ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Олег раскрыл дверь «девятки», собираясь выскочить наружу, в этот момент прямо на тротуар вылетел темно-красный «фольксваген», отсекая Олега от Андрея с депутатом. Есаул распахнул дверь, Андрей швырнул депутата на заднее сиденье, свалился рядом с ним и резко сдавил пальцы на шее похищенного. Тот, не охнув, повалился без сознания, а «фольксваген», рявкнув турбо-дизелем, в десять секунд ушел на Остоженку. Сзади резко захлопали выстрелы — Олег стрелял вдогонку, но безуспешно. Он не знал, что все это время сам был в перекрестье оптического прицела. Однако курок английской снайперской винтовки L96A1 не был нажат, и 9 — миллиметровый патрон так и остался в патроннике. Людям Андрея кровь была не нужна. А вот китайцам она для чего-то понадобилась. Или не китайцам?

Темно-зеленый «форд», не торопясь, тронулся с места, готовясь к повороту на Гоголевский бульвар. Обе «девятки» скрылись из Пожарского переулка, один охранник депутата валялся в шоке, второй был убит, третий, раненый, вызывал подмогу.

На другой стороне улицы какой-то китайский турист в ярко-желтом пуховике снимал старую улочку Москвы, вроде бы невзначай захватив прошедшую разборку.

Он уже убрал в кейс цифровую видеокамеру, когда сзади подошли двое.

— Э-э-э, мужик, — похлопали его по плечу.

— Sorry? — обернулся китаец с вежливой улыбкой интуриста.

— Тебе морду разбить или камеру? — поинтересовался тот, что был ближе. Второй стоял чуть дальше, боковым зрением фильтруя подходы и держа руку в кармане. Именно на эту руку и покосился китаец.

— Excuse me… — попытался он ответить, но выбор сделали за него. Шмякнувшись о стену, интурист медленно сполз на землю, а когда пришел в себя, мужчины давно исчезли — вместе с камерой, сотовым телефоном, бумажником и паспортом гражданина Китайской народной республики.

Темно-красный «фольксваген» пересек Волхонскую площадь и двинулся вверх по Гоголевскому бульвару, держась в первом ряду. На бульваре, догнав «фольксваген» по второму ряду, притерся темно-зеленый «форд-транзит». На ходу сдвинулась боковая дверь, Андрей перекинул в тормознувший «форд» депутата (чьи-то крепкие руки приняли бесчувственное тело) и прыгнул сам, брякнувшись на пыльный железный пол.

Сидя на полу фургона, Андрей наконец перевел дыхание. Рядом, в грузовом отсеке расположился здоровый мужик — Алексей, или Борода, а за рулем «форда» еще один его знакомый — темноволосый худой парень с горбатым носом и небольшой аккуратной бородкой. Андрей знал, что зовут парня Иосифом, и он тоже воевал в наемном батальоне — соответственно имени, в должности начфина. Хотя там пули летали над всеми, не разбирая, начфин ты или узбек. Вот и этот был ранен. Пройдя Гоголевский и Никитский бульвары, фургон свернул направо перед зданием ТАСС и пошел по Большой Никитской в сторону Манежной площади.

— Слышь, Кобзон, на точку «три»! — скомандовал Борода.

— Йес, сэр! — откликнулся водитель, сворачивая к роллерным воротам, вставленным в обычную с виду арку. Машина въехала в небольшой дворик, закрытый со всех сторон, ворота опустились. Внезапно голова Андрея закружилась, лицо покрыли крупные капли пота, он закашлялся, отплевываясь грязно-зеленой пенистой мокротой.

— Что с тобой, капитан? — спросил Борода.

— Все нормально, — отмахнулся Андрей.

Он вышел из машины, обнаружив, что она стоит в небольшом дворике, на который со всех сторон выходили глухие стены. Депутат еще не пришел в себя.

— Пасть ему заклей. Руки-ноги замотай, — распорядился Андрей.

— Знаю, — откликнулся Борода, передавая Андрею новые брюки, куртку и механическую бритву.

Иосиф вышел из кабины, доставая сигареты. Рука немного дрожала, очевидно, он первый раз участвовал в жестком городском деле.

— Как же это вы, Андрей Николаич? — заговорил Иосиф, приходя в себя и одновременно стараясь подбодрить Андрея, скрученного приступом кашля. — Интеллигентный с виду человек, и вдруг средь бела дня, можно сказать, живого депутата… а электорат что скажет?

