ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

…На плоском белом блюде лежит горка тугой, влажно поблескивающей оранжевой хурмы. Рядом с ней глубокая фарфоровая чашка, наполовину полная почти невидимой, прозрачной воды. Идет дождь: капли падают в чашку, расходятся кружками, отражаясь от ее гладких белых стенок. Плеск капли — кольцо — отражение, плеск капли — кольцо — отражение…

За гладкими темно-красными колоннами, за фигурным черепичным карнизом, во влажно-серой дождевой дымке лежит китайский сад. Прозрачные капли висят на острых кончиках жестких темно-зеленых листьев, блестящий гравий дорожек изгибается в мокрой траве. Вода прудов неподвижна, ее поверхность исчерчена лишь мелкой дождевой рябью.

Летящий гусь не желает отразиться на поверхности пруда.

Воды пруда не желают удерживать в себе отражения гуся.

Уносимые потоком Дао, люди и вещи расходятся, не совпадают, прощаются друг с другом в «обоюдном забытьи»— «цзян-ван»; спираль Времени разметывает их, отрывает друг от друга, унося в бесконечную Пустоту… Так лечатся сожженные души воинов.

Глава сорок третья

Молодой китаец Миша, решавший в городе Благовещенске таможенные вопросы на российско-китайском пограничном переходе, уже собирался лететь в Красноярск (заканчивался срок ультиматума, предложенного братве, крышующей городской рынок), когда увидел необычайно яркий сон. Пользуясь указаниями этого сна, Миша по прибытии в Красноярск взял трех китайцев и приехал на то место, где зимой забирал Мастера с Андреем. Спустившись по травянистому склону, китайцы осторожно полезли в скалистый овражек. Пройдя узкое место, они обнаружили тело мужчины в темной одежде, неподвижно лежащего на каменной осыпи, под невысоким скальным обрывом. Мужчина был без сознания, и китайцы отвезли его в больницу. После этого Миша сделал звонок в Питер, Геннадию Сергеевичу Д., директору представительства компании «Лимассол инвестментс Лтд». Миша сказал всего два слова: «Он вернулся»— так велел ему господин Ли Ван Вэй — и сообщил номер больницы, в которую поместили Шинкарева.

Закончив разговор с Мишей, Геннадий Сергеевич сделал звонок в Санкт-Петербургский институт мозга им. Бехтерева. Через несколько часов в Красноярск вылетели трое лучших специалистов по гипнозу.

При падении Андрей не почувствовал всей силы удара о камни — лишь легкий шлепок. Тем не менее лицо почему-то оказалось забинтованным. Под головой обнаружилась подушка, сверху одеяло, Он открыл глаза — перед ним была стена, окрашенная грязновато-голубой краской, на стене белый железный шкафчик с красным крестом.

— Доброе утро, Андрей Николасвич! — послышался знакомый голос. Голос был Танин — веселый, но какой-то слабый, с то ли взрослой, то ли болезненной хрипотцой.

— Таня…

— Она самая! Ой, не смотрите на меня, пожалуйста. Такой уродиной стала…

— А где я?

— Там же, где и я. Во второй краевой больнице. На Енисее вас нашли, неделю назад. Я случайно в коридоре увидела, как раз из «скорой» вытаскивали. Неделю к вам никого не пускали. Все какие-то люди ходили, в белых халатах. А где вы были?

— Не помню. Нет, постой… кажется, в Саратове. На военном заводе — помню цех: огонь, искры, работали прессы…

Картины кузнечно-прессового цеха стояли перед глазами, хотя ум еще помнит битву на улицах горящего города. Андрей понимал, что скоро «наведенная память» начнет вытеснять настоящую. Но сейчас это был хороший предлог сказать что-то, ничего не сказав о том, о чем он не скажет никогда и никому. Но и не забудет, что бы там не говорил Мастер.

— Ты-то как? — спросил он.

— Помирать собиралась, — она снова засмеялась, а смех был слабым, хриплым, — как вдруг резкое улучшение. Наверное, химия подействовала.

— Наверное. А сейчас что?

— Сейчас анализы в норме. Сплю да ем, маменька еду таскает. А вы есть хотите?

— Нет. Спать. — Глаза слипались, сознание проваливалось в глубину. Но в этой глубине уже не было ни пламени, ни боли.

— Тогда я пойду.

