ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Взять Чумазого!
    Массовые психозы. «В страхе больше зла, чем в том, чего боятся»
    Отморозок
    Ее величество кошка
    Водоворот
    Его чужая жена
    Когда ты будешь готова. Как спокойно спланировать беременность и настроиться на осознанное материнство
    Тайна проклятого герцога. Книга вторая. Герцогиня оттон Грэйд
    Бездна между нами
  • Мамочка, не кричи! Воспитание без крика и маминых истерик
    Самая страшная книга 2021
    Таргетолог как удаленная профессия. Практикум по освоению профессии с нуля
    Непобедимое солнце. Книга 1
    Фиасоль у себя в норке
    Не оставляй меня
    Второй ошибки не будет
    Стеклянный отель
    Вселенная. Емкие ответы на непостижимые вопросы
  • Лотос-блюз
    Сердце из стекла. Откровения солистки Blondie
    Загадка Тигриного острова
    Импровизаторы. Саквояж мадам Ренар
    Трое в карантине и другие неприятности
    Грязная правда. Уберись на планете или убирайся с нее
    Как мы принимаем решения
    Стремление к счастью. С комментариями и объяснениями
    Запретное место
  • Чек-лист гения. 9 парадоксов одаренности
    Разбуженные герои
    Путь минималиста. Как выбрать главное и избавиться от лишнего во всех сферах жизни
    Файролл. Квадратура круга. Том 3
    101 способ создания новых источников дохода. Как зарабатывать на всем и всегда
    Посмотри на неё
    Разумный мир. Как жить без лишних переживаний
    Против гигантов. Как Spotify подвинул Apple и изменил музыкальную индустрию
    7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
  • Мистер и миссис Смит
    Чужой: Эхо
    Опасный метод лечения шизофрении
    Для чего вы пришли в этот мир. Три астрологических ключа к вашему предназначению
    По ту сторону от тебя
    Запасной мир
    Копирайтинг: сила убеждения
    Мажор
    Клиническая ординаДура
  • Зов Крохи, или Философский антиMBA в стиле научпоп
    Ледяное сердце
    Куда бы ты ни шел – ты уже там
    Внутри убийцы
    Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
    Голуби
    Кошачий глаз
    Мы всегда жили в замке
    Бойся, я с тобой

Содержание  
A
A

— Невеста готова, — сказала дама Кирилу Петровичу, — прикажите садиться в карету.

— С богом, — отвечал Кирила Петрович и, взяв со стола образ, — подойди ко мне, Маша, — сказал он ей тронутым голосом, — благословляю тебя… — Бедная девушка упала ему в ноги и зарыдала.

— Папенька… папенька… — говорила она в слезах, и голос ее замирал. Кирила Петрович спешил ее благословить, ее подняли и почти понесли в карету. С нею села посаженая мать и одна из служанок. Они поехали в церковь. Там жених уж их ожидал. Он вышел на встречу невесты и был поражен ее бледностию и странным видом. Они вместе вошли в холодную, пустую церковь; за ними заперли двери. Священник вышел из алтаря и тотчас же начал. Марья Кириловна ничего не видала, ничего не слыхала, думала об одном, с самого утра она ждала Дубровского, надежда ни на минуту ее не покидала, но когда священник обратился к ней с обычными вопросами, она содрогнулась и обмерла, но еще медлила, еще ожидала; священник, не дождавшись ее ответа, произнес невозвратимые слова.

Обряд был кончен. Она чувствовала холодный поцелуй немилого супруга, она слышала веселые поздравления присутствующих и всё еще не могла поверить, что жизнь ее была навеки окована, что Дубровский не прилетел освободить ее. Князь обратился к ней с ласковыми словами, она их не поняла, они вышли из церкви, на паперти толпились крестьяне из Покровского. Взор ее быстро их обежал и снова оказал прежнюю бесчувственность. Молодые сели вместе в карету и поехали в Арбатово; туда уже отправился Кирила Петрович, дабы встретить там молодых. Наедине с молодою женой князь нимало не был смущен ее холодным видом. Он не стал докучать ее приторными изъяснениями и смешными восторгами, слова его были просты и не требовали ответов. Таким образом проехали они около десяти верст, лошади неслись быстро по кочкам проселочной дороги, и карета почти не качалась на своих английских рессорах. Вдруг раздались крики погони, карета остановилась, толпа вооруженных людей окружила ее, и человек в полумаске, отворив дверцы со стороны, где сидела молодая княгиня, сказал ей: «Вы свободны, выходите». — «Что это значит, — закричал князь, — кто ты такой?..» — «Это Дубровский», — сказала княгиня. Князь, не теряя присутствия духа, вынул из бокового кармана дорожный пистолет и выстрелил в маскированного разбойника. Княгиня вскрикнула и с ужасом закрыла лицо обеими руками. Дубровский был ранен в плечо, кровь показалась. Князь, не теряя ни минуты, вынул другой пистолет, но ему не дали времени выстрелить, дверцы растворились, и несколько сильных рук вытащили его из кареты и вырвали у него пистолет. Над ним засверкали ножи.