— Он не моего округа, — сплюнув, ответил Андрей. Отойдя подальше от машины, он достал сотовый и позвонил в Питер.

— Геннадий Сергеевич?

— Да!! — У начальника голос был напряженный, он явно ждал этого звонка. — Шинкарев?! Клиент с тобой?

— Клиент в порядке, уже ножками сучит. Депутат и правда успел прийти в себя, ворочался, мычал что-то заклеенным ртом.

— Клиента надо вернуть, — распорядился начальник, — все прочее мы уладим.

— Да пожалуйста, — лениво протянул Андрей, — мне-то он зачем? Отпускают девку, получают клиента. Client against girl, как в лучших домах.

Одно из личных правил Андрея гласило: «Ни женщин, ни детей». Не всегда это получалось, но когда шанс был, Андрей старался его использовать. Кстати, согласно «Варианту один» девчонку и должны были отпустить через два квартала, посоветовав никуда не ходить, если ей дорого папашино здоровье. Правда, этот вариант с самого начала был туфтой, о чем знали или догадывались все участники дела.

— Девку отпустить… — с сомнением протянул начальник. — Им же с клиентом работать.

— Ему кто-то скажет? Вы нет, и я нет. Да он и так тепленький, после всего.

— Ладно. Езжай в свой Красноярск, жди китайца, после встречи позвони мне. Что у тебя за люди?

— Серьезные. Останусь жив, познакомлю. Все, конец связи.

Андрей и так собирался выводить ребят на свою контору — намечались контракты на поставку солдат для антипартизанской войны в ЮВА. Любая же дополнительная заинтересованность начальства в его жизни была сейчас совсем не лишней.

— Все, ребята, пошел я. Деньги, как договаривались. Есаулу привет.

— Может, подвезти, а, капитан? — предложил Борода, видя его бледность.

— Пройдусь.

Андрей действительно хотел пройтись после приступа. К тому же надо было обдумать ситуацию — кто кого подставил, в конечном итоге? Подойдя к зданию ТАСС, он остановился перед окном, где были выставлены крупные цветные фото Юго-Восточной Азии. Причудливые скалы, торчащие из океана, сверкающего под тропическим солнцем, бурлящая толпа на улицах, стиснутых стеклянными стенами небоскребов, изогнутые черепичные крыши, с которых свешивались круглые красные фонари. Неожиданно и сильно потянуло на Восток.

Кто-то аккуратно, но настойчиво похлопал Андрея по плечу. Он обернулся: перед ним стоял милицейский сержант.

— Документы.

— Пожалуйста. — Андрей протянул паспорт с питерской пропиской.

— Регистрация в Москве?

— Сегодня приехал, сегодня уезжаю.

— Билетик не покажете?

— Билет «сюда» выбросил, билет «отсюда» заказан, выкуплю сегодня вечером, на вокзале.

Так он, собственно, и планировал.

— Пройдемте.

В здание ТАСС они зашли сбоку, с бульвара. У них тут, оказывается, свое отделение милиции — Андрей о нем вроде и знал, но не приходило в голову опасаться этого места. А сейчас не надо бы ему сюда. Спускавшийся навстречу милиционер бросил равнодушно:

— Ты кого привел? Ты армян каких-нибудь води…

В рации, торчащей на груди сержанта, что-то забулькало, захрипело, прорываясь отдельными словами: Пожарский переулок, похищение, трупы, среднего роста, с бородкой… Выслушав ориентировку, сержант подвел Андрея к помещению охраны.

— Слышь, земляк, какие проблемы? — лениво спросил Андрей.

— Напишете объяснительную, почему в Москве без регистрации. Потом доставим вас в районное отделение. Может быть, штраф заплатите.

А вот в районное отделение ему тем более не надо! Вохре ориентировки пофигу, она контору охраняет. А мусора сейчас землю роют — похищение депутата, его дочери, трупы в центре Москвы…

— А чего время-то тратить? Давай тебе и отдам, а ты мне квиток нарисуешь.

— У меня нет квитанций, — вроде бы ничего не понимая, ответил сержант. При этом он приглядывался к Андрею, оценивая его платежеспособность, но, казалось, пока не остановился на конкретной сумме.

— Да и хрен с ней, с квитанцией! Сколько там положено, двести? — вот тебе пятьсот и спасибо за науку.

6
{"b":"1792","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бумажная принцесса
Око Золтара
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Рассчитаемся после свадьбы
Тамплиер. Предательство Святого престола
Мои южные ночи (сборник)
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево