ЛитМир - Электронная Библиотека

Баба Вера сняла очки, потерла уставшие глаза и захлопнула какой-то пыльный том. Я же уселась на стул и приготовилась слушать.

– "Грааль" – это искаженное воспроизведение латинского слова «грателла», что означает чаша, миска, – вернула она очки на место. – Во второй половине VI века валлийский бард Анейрин сочинил поэму о гибели одного из бриттских племен. Одним из героев поэмы является вождь Артур – смелый воин и мудрый правитель. Современные ученые считают это самым древним упоминанием об Артуре. Они признают весьма вероятным реальное существование национального героя, предводителя бриттов, по имени Артур. Тема Грааля впервые появляется в произведениях западноевропейских поэтов в XII веке. Но это вовсе не означает, что о Священной чаше не упоминалось в более ранние времена в устном народном творчестве. Самым интересным произведением на эту тему считается "Повесть о Святом Граале" Томаса Мэлори, созданная в середине XV века. Этот роман известен как наиболее полная компиляция Артуровых легенд… Сразу бросается в глаза, что в отличие от других преданий, начинающихся словами: "Однажды, в некотором государстве" и т. д., истории о короле Артуре и рыцарях Круглого стола имеют четкую временную и географическую привязку. Согласно легенде, "случилось на тридцать втором году после страстей Господа нашего Иисуса Христа, что Иосиф Аримафейский выехал из Иерусалима в сопровождении многих своих сородичей", и добрался до Великой Бретани. По летоисчислению того времени, Христос принял смерть на тридцать третьем году своей жизни. Складываем тридцать три и тридцать два и получаем шестьдесят пятый год нашей эры. Весьма примечательная дата! Именно в этом году Нерон усилил гонения на христиан, обвинив их в поджоге Рима…

Чем-то это мне напоминает историю с поджогом Рейхстага…

Баба Вера взяла в руки следующую книгу в потрепанном переплете, и задумчиво полистала ее.

– То есть, во второй половине I века в Иерусалиме начались погромы, и сей славный муж имел все основания покинуть родные земли и в сопровождении родственников эмигрировать в далекие края. Однако долгий путь и многочисленные лишения подточили здоровье пожилого человека, и он скончался, оставив о себе добрую память. Именно Иосифу из Аримафеи и приписывается честь доставки Священного Грааля в райские земли Авалона, отождествляемого нынче с местечком Гластонбери в Англии… К слову сказать, археологи датируют развалины первого христианского монастыря, найденные в этой местности, I веком нашей эры… Далее, имя Иосифа Аримафейского упоминается во всех четырех Евангелиях: и от Матфея, и от Марка, и от Луки, и от Иоанна.

Это был богатый, уважаемый в Иерусалиме человек, член Совета. Иосиф выкупил тело Иисуса у Понтия Пилата и при помощи слуг снял Его с креста и перенес в соседний сад. Участок принадлежал Иосифу, который недавно заготовил себе здесь склеп. О чем этот факт говорит? О том, что Иосиф Аримафейский был в тот момент человеком не молодым, и мысли о возможной кончине уже посетили его. Думаю, он уже разменял пятый десяток в год Страстей Господних. Кроме того, такой предусмотрительный поступок характеризует Иосифа как мужа разумного, хозяйственного и рассудительного. Пока апостолы и приверженцы Христа предавались горю, он организовал похороны и успел совершить обряд погребения до захода солнца. И мне кажется, что Иосиф Аримафеский был не только последователем Назарянина, но и состоял с Ним в родстве. Что совершенно естественно, так как в Новом Завете упоминаются многочисленные родственники Иисуса Христа: сестра Девы Марии с семьей, двоюродные братья и сестры, а также дети Его отца от первого брака. Косвенным доказательством может быть и то, что Иосиф Аримафейский, согласно Артуровым легендам, завещал щит, символ доблести, последнему представителю из своего рода – сэру Галахаду, который являлся "потомком нашего Господа Иисуса Христа в девятом колене". Таким образом, как сторонник учения Христа и его родственник Иосиф Аримафейский вполне мог захватить с собой в эмиграцию некий предмет, принадлежавший лично Иисусу Христу… Пока все выглядит очень логично…

Баба Вера причмокнула вставной челюстью и продолжила.

