ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Но Скунду видел их, – возразил Ла-Лах. – И Клок-Но-Тон тоже. Это мы знаем.

– А ты почему знаешь, сын глупца? – загремел Симэ, и его толстая бычья шея побагровела от прилива крови.

– Я слышал это из их собственных уст – потому и знаю.

Симэ фыркнул:

– Шаман – только человек. Разве не могут его слова быть лживы, точно так же как твои и мои? Тьфу, тьфу! И еще раз тьфу! Вот что мне все твои шаманы с их дьяволами вместе! Вот что! И вот что!

И, прищелкивая пальцами на все стороны, Симэ пошел прочь, а толпа боязливо и почтительно расступилась перед ним.

– Добрый охотник и искусный рыболов, но человек дурной, – сказал один.

– И все же ему во всем удача, – откликнулся другой.

– Что ж, стань и ты дурным, и тебе тоже будет во всем удача, – через плечо бросил ему Симэ. – Если б мы все были дурными, нечего было бы делать шаманам. Пфф! Все вы, как малые дети, боящиеся темноты.

Когда в час вечернего прилива лодка, привезшая Клок-Но-Тона, пристала к берегу, Симэ все так же вызывающе смеялся и даже отпустил какую-то дерзкую шутку, увидев, что шаман споткнулся, выходя на берег. Клок-Но-Тон сердито посмотрел на него и, не сказав ни слова приветствия, с гордым видом направился прямо к дому Скунду, минуя толпу ожидающих.

Что произошло во время этой встречи, осталось неизвестным людям племени, потому что они почтительно теснились поодаль и даже говорили шепотом, покуда оба великих кудесника совещались между собой.

– Привет тебе, Скунду! – буркнул Клок-Но-Тон не слишком уверенно, видимо, не зная, какой прием будет ему оказан.

Он был исполинского роста и башней высился над тщедушным Скунду, чей тоненький голосок прозвучал в ответ, точно верещание сверчка.

– И тебе привет, Клок-Но-Тон, – сказал тот. – Да озарит нас светом твое прибытие.

– Но верно ли… – Клок-Но-Тон замялся.

– Да, да, – нетерпеливо прервал его маленький шаман. – Верно, что для меня настали плохие дни; иначе я не стал бы благодарить тебя за то, что ты явился делать мое дело.

– Мне очень жаль, друг Скунду…

– А я готов радоваться, Клок-Но-Тон.

– Но я отдам тебе половину того, что получу.

– О нет, добрый Клок-Но-Тон, – воскликнул Скунду, подняв руку в знак протеста. – Напротив, отныне я раб твой и должник и до конца своих дней буду счастлив служить тебе.

– Как и я…

– Как и ты сейчас готов мне служить.

– В этом не сомневайся. Но скажи, ты, значит, считаешь, что эта кража одеял у женщины Гунии трудное дело?

Спеша нащупать почву, приезжий шаман допустил ошибку, и Скунду усмехнулся едва заметной слабой усмешкой, ибо он привык читать в мыслях людей и все люди казались ему ничтожными.

– Ты всегда умел действовать круто, – сказал он. – Не сомневаюсь, что вор станет тебе известен в самое короткое время.

– Да, в самое короткое время, стоит мне только взглянуть. – Клок-Но-Тон снова замялся. – Не было ли тут кого-нибудь чужого? – спросил он.

Скунду покачал головой.

– Взгляни! Не правда ли, превосходная вещь?

Он указал на покрывало, сшитое из тюленьих и моржовых шкур, которое гость стал разглядывать с затаенным любопытством.

– Мне оно досталось при удачной сделке.

Клок-Но-Тон кивнул, внимательно слушая.

– Я получил его от человека по имени Ла-Лах. Это ловкий человек, и мне не раз приходила мысль…

– Ну? – не сдержал своего нетерпения Клок-Но-Тон.

– Мне не раз приходила мысль. – Скунду голосом поставил точку и, помолчав немного, прибавил: – Ты умеешь круто действовать, и твое прибытие озарит нас светом, Клок-Но-Тон.

Лицо Клок-Но-Тона повеселело.

– Ты велик, Скунду, ты шаман из шаманов. Я буду помнить тебя вечно. А теперь я пойду. Так, говоришь ты, Ла-Лах ловкий человек?

Скунду вновь усмехнулся своею слабой, едва заметной усмешкой, затворил за гостем дверь и запер ее на двойной засов.

Когда Клок-Но-Тон вышел из дома Скунду, Симэ чинил лодку на берегу и оторвался от работы только для того, чтобы открыто, на виду у всех зарядить свое ружье и положить его рядом с собою.

