ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Для меня браслет, — заверил он. — Нет никаких шпионок.

— Ну конечно, нет! Другому кому рассказывайте!

— Не было, нет и не будет. Граница на замке.

— А меня с ней познакомите? А то не буду заказывать.

— Что с тобой делать. Вместе в Париж отправлю.

— А я была в Париже. Еще когда папа был жив. Час от часу не легче.

— И как тебе Париж? — Андрей хотел увести разговор от воспоминаний о Викторе. Для них было не время и не место.

— Одни негры, — бросила красноярская соплюшка с вполне натуральным пренебрежением, почти не рисуясь. Вот и Крыса говорила: «Париж — это город, где когда-то жили французы».

— Ручку вашу позвольте, — меж тем попросила Татьяна. Гибкие девичьи пальцы охватили его запястье, потом составили в воздухе кольцо, запоминая размер…

А сейчас Андрею было ясно — просьба Мастеру осмотреть Таню будет стоить его согласия на поход. Формально он еще не дал согласия. Правда, принял задание от своего питерского начальства, так, в принципе, это ничего не меняло. Другой вопрос — где сейчас Мастер?

В тот же самый хмурый зимний день господин Ли Ван Вэй и его ученик Чен вышли из торгового центра «Китайский город», стоящего на Стрелке — месте слияния рек Енисея и Качи. Почти четыреста лет назад именно здесь был поставлен Красноярский острог. Macтер был недоволен. На одном из лотков он увидел китайские тренировочные нунчаку — взял, крутнул раз, и мягкая пластиковая трубка сразу сорвалась с несущего стержня, улетев на другой конец зала.

— Ну, тут чего-нибудь закрепить надо, — меланхолично заметила русская продавщица, принимая товар обратно.

— Найти, кто такие завозит, и в задницу забить, — распорядился Мастер. — Надо бороться за качество наших товаров.

— Я понял, Ши-фу, — ответил Чен.

— Как там, на рынке?

На рынке было сложно. Братва попалась упорная, никак не отдавала нужный процент.

— А ведь тебе скоро в Китай, — напомнил ему Мастер.

— Я знаю. Простите, Ши-фу, вы нашли ворота для Андрея?

— Найду. Андрей уже здесь, вернулся из Москвы.

— А как там, в Москве?

— В Москве работают. Жаль, что не вышло со съемкой. Жаль.

Мастер пристально посмотрел в сторону Караульной горы. Там, за косо летящим снегом, виднелось приземистое кирпичное строение, возведенное на месте сожженного цыганами кабака, — того самого, что местные острословы отвели под китайскую военную комендатуру.

— Кажется, на доме была телекамера, — вслух подумал Чен, — может, остались записи?

— Даши люди в тот же день вышли на охрану дома. Но опоздали. Кассета находится в «Лимассол инвестментс», в петербургской конторе.

Разговаривая, Мастер и ученик подошли к автостоянке, на которой стоял их темный «БМВ».

— Вот, значит, как… — протянул Чен, садясь за руль. — Но ведь контролировать Андрея в общих интересах.

— Пока да, — ответил Мастер, защелкнув ремень. — Ладно. С рынком поступим так: пусть думают. До твоего возвращения. А пока подготовь прощальный привет по-китайски — чтоб лучше думалось.

— Я понял, Ши-фу.

— Вот и хорошо, — по-доброму улыбнулся господин Ли Ван Вэй, откинувшись на спинку сиденья и набирая номер на сотовом телефоне.

В квартире Андрея снова зазвонил телефон.

— Алло. Да, это я. Здравствуйте, Ши-фу. Вечером, в спортзале Университета? Буду.

«Ну, вот и он, легок на помине. Про Таньку не забыть». — Отойдя от окна, Андрей снова лег с бумагами.

…26 апреля 1644 года, после неудачной войны в Маньчжурии и народного восстания, в пекинском парке повесился последний император китайской династии Мин. Спустя полтора месяца в Пекин ворвались Маньчжурские войска, и Богдо-хан стал первым императором новой, и последней, династии Цинъ. Внешняя политика новой династии определялась давней целью Китая — объединением всей Азии (в идеале — всего мира) под китайским владычеством. К северо-западу от Китая лежало могущественное Джунгарское ханство, населенное калмыками и западными монголами (ойратами). На эти земли у новой китайской династии были свои планы, и население степного Хоорая играло в них не последнюю роль.