– Поиски Святого Грааля в Артуровых легендах начинаются в первый день Пятидесятницы, "после того, как сравнялось четыреста пятьдесят лет и еще четыре года со дня страстей Господа нашего Иисуса Христа". Складываем четыреста пятьдесят четыре и тридцать три и получаем четыреста восемьдесят седьмой год от рождества Христова. Почему упоминается именно этот год, а не какой-либо другой?.. К сожалению, ответить на этот вопрос я сейчас не могу.

"Историю раннего средневековья в Западной Европе" 1846 года издания я одолжила соседу из второго подъезда – профессору Каменскому…

Принарядившись в коричневое платье с беленьким воротничком-ришелье, напоминавшее школьную форму брежневских времен, баба Вера направилась в прихожую и натянула на себя серые боты а-ля "прощай молодость", каракулевую шубку, изрядно вытертую на воротнике, локтях и боках, и кокетливую шляпку – каракулевый капор с муаровым бантом сизого цвета. На мои увещевания и предложения отложить поход за книгой, она отмахнулась и привела убедительный довод: "Охота пуще неволи".

В отсутствие тетушки я решила заняться полезным делом: прибраться в своей комнате. Однако моему хозяйственному порыву не суждено было воплотиться в жизнь: под руку мне попалась истрепанная тетрадочка с "гениальными мыслями о Вечном". Я присела на кончик стула и раскрыла ее:

"… в ту ночь Он плакал.

Отказ Назарянина провозгласить себя Мессией разочаровал многих Его приверженцев, ряды паствы сильно поредели. В подавленном состоянии Он покинул пределы земли Израильской и удалился в соседнюю Финикию, где провел почти три месяца, стараясь остаться неузнанным. Лишь верные Апостолы сопровождали Иисуса в те дни. В душе Его поселился разлад.

Однако сильная натура одержала верх над малодушием. Пережив период депрессии, Он нашел в Себе силы признать поражение, проанализировать итоги неудавшегося Эксперимента и трезво оценить ситуацию. Горечь и обида растворились, но осталась в Его душе одна заноза: Он боялся быть осмеянным.

Его робкий вопрос к Апостолам: "За Кого Меня почитают люди?", стал поворотным моментом в Истории Христианства. Лишь трогательная преданность Двенадцати не позволила Ему бросить все на полпути.

Именно тогда Назарянин впервые заговорил о Своих грядущих страданиях и смерти. Очевидно, Иисус принял решение вернуться к одному из первоначальных вариантов – активному чародейству. Сердобольный Петр отвел Его в сторону и стал утешать: "Господи, не дай Бог! Не должно с Тобой ничего подобного случиться!". "Уйди прочь, сатана!", – рассердился Назарянин. – "Ты только препятствуешь Мне, ибо думаешь не о Божьем, а о человеческом". Не потому ли Христос столь резко отчитал Петра, что Сам думал о том же, о человеческом?

Он был в смятении. Ему было больно расставаться с теми, кого Он полюбил, кому отдал столько сил, и кто верил в Него… Чувство долга победило. Он сделал выбор.

В начале сентября, накануне праздника Кущей, Иисус все еще находился за Иорданом. И там произошло одно очень важное событие. Его свидетелями стали три апостола. Взяв с собой Петра, Иакова и Иоанна, Он поднялся на высокую гору. Ученики, утомленные долгим восхождением уснули, а когда пробудились, увидели, что лицо Учителя светится неземным светом, а одежда Его стала ослепительно белой. Два незнакомца вели с Ним беседу. Апостолов охватило чувство эйфории. Затем сияние померкло, незнакомцы исчезли, Учитель стал прежним. В скобках замечу, что Петр, Иаков и Иоанн приняли незнакомцев за Моисея и Илию, то есть они выглядели старше Иисуса и говорили с Ним отеческим тоном.

Во время спуска с горы Назарянин велел хранить виденное в тайне, "доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых". Можно, конечно, хихикнуть и отмахнуться от этого эпизода, как типично сказочного. А можно задуматься. И придти к выводу, что Апостолы присутствовали при разговоре Иисуса с Руководителями Эксперимента. План проведения Распятия и Воскресения был ими одобрен".

23
{"b":"1793","o":1}