Шаман отметил это и крикнул:

– Пусть все люди племени соберутся сюда, на это место! Так велю я, Клок-Но-Тон, умеющий обнаруживать дьявола и изгонять его.

Клок-Но-Тон прежде думал созвать народ в дом Гунии, но нужно было, чтобы собрались все, а он не был уверен, что Симэ повинуется приказанию; ссоры же ему заводить не хотелось. Этот Симэ из тех людей, с которыми лучше не связываться, особенно шаманам, рассудил он.

– Пусть приведут сюда женщину Гунию, – приказал Клок-Но-Тон, озираясь вокруг свирепым взглядом, от которого у каждого холодок пробегал по спине.

Гуния выступила вперед, опустив голову и ни на кого не глядя.

– Где твои одеяла?

– Я только что разостлала их на солнце, и вот – оглянуться не успела, как они исчезли, – плаксиво затянула она.

– Ага!

– Это все вышло из-за Ди-Йа.

– Ага!

– Я больно прибила его за это и еще не так прибью, потому что он навлек на нас беду, а мы бедные люди.

– Одеяла! – хрипло прорычал Клок-Но-Тон, угадывая ее намерение сбить цену, которую предстояло уплатить за ворожбу. – Говори про одеяла, женщина! Твое богатство известно всем.

– Я только что разостлала их на солнце, – захныкала Гуния, – а мы бедные люди, у нас ничего нет.

Клок-Но-Тон вдруг весь напружился, лицо его исказила чудовищная гримаса, и Гуния попятилась. Но в следующее мгновение он прыгнул вперед с такой стремительностью, что она пошатнулась и рухнула к его ногам. Глаза у него закатились, челюсть отвисла. Он размахивал руками, неистово колотя по воздуху; все его тело извивалось и корчилось, словно от боли. Это было похоже на эпилептический припадок. Белая пена показалась у него на губах, конвульсивные судороги сотрясали тело.

Женщины затянули жалобный напев, в забытьи раскачиваясь взад и вперед, и мужчины тоже один за другим поддались общему исступлению. Только Симэ еще держался. Сидя верхом на опрокинутой лодке, он насмешливо глядел на то, что творилось кругом, но голос предков, чье семя он носил в себе, звучал все более властно, и он бормотал самые страшные проклятия, какие только знал, чтобы укрепить свое мужество. На Клок-Но-Тона страшно было глядеть. Он сбросил с себя одеяло, сорвал всю одежду и остался совершенно нагим, в одной только повязке из орлиных когтей на бедрах. Он скакал и бесновался в кругу, оглашая воздух дикими воплями, и его длинные черные волосы развевались, точно сгусток ночной мглы. Но неистовство Клок-Но-Тона подчинено было какому-то грубому ритму, и когда все кругом подпали под власть этого ритма, когда все тела раскачивались в такт движения шамана и все голоса вторили ему, – он вдруг остановился и сел на землю, прямой и неподвижный, вытянув вперед руку с длинным, похожим на коготь, указательным пальцем. Долгий, словно предсмертный стон пронесся в толпе, – съежившись, дрожа всем телом, люди следили за грозным пальцем, медленно обводившим круг. Ибо с ним шла смерть, и те, кого он миновал, оставались жить и, переведя дух, с жадным вниманием следили, что будет дальше.

Наконец с пронзительным криком шаман остановил зловещий палец на Ла-Лахе. Тот затрясся, словно осиновый лист, уже видя себя мертвым, свое имущество разделенным, свою жену замужем за своим братом. Он хотел заговорить, оправдаться, но язык у него прилип к гортани и от нестерпимой жажды пересохло во рту. Клок-Но-Тон, свершив свое дело, казалось, впал в полузабытье; однако он слушал с закрытыми глазами, ждал: вот сейчас раздастся знакомый крик – великий крик мести, слышанный им десятки и сотни раз, когда после его заклинаний люди племени, точно голодные волки, бросались на трепещущую жертву. Однако все было тихо; потом где-то хихикнули, и в другом месте подхватили – и пошло, и пошло, пока оглушительный хохот не потряс все кругом.

– Что это? – крикнул шаман.

– Хо! Хо! – смеялись в ответ. – Твоя ворожба не удалась, Клок-Но-Тон!

– Все же знают! – запинаясь, выговорил Ла-Лах. – На восемь долгих месяцев я уходил на лов тюленей с охотниками из племени сивашей и только сегодня вернулся домой и узнал о покраже одеял.

23
{"b":"17946","o":1}