ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подгоняя шпорами неторопливого мерина, Андрей обогнул по таежной тропе Шумихинский створ — перед которым, как он знал, должны встретиться казачьи отряды, и выхал на енисейский берег выше устья небольшой таежной речки, называемой Калтат. По его расчетам, именно сюда мог дойти таежный род, обремененный скотом, тяжелыми кибитками и всякой иной кладью. Андрей не знал, что он будет делать, встретившись с уходящим родом Кистима. Может, просто крикнет: «Казаки!»и снова повернет в тайгу. Может, будет драться, защищая молодую жену Кистима, которую он однажды спас в беспощадном ночном набеге. Он действительно чувствовал какую-то обязанность по отношению к этой девочке — и теперь точно знал, какую именно, — обязанность человека из будущего, человека, знающего, что для его соплеменников не прошли даром эти триста лет.

Но доказывать было уже некому и нечего — на узкой полосе пологого берега валялись опрокинутые кибитки, кучи тряпья, и трупы, трупы, от которых тянулись багровые полосы, успевшие загустеть на сером галечном берегу.

— Кистим! Ханаа! Кистим! — звал Андрей. Он крутился, как собака, среди молчаливых изрубленных тел.

— Кистим! Ханаа! Кистим!

Вокруг стояла тишина, наполненная лишь плеском енисейской воды да шорохом ветра в соснах. Андрей переворачивал трупы, вглядывался в застывшие лица. Вот апа, «матушка». Вот отец Кистима, вот он сам — шмат кровавого мяса. В прибрежных кустах Андрей заметил что-то похожее на кусок изодранной тряпки, подошел ближе и застыл на месте. Он всякое видел, но такое в первый раз: из-под порванного платья раскинулись крепкие женские бедра, стройные, белые, но густо залитые багровой кровью. Меж бедер, далеко вбитый в разодранную промежность, торчал толстый грязный кол, залитый человеческой кровью .

Широко раскрыв рот, как рыба, выброшенная на берег, Андрей тяжело хватал воздух, бессмысленно вперившись в остановившиеся черемуховые глаза. Невероятность и вместе с тем какая-то извращенная, демоническая естественность того, что он увидел, пригвоздила его, видевшего в жизни немало крови и смертей, вогнав в парализующий ступор.

Вдруг Андрей присел, стиснул кулаки и завизжал — завизжал что есть мочи, завизжал так, как зверь визжит в отчаянии, наполняя речную долину высокочастотным реквиемом по беременной юной степнячке, убитой более трехсот лет тому назад.

Полегчало. Настолько, что Андрей вновь уселся на своего меринка и направился по следам отряда к Шумихинскому створу. А перед тем выдернул из ножен саблю, очертил в воздухе ровный сверкнувший круг: «Зубами буду грызть!»

Перед Шумихинскими скалами стояли оседланные кони, перед ними дымился костерок с закопченным таганом, висящим над затухающим пламенем. Вокруг расположились казаки — одни спали, другие сидели у костерка, ожидая готовности варева. Сотник стоял у воды, вглядываясь в береговую полосу, уходящую за скалы.

Сверху, со стороны тайги, показался караульщик, сложив руки успокаивающим жестом и крикнув: «Идуть!» Приблизился стук многих копыт и из-за кустов, покачивая пиками, гуськом выехала полусотня вершников в казацких кафтанах, неторопливо спешиваясь на берегу.

— Ну што там, Ерема? — спросил сотник.

— Да вот, поучили маненечко, — ответил ему Еремей, пятидесятник, руководивший уничтожением качинцев.

— Ну и ладно. Корнилу Иваныча дождем, да и на-зад, на Красный Яр.

Наверху снова послышался треск сучьев, на опушке показался давешний караульщик — он хрипел, заваливаясь на слабеющих ногах, судорожно вцепившись руками в стрелу, которая пробила ему грудь.

— К бою! — рявкнул сотник, казаки бросились к лошадям, вскидывали пищали, расхватывали пики, составленные в пирамиды. Опоздали — с топотом и свистом, крутя кривыми степными саблями, с трех сторон вылетели кыргызские вершники. На скалах показались пешие, они разом натянули длинные луки, и свистящая волна стрел накрыла казаков: повалились стрелки, так и не успев зарядить длинные пищали, упал сотник, схватившись за пробитое бедро.

Кыргызы, разогнав коней, врезались в сумятицу, сразу на две стороны полосуя саблями. Меж серебристо-стальной водой и серыми ребрами скал закрутилась бешеная схватка: боевые кони тяжелыми копытами месили гальку, втаптывая в нее упавшие тела, с лязгом сталкивались сабли, матерный казацкий рев перекрывался кыргызским волчьим воем.