— Не трогать его! — закричал Дубровский, и мрачные его сообщники отступили.

— Вы свободны, — продолжал Дубровский, обращаясь к бледной княгине.

— Нет, — отвечала она. — Поздно, я обвенчана, я жена князя Верейского.

— Что вы говорите, — закричал с отчаянием Дубровский, — нет, вы не жена его, вы были приневолены, вы никогда не могли согласиться…

— Я согласилась, я дала клятву, — возразила она с твердостию, — князь мой муж, прикажите освободить его и оставьте меня с ним. Я не обманывала. Я ждала вас до последней минуты… Но теперь, говорю вам, теперь поздно. Пустите нас.

Но Дубровский уже ее не слышал, боль раны и сильные волнения души лишили его силы. Он упал у колеса, разбойники окружили его. Он успел сказать им несколько слов, они посадили его верхом, двое из них его поддерживали, третий взял лошадь под уздцы, и все поехали в сторону, оставя карету посреди дороги, людей связанных, лошадей отпряженных, но не разграбя ничего и не пролив ни единой капли крови в отмщение за кровь своего атамана.

Глава XIX

Посреди дремучего леса на узкой лужайке возвышалось маленькое земляное укрепление, состоящее из вала и рва, за коими находилось несколько шалашей и землянок.

На дворе множество людей, коих по разнообразию одежды и по общему вооружению можно было тотчас признать за разбойников, обедало, сидя без шапок, около братского котла. На валу подле маленькой пушки сидел караульный, поджав под себя ноги; он вставлял заплатку в некоторую часть своей одежды, владея иголкою с искусством, обличающим опытного портного, и поминутно посматривал во все стороны.

Хотя некоторый ковшик несколько раз переходил из рук в руки, странное молчание царствовало в сей толпе; разбойники отобедали, один после другого вставал и молился богу, некоторые разошлись по шалашам, а другие разбрелись по лесу или прилегли соснуть по русскому обыкновению.

Караульщик кончил свою работу, встряхнул свою рухлядь, полюбовался заплатою, приколол к рукаву иголку, сел на пушку верхом и запел во всё горло меланхолическую старую песню: Не шуми, мати зеленая дубровушка,* Не мешай мне молодцу думу думати.

В это время дверь одного из шалашей отворилась, и старушка в белом чепце, опрятно и чопорно одетая, показалась у порога. «Полно тебе, Степка, — сказала она сердито, — барин почивает, а ты знай горланишь; нет у вас ни совести, ни жалости». — «Виноват, Егоровна, — отвечал Степка, — ладно, больше не буду, пусть он себе, наш батюшка, почивает да выздоравливает». Старушка ушла, а Степка стал расхаживать по валу.

В шалаше, из которого вышла старуха, за перегородкою раненый Дубровский лежал на походной кровати. Перед ним на столике лежали его пистолеты, а сабля висела в головах. Землянка устлана и обвешана была богатыми коврами, в углу находился женский серебряный туалет и трюмо. Дубровский держал в руке открытую книгу, но глаза его были закрыты. И старушка, поглядывающая на него из-за перегородки, не могла знать, заснул ли он или только задумался.

