревна были припорошены еще летней пылью. Пахло знакомой с детства полудеревенской зимой: печным дымом, золой и замерзшими помоями, кое-где, по старой памяти, выхлестнутыми прямо поперек широкой разъезженной улицы.

Мастер уже ждал его на условленном месте, на окраине Академгородка.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он, оглядев Андрея.

— Нормально.

— Ты хорошо одет. Тепло и удобно.

На встречу Андрей одел старый полушубок, валенки, теплые штаны с начесом и черный кроличий треух. «Бич — значит» Бывший Интеллигентный Человек «», вспомнилась ему сибирская шутка при случайном взгляде в зеркало. Воротник полушубка обметало белым куржаком, пар вырывался изо ртов — мороз был еще крепким, хотя понемногу и начинало теплеть. Похоже, дело шло к снегопаду.

— Идем, — сказал Мастер. — Если то место окажется твоими воротами, домой ты сегодня не вернешься. Ты понимаешь это?

— Конечно. Я другого не понимаю. Мы готовимся к переходу, допустим, в семнадцатое столетие. Ведь вы его мне дали на изучение. — Андрей не то чтобы не понимал, но никак не ощущал всей странности предстоящего события.

— И что? — спросил Мастер.

— Получается, я буду там один?

— Сначала да. Мы встретимся позже. Запомни — я приду с юга.

— Что мне там делать?

— Выжить. Понять, что происходит. Найти возможность встретиться со мной. И вот что — ты не должен никого убивать: ни человека, ни зверя, ни птицу, ни рыбу. Можешь есть то, что убьют другие. Ты понял?

— Да, Ши-фу.

— Кроме того, ты не должен учить тому, что знают люди нынешнего времени.

— Учить кого?

— Людей. Тех, что там живут. Или жили, не знаю, как сказать.

Андрею все еще казалось, что речь идет не о нем, кто-то посторонний собирается проходить в ворота, выживать, разбираться в хитросплетениях того странного времени.

— Скажи, на тебе есть металл? — спросил Мастер.

— Вот. — Андрей вытянул левую руку, поддернув рукав полушубка. На запястье были надеты часы и браслет, подаренный Таней.

— Часы отдай мне, верну их по возвращении. Откуда у тебя такой? — Мастер кивком указал на браслет.

— Его подарила Таня. Знакомая девушка, я вчера говорил вам о ней.

— Как она?

— Болеет. Вы хотите взять браслет?

— Он похож на часть воинского доспеха, — заметил Мастер.

— Его сделал человек, который делает доспехи.

— Оставь себе, — разрешил Мастер.

Про крестик, висящий на шее, Андрей не сказал. Забыл, да не сказал бы, и вспомнив — он не считал его просто «металлом».

Они вышли на высокое открытое место. Совсем рядом начинался крутой спуск к Енисею. Свинцово-стылая вода чернела далеко внизу, за снежным выгибом береговой кручи. Еще дальше, под скудными лучами солнца, вода словно становилась теплее, испещренная легкими желтоватыми проблесками, похожими на старое живое серебро.

— То самое место? — спросил Мастер.

— Да. Только метров на сто ниже, примерно на середине склона.

— Хорошо. Теперь молчи. Не мешай мне.

Мастер достал из кармана узорчатый бронзовый диск, поставил на снег. Вытянул перед собой кисти рук, поводил в воздухе. Затем поставил руки над диском, постоял так.

— Да, это здесь, — подтвердил китаец. — Где можно спуститься к реке?

— По Монастырской тропе, вон там, — показал Андрей. — Но крюк большой.

— Здесь был монастырь?

— Мужской. Так мы идем?

— Нас подвезут.

Мастер поглядел на часы, потом на проезд, ведущий от автобусной остановки. Оттуда показалась белая «девятка», за рулем которой сидел китаец Миша. Забрав Андрея с Мастером, машина выехала на шоссе и на развилке повернула в сторону спуска к Енисею. В этот момент, выйдя с другой дороги, за ней пошла черная «Волга».

— По-моему, за нами хвост, — заметил Андрей. Мастер коротко переговорил с Мишей по-китайски.

— Так и есть, — ответил Андрею по-русски, — но это неважно.

Спустившись по шоссе, машина двинулась вдоль поселка водников, возвращаясь понизу к подножию того же самого склона. «Волга» все так же шла сзади, справа промелькнула еще одна, идущая по параллельной улице. Миша прибавил газу, стремясь избежать перехвата, машину затрясло на выбоинах. Мастер достал сотовый, набрал номер, назвал имя «Чен». Затем жестко командовал что-то в трубку. Андрей сумел понять, что Чен находится где-то на пути к ним.

Поселок остался позади, дорога пошла по узкому берегу, заросшему тополями и тальником. Между водой и крутым склоном оставалось не больше двадцати метров. Первый выстрел прозвучал, когда «девятка» достигла нужного места. Пуля пробила оба стекла, заднее и лобовое. Андрей с Мастером выскочили первыми, спрятавшись за осыпь под скалой. Андрей огляделся: на дороге, метрах в пятидесяти от них, стояли две машины с распахнутыми дверцами. В их сторону перебежками двигалось несколько человек, то показываясь, то прячась за кусты и камни. На узком берегу преследователи не могли развернуться в настоящую цепь. Гремели выстрелы, пули звонко били в корпус машины, поднимали фонтанчики снега и каменной пыли.

11
{"b":"1792","o":1}