ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы с удовольствием отведали закусок из перепелиных яиц, артишоков, трюфелей и гусиной печенки. Потом умяли солидных размеров блюдо с пловом, приправленным барбарисом и коринкой. Смакуя, съели по порции голубей с капорцами, вяло надкусили раковые шейки, фаршированные форелью, отказались от пятидесяти сортов сыров и бессильно повалились на подушки при виде свадебного торта, выполненного в виде фрегата "Святая Аделаида" при полной парусности и габаритами с большой телевизор.

Разговор шел о предстоящем свадебном путешествии молодоженов на Аляску.

Виктор поделился с нами секретом, что они собираются совместить приятное с полезным: поохотиться на белых медведей и обсудить с местным губернатором сумму, за которую он согласится вернуть Аляску России.

– Экая несправедливость, – кипятился Виктор, сверкая идеальными зубами.

– Русские землепроходцы открыли полуостров. Сколько сил положили, пока добрались до зимовья! А царское правительство – раз, и разбазарило народное добро! Пора вернуть Родине ее владения. А, кроме того, есть у меня мыслишка, что золото на Аляске еще не все перелопатили…

Любаша в упоении описывала свой гардероб из сорока восьми шуб, который она собиралась взять в путешествие. Молодые немного поспорили о том, надо ли брать в поход, кроме ледокола, подводную лодку. Победила, конечно, Любовь, было решено брать две. Потом Илья рассказал об открытии ретроспективной выставки фотографий в выставочном зале Манежа по теме: "Сицилийская мафия – итоги большого пути", где будут принимать участие и его работы, а я похвасталась своими успехами: часть моих картин, написанных под Палермо, купил культурный фонд имени Онассиса.

– Жаль, что баба Вера отказалась придти на свадьбу, – посетовала Любаша. – Ей было бы интересно.

– Ты же знаешь, – ответила я. – Она побаивается большого скопления людей, да и здоровье уже не то. Мы ей кусочек свадебного торта сухим пайком возьмем. Она будет рада.

– Не надо кусочек, – возразил Витя. – Я ей такой же торт велел отправить. Ну, и еще кое-что там, по мелочам… фургоном. Хотя ее фирменные пельмени я до сих пор вспоминаю.

– А помните, как Витя севрюгой подавился? – прыснула Любаша в кулачок.

– Кто ж не подавился бы, – усмехнулся ее супруг. – Когда ты про золотую чашу помянула.

– Ой, а правда, – всплеснула Любаша руками. – Так все закрутилось после Ноябрьских праздников, что про второй Грааль мы ничего и не узнали. Маша болела, мы тут порядки наводили… – обвела она взглядом зеленые лужайки и розовые клумбы.

Илья принялся кашлять и посылать ей разные послания бровями.

– Ничего страшного, – погладила я его по руке. – Мне тоже интересно, чем кончилось дело.

Молодожены присоединили свои голоса и выразили горячее желание услышать завершение истории из уст очевидца.

– Да, в общем-то, и рассказывать особенно нечего, – осторожно начал рассказ Илья. – Когда рвануло водопроводные краны и началось наводнение в квартире Георга, я помчался к сантехнику, добудился его, мы перекрыли стояк, и я вернулся на восьмой этаж. Дверь захлопнулась, на звонок никто не откликнулся, пришлось ломать дверь. В квартире было полно воды, Маша стояла на балконе, Георг пропал. От нервной перегрузки и переохлаждения у Марии поднялась высокая температура, и ее пришлось срочно госпитализировать.

Илья посмотрел на меня, удостоверился, что со мной все в порядке, и я не собираюсь впадать в истерику от неприятных воспоминаний, и продолжил.

– Убийство в фотомастерской милиция обнаружила лишь через неделю.

Расследование продвигалось вяло, а затем и вовсе заглохло. Скорее всего, оно повиснет нераскрытым, и будет портить отчетность местному отделению. Баба Вера вошла в доверие к всезнающей соседке Варваре Ивановне, которая была понятой во время следствия, и узнала все подробности о жизни и смерти фотографа. Никакой золотой чаши или подобного предмета среди его имущества милиция не обнаружила. Баба Вера на этот счет высказала предположение, что фотограф Иван припрятал из осторожности Грааль, с тем, чтобы получить от Доктора предоплату и обезопасить себя от неприятностей со стороны покупателя. То есть, Чаша находится в совершенно непредсказуемом месте, и может быть найдена лишь случайно. Баба Вера считает, что Иван, работая внештатным сотрудником ФСБ, выследил Продавца фокусов, но решил информацией не делиться с начальством, а заработать на этом самому. Собирая компромат на Толстого человека, он наткнулся на объявление в газете о продаже фокуса.