Андрей поднял глаза, оглядывая девушку. Таня сидела на краю его постели, одетая в темный байковый халатик. Голова была туго повязана платком, виднелись похудевшие, резко очерченные ключицы, тонкая шея.

— Волос нет, — смущенно улыбаясь, Татьяна прикоснулась к платку, — это из-за химии. Ничего, скоро отрастут. Да! — бумаги-то ваши у меня. Те, что про историю Сибири. Принести?

— Потом.

Все отдалилось куда-то, и Андрей заснул, успев только подумать: «Где Мастер?»

А Мастер был еще «там». Он пребывал в Сучжоу, в парковом павильоне, стоящем в Саду Неспособного Управляющего. Гладкие стены павильона были прорезаны круглыми окнами. От массивной черепичной крыши по белым стенам и по сухой песчано-желтой земле разбегались легкие серые тени. Земля вокруг павильона почти голая, без травы. Вокруг росли высокие старые клены, между которыми заворачивала дорожка — выпуклая, мощенная мелким старым кирпичом.

Господин Ли Ван Вэй очень ослабел, ему было трудно говорить. Сидя в глубоком мягком кресле, он ожидал последнего разговора, после которого он с легкой душой смог бы уйти. В руках у него был чертеж на шелковом свитке: Мандала Жертвы. В ее нижней части были изображены два черно-белых знака «Инь-Ян», опираясь на которые стояла мужская фигура в языках пламени. Немного прищурившись, Мастер с удовольствием улыбнулся — на этот раз Обряд был совершен с высоким искусством: «Огонь», зажженный в душе белого мужчины, и две жертвы, соотнесенные по строгим правилам взаимного перехода — женщину-кыргызку убили русские, русскую женщину — кыргызы. Жертвенная кровь пролилась, волна пошла, значит, и результата ждать недолго: лет триста.

Правда, не была решена дополнительная задача, которую Мастер поставил Чену, — и потому в сибирском городе пока не будет китайской комендатуры. Ну что ж, не все сразу…

В это время по кирпичной дорожке послышались шаги нескольких человек, на пороге показался прислуживающий ученик.

— Его высочество Цэван Рабдан, наследный принц Джунгарии! Примете, Ши-фу?

— Проси, — с трудом поднял руку господин Ли Ван Вэй.

На пороге показался молодой человек, почти мальчик, одетый в длинный кафтан блестящего оранжевого атласа, из-под узорной полы которого виднелись загнутые носки красных кожаных сапог. Оранжевая ткань кафтана хорошо сочеталась с массивной золотой цепью, а такая же шапочка — с кожей смуглого лица, с персиковым румянцем по-юношески гладких щек, с надменной чернотой узких королевских глаз. Две пары азиатских глаз, не мигая, смотрели друг на друга.

— Простите меня, Ваше высочество, за мою немощь, не дающую возможности приветствовать вас согласно этикету. Но, прошу вас, проходите, присаживайтесь, — Мастер показал на кресло рядом с собой.

— Что ты хочешь сказать мне? — отрывисто, с трудом выговаривая китайские слова, произнес принц Цэван.

— Нечто очень важное, требующее лишь моих и ваших ушей. Пусть все удалятся. Скоро вы станете джунгарским ханом, «хунтайши». Вы знаете, конечно, о странах, расположенных на востоке от Джунгарии — о кыргызском Хоорае и Урянхае, ныне принадлежащем монголам.

— Для чего ты мне это говоришь? — надменно оборвал его юноша-принц. — Будешь долго говорить, так и помрешь, не закончив. Судя по твоему виду, тебе недолго осталось.

— Еще раз простите меня, Ваше высочество! Так вот, Урянхай, или Тува, скоро будет занят китайскою силою. Что же касается кыргызов, то в отношении них вы должны будете сделать следующее…

Дальнейший ход этой конфиденциальной беседы был неизвестен, однако известны ближние и дальние ее последствия — те, которые пока что успели проявиться. Сам же Мастер пропал после этого разговора, не оставив следа ни в жизни, ни в людской памяти, ни в дотошных китайских хрониках.

Андрей лежал один в палате, в руках у него был аналитический доклад — «Политическая история Южной Сибири». Он начал изучать его, пока не попал в то странное время, а теперь ему любопытно, что же было дальше, после тех событий, к которым они прикоснулись самым кончиком тонкой китайской кисточки. Подробности начали забываться, но главный смысл интриги понятен.

76
{"b":"1792","o":1}