Вдруг Дубровский вздрогнул: в укреплении сделалась тревога, и Степка просунул к нему голову в окошко. «Батюшка, Владимир Андреевич, — закричал он, — наши знак подают, нас ищут». Дубровский вскочил с кровати, схватил оружие и вышел из шалаша. Разбойники с шумом толпились на дворе; при его появлении настало глубокое молчание. «Все ли здесь?» — спросил Дубровский. «Все, кроме дозорных», — отвечали ему. «По местам!» — закричал Дубровский. И разбойники заняли каждый определенное место. В сие время трое дозорных прибежали к воротам. Дубровский пошел к ним навстречу. «Что такое?» — спросил он их. «Солдаты в лесу, — отвечали они, — нас окружают». Дубровский велел запереть ворота и сам пошел освидетельствовать пушечку. По лесу раздалось несколько голосов и стали приближаться; разбойники ожидали в безмолвии. Вдруг три или четыре солдата показались из лесу и тотчас подались назад, выстрелами дав знать товарищам. «Готовиться к бою», — сказал Дубровский, и между разбойниками сделался шорох, снова всё утихло. Тогда услышали шум приближающейся команды, оружия блеснули между деревьями, человек полтораста солдат высыпало из лесу и с криком устремились на вал. Дубровский приставил фитиль, выстрел был удачен: одному оторвало голову, двое были ранены. Между солдатами произошло смятение, но офицер бросился вперед, солдаты за ним последовали и сбежали в ров; разбойники выстрелили в них из ружей и пистолетов и стали с топорами в руках защищать вал, на который лезли остервенелые солдаты, оставя во рву человек двадцать раненых товарищей. Рукопашный бой завязался, солдаты уже были на валу, разбойники начали уступать, но Дубровский, подошед к офицеру, приставил ему пистолет ко груди и выстрелил, офицер грянулся навзничь. Несколько солдат подхватили его на руки и спешили унести в лес, прочие, лишась начальника, остановились. Ободренные разбойники воспользовались сей минутою недоумения, смяли их, стеснили в ров, осаждающие побежали, разбойники с криком устремились за ними. Победа была решена. Дубровский, полагаясь на совершенное расстройство неприятеля, остановил своих и заперся в крепости, приказав подобрать раненых, удвоив караулы и никому не велев отлучаться.

Последние происшествия обратили уже не на шутку внимание правительства на дерзновенные разбои Дубровского. Собраны были сведения о его местопребывании. Отправлена была рота солдат, дабы взять его мертвого или живого. Поймали несколько человек из его шайки и узнали от них, что уж Дубровского между ими не было. Несколько дней после сражения он собрал всех своих сообщников, объявил им, что намерен навсегда их оставить, советовал и им переменить образ жизни. «Вы разбогатели под моим начальством, каждый из вас имеет вид, с которым безопасно может пробраться в какую-нибудь отдаленную губернию и там провести остальную жизнь в честных трудах и в изобилии. Но вы все мошенники и, вероятно, не захотите оставить ваше ремесло». После сей речи он оставил их, взяв с собою одного **. Никто не знал, куда он девался. Сначала сумневались в истине сих показаний: приверженность разбойников к атаману была известна. Полагали, что они старались о его спасении. Но последствия их оправдали; грозные посещения, пожары и грабежи прекратились. Дороги стали свободны. По другим известиям узнали, что Дубровский скрылся за границу.

49
{"b":"179615","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Море внутри
    Обезьяны в бизнесе. Как запускать проекты по лучшим стратегиям Кремниевой долины
    Burger King. Как построить империю
    Искусство править миром
    Титаны психиатрии XX столетия
    Холодный мир
    Любовь между строк
    Внутри убийцы
    Где сходятся ветки
  • Падение в неизбежность
    Джулия Гав и Феликс Мяу
    Физика повседневности. От мыльных пузырей до квантовых технологий
    Психосоматика лишнего веса. Дело не в еде
    И вдруг тебя не стало
    Ее тело и другие
    Поверхностное натяжение
    Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
    Шведская уборка. Новый скандинавский тренд Döstädning – предсмертная уборка
  • Берсерк забытого клана. Маги Аномалии Разлома
    После
    Бродяга
    Жало белого города
    Временщик. Книга первая
    Почему цифровая трансформация не дает результата и что делать, чтобы всё заработало
    Тело-лекарь. Книга-тренажер для оздоровления без лекарств
    Совесть. Происхождение нравственной интуиции
    Тейпирование лица. Омоложение во сне
  • Тайные виды на гору Фудзи + бонус-трек «Столыпин»
    Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
    Русский язык для билингвов 8–10 лет. Сборник текстов. Списать и пересказать
    Дом на диете. Канадский метод расхламления пространства
    Жужа и Коровка спасают малютку
    Свидание с русалкой
    После ссоры
    Любовь не по сценарию
    Умное материнство. Беременность и роды без домыслов и мифов. Советы мамы-акушера
  • Эрик Фоглер и преступление белого короля
    Семейные тайны. Практика системных расстановок
    На пятьдесят оттенков темнее
    Лётчик
    Слишком много и всегда недостаточно
    Падение в неизбежность
    Язык как игра. Как помочь ребенку заговорить на иностранном языке и никогда не останавливаться
    Индивидуальный проект. Рабочая тетрадь. 10–11 классы
    Маленькое кафе в Копенгагене
  • Мама, я демона люблю!
    Не оставляй меня
    Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
    Красный дождь
    Шанталь. Против течения
    Как довести профессора
    Я злюсь! И имею право. Как маме принять свои чувства и найти в них опору
    Остров кошмаров. Томагавки и алмазы
    Искусство мягкого влияния. 12 принципов управления без принуждения