В университетском спортзале тренировались скалолазы: мужская фигура, сцепленная из мускулов и сухожильных тяжей, словно муха, распласталась по потолку. Девушка в пестрых, обтягивающих штанишках, с мешочком магнезии на спине, гибко, словно змея, обошла угол, едва удерживаясь на крошечных зацепах. Оглядевшись на балконе, Андрей увидел невысокого китайца в скромном сером костюме. Рядом стоял крупный чернявый мужик, похожий на цыгана, — руководитель команды альпинистов, недавно вернувшейся с Гималаев. Оба склонились над склеенными квадратами аэрофотосъемки; указав на какую-то точку, мужик с сомнением покачал головой. Приняв сотенную купюру с портретом американского президента, альпинист гулко потопал вниз.

— Лучше гор могут быть только баксы? — подойдя, спросил Андрей.

— Они и нужны ему, чтобы ездить в горы, — складывая карту, откликнулся Мастер, не повернув головы, — к сожалению, этот человек не знает того, что мне нужно.

— Но деньги берет.

— В России все берут. И никто ничего не знает.

— А в Китае никто не берет, и все все знают, — в тон ему ответил Андрей, кашлянув в ладонь.

— Почему ты кашляешь? Ты болен? — спросил Мастер, подняв голову.

— Ничего, пройдет. Уже проходит.

— Не пройдет. Я ведь говорил, что у тебя нет выбора.

— Что вы имеете в виду? — спросил Андрей, вспомнив про «порчу», увиденную цыганкой.

— Мне пора идти. Может быть, пойдем вместе?

— Конечно, Ши-фу.

На улицу они вышли уже в полной темноте. У входа Мастера ждала «девятка», за рулем которой сидел молодой китаец. Отвернув от освещенных окон, машина, не торопясь, двинулась к выезду на шоссе, перед поворотом приблизившись к густому сосняку.

«Выходи!»— внезапно бросил Мастер Андрею, и сам прямо на ходу выскочил в лес. И сразу потерялся между деревьев.

Шинкарев выпрыгнул секундой позже и оказался на широкой тропе, соединяющей университетское общежитие и учебный корпус. Догнал Мастера, некоторое время молча шел рядом.

— Зачем мы вышли из машины? — спросил он наконец.

— Потому что она должна ехать в другое место. А нам недалеко.

«Ответ типа» сам дурак «. Кому надо было увидеть, что мы отъехали от спортзала на авто?»

— Это из-за Москвы? Есть опасность?

— Не только из-за Москвы.

«Вот как!»

— Чем вы занимаетесь в Красноярске? — спросил Андрей, чуть повысив голос. Факт сомнительной деятельности Мастера в своем родном городе (какой бы она не была) ему совсем не понравился.

— Я приехал встретиться с тобой, — спокойно ответил Мастер, — а в городе работает Чен. Ты ведь помнишь его?

Андрей знал одного Чена — по совместным приключениям в тропических горах. Его появление в Красноярске Андрею понравилось еще меньше.

— Ты мог бы помочь Чену, если будет такая необходимость? — спросил Мастер.

Это после московской-то подставы!

— Башку ему свернуть? Это можно. Могу небольно зарезать, если он вам особенно дорог.

Мастер, казалось, слегка удивился:

— Почему ты так говоришь?

— А что, непонятно? Это же мой родной город — у меня тут мать, отец, сестра. Я приехал, наследил, уехал, а отыграются на ком? Я что, должен такие вещи объяснять?!

— Наверное, ты прав. Там, в Москве… где ты работал. Случайно поблизости оказался один китаец с видеокамерой. Снимал виды старой Москвы. Ты понимаешь, о чем я говорю? Так вот, какие-то люди у него отобрали все вещи. Если ты знаешь этих людей, пожалуйста, попроси их вернуть паспорт. У него проблемы.

— Пусть заявление напишет в милицию: так, мол, и так, принимая участие в похищении депутата Государственной Думы Российской Федерации, я подвергся неспровоцированному нападению со стороны неизвестных мне лиц…

— Хорошо. Тебе не надо беспокоиться за своих родственников, — помолчав, произнес Мастер. — Им ничего не угрожает, а Чен завтра уезжает из города.

— Приятно слышать, — ответил Андрей.

8
{"b":"1792","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не смогу жить без тебя
Тарен-Странник
Сильное влечение
Метро 2035: Ящик Пандоры
Дом напротив
Три нарушенные клятвы
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Совет двенадцати
Последние дни Джека Спаркса