Казаки дрались яростно, но внезапность нападения и численный перевес противника сделали свое дело — схватка постепенно затихла, кыргызы дорезали раненых, вбивали стрелы в тех, кто бросился вплавь, потом принялись собирать оружие, ловить казачьих коней.

Из лесу показались новые всадники, впереди ехал чазоол — командир передового отряда, накануне спалившего Караульный острог. Он осмотрел побоище, затем глянул наверх.

Кыргызин, стоящий на одной из скал, замахал руками, по этому знаку чазоол дал команду уходить. Кыргызы, захватив трофеи, снова скрылись в тайге, лучники исчезли со скал.

Из-за ближней скалы показались лодки и плоты с людьми, окружающие массивную барку из топорного леса, тяжело нагруженную домашним скарбом. На носу передней лодки сидел седобородый коренастый мужик — раскольничий староста, рядом с ним молодая рыжеволосая женщина. Подойдя ближе, староста с сомнением оглядел берег, на котором густо валялись казачьи тела, но тут из-за кустов выскочил какой-то кыргызин — он широко улыбался, показывая жестами, что причаливать нужно именно здесь.

— Тавай, тавай, суды тавай!

— А хан где? Аль старший какой? — крикнул староста.

— Хан скоро хотить, тавай, тавай!

— Тять, а тять, — тихо сказала женщина, — а мо-жа не надо, к им-то… На Красный Яр не то поплыли…

— Ждут тя на Красном Яру, как же… перекладин-ка дубовая, а на ей петелька шелковая, — так же тихо ответил он дочери. — Чалься! — наконец решившись, громко скомандовал он остальным.

Заскрипев галькой, лодки ткнулись носами в берег. Спрыгнув на берег, мужики дружно подтянули барку, закрепив веревку за ствол ближайшей сосны. Все вышли на берег, сгрудились у лодок.

— Ну, здорово, што ль? — обернулся староста к встречавшему их кыргызину, но тот исчез куда-то, — А где ж… — начал было седобородый, но договорить не успел — несколько стрел, свистнув, насквозь прошили кряжистое тело.

— Тя-а-атя-я-я! А-а-а-аШ — отчаянно завизжала Рыжая и тут же рухнула на каменный берег, сбитая длинной стрелой с острым трехгранным жалом. Упав, она тихонько заплакала, глядя вверх, — в прозрачных серых глазах угасали высокие сосны, небо, покрытое перистыми облаками, кыргызские лучники на скалах, непрерывно посылающие свистящие стрелы, которые добивали ее родичей, мечущихся у лодок. Вскоре и с ними все было кончено — из лесу снова вышли кыргы-зы, выбросили из лодок староверческие вещи, сели сами и отплыли вниз по течению, в сторону Кзыл-Яр-Ту-ры.

Среди воинов десанта, которые заняли лодки, выделялся все тот же крепкий китаец с узкой косицей. Сильный боец, он был явно нездоров, время от времени поднося руку к глазам.

Чазоол дал последнюю команду, по которой пешие кыргызы отошли от берега. Вторую полусотню, подходящую с Бирюсы, он ждать не стал — по словам китайца, на Шумихинском створе должны были встретиться ДВА казачьих отряда. То, что на ночном привале сотник разделил казаков на ТРИ группы, чазоол знать не мог. Кыргызский отряд вышел на тропу и обходной таежной петлей двинулся в сторону Красного Яра.

Это был не единственный кыргызский отряд. По летним таежным горам, в густых распадках, по просторным сосновым борам, глухо топоча копытами, позвякивая боевой сталью, зорко вглядываясь в повороты троп узкими степными глазами, шли многие и многие отряды, стягиваясь к обреченному городу безжалостным степным арканом.

Андрей выехал на Шумиху примерно через час после побоища.

Ехал он берегом, а кыргызы ушли по тайге, так что пути их не пересеклись. В разморенной полуденной жаре копыта мерина громко скрипели по береговому камешнику. Серо-черные скалы, подпаленные рыжими пятнами недавних обвалов, уходили высоко, к самым вершинам гор, где в теплой сини рисовались крохотные черные сосны. Все также накатывали на берег гладкие волночки, бликуя небесной синевой, покачивая отражения белых перистых облаков. Потряхивая ушами, гнедой мерин безучастно опустил морду, обнюхивая собственные копыта.

70
{"b":"1792","o":1}