Зачем фотографу понадобилось циклевать пол в Любашиной квартире – не понятно. Это самое таинственное событие во всей истории. Возможно, он догадался о том, что фикус – это вовсе не фокус… Примерно в это же время Иван узнал о получении Тенгизом карточного долга церковными предметами.

Логично предположить, что до фотографа дошли слухи о поисках Чаши некой посреднической фирмой, возглавляемой Максимом и Валерой. Он связал одно с другим и пришел к выводу, что искомый предмет находится у Джигита, и выследил его. Цепочка наших умозаключений основана на том, что Варвара Ивановна упоминала несколько нераспечатанных колод карт, найденных в квартире Ивана. Баба Вера предположила, что фотограф также играл, и потому был в курсе шулерских дел Джигита. Итак, не найдя в квартире Тенгиза искомого предмета, Иван пришел к тому же выводу, что и Максим с Валерой:

Грааль находится в квартире его… гм… знакомой, Любаши.

Илья метнул на Виктора настороженный взгляд, но не обнаружил признаков надвигающегося приступа ревности. Новобрачный пребывал в благодушном настроении.

– Однако время для изымания ценности он выбрал не правильно, – поспешил рассказчик уйти от скользкой темы. – Джигит вернулся из Сочи и ввалился в квартиру. Фотографу пришлось его убить, чтобы уйти из дома незамеченным. Нас озадачил выбор орудия убийства – кухонный молоток. Но, если разобраться, это очень удобная штука – тяжелая, как дубинка, компактная и обыденная в домашнем хозяйстве. Так же как и метла-невидимка, одно из изделий Продавца фокусов, которым предусмотрительно обзавелся Иван. В квартире Любаши Грааля он не обнаружил. Но, обыскивая тело Тенгиза, мог найти подсказку, где его искать: ключ от камеры хранения, адрес квартиры или что еще…

– Постой, постой, – перебил его Витя и проверил степень отполированности своего перстня. – А тот Сосуд, который Любаша использовала вместо пепельницы, что с ним? Вы вернули его в кирху?

– Видишь ли, какое дело, – грустно улыбнулся Илья. – При его тщательном рассмотрении на дне обнаружилось клеймо: "Made in China". К сожалению, это был не Грааль.

– Вот те раз, – разочарованно дернул Скелет щекой. – Так ни одной Чаши и не нашлось? Жаль… А вот мысль у меня какая есть: если один сосуд – подделка, так, может, и второй Грааль тоже ненастоящий? Выходит, баба Вера ошиблась про Иисуса Христа, Иосифа Аримафейского, рыцарей короля Артура и Священную чашу? Обидно, красивая история получилась.

– А знаете, – мечтательно протянула его жена. – Мне, почему-то, кажется, что подлинный Грааль так и лежит в тайном месте, куда его спрятали христиане, после поражения рыцарей Круглого стола. Вспомните, вся суета вокруг Священной чаши началась с того, что Максим и Валера получили список церковной утвари, похищенной во время войны. Я уверена, Валера не правильно перевел запрос пастора из немецкой деревни с непроизносимым названием. А чаша, которая досталась Джигиту в качестве карточного долга, на самом деле была дароносицей или кубком для причастия. Валерка был двоечником, с трудом сдавал сессии, а уж церковная терминология на одном из германских диалектов – вообще, дело для него темное. А вот болтун и хвастун он был знатный…

Кстати, что с Валеркой и Максом? Переломы срослись?

– Срослись, срослись. Можешь за них не волноваться, – насмешливо протянул Виктор, а Любаша отвернулась, и сделала вид, что рассматривает узор из жемчуга и стразов на подоле свадебного платья.

Мы задумчиво помолчали, обдумывая новую версию судьбы Грааля, и одобрительно покивали головами. Лично мне такой вариант понравился больше всего.

50
{"b":"1793","o":1}