ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шли тысячелетия, первые запретные дети, превращались в целые запретные народы, жившие за границами армориканских земель. В Ар-Мор их стали называть толланы — полулюди или дословно полуатланы. Сами же они гордо именовали себя тольтеки, то есть свободные от альтеков — такое имя было на севере присвоено жителям Атлан.

Новые племена строили свои города, ковали оружие, но в самой Атлан о них не принято было упоминать. Пришел день, когда несколько вечно враждующих тольтекских царств на севере объединились для общего похода и, как смерч, обрушились с гор на цветущие долины. В Атлане не побеспокоились до тех пор, пока горстки перепуганных белых поселенцев, забыв о всех обрядах очищения, не стали высаживаться на родных берегах и рассказывать об извращенной жестокости тех, кого еще вчера как бы «не было».

2

Путь от Дагониса до побережья Ар Мор занимал сутки плавания.

— Солнце восходит на западе! — зло крикнул старый кормщик Урс, тыча корявым пальцем в горизонт. — Смотрите!

Все уставились в след его руке с таким видом, как будто они только сейчас поняли, куда плывут. Общий вздох прокатился по кораблю от скамей гребцов до палубы, где столпились солдаты. «Еще немного, и они открыто заявят о нежелании сходить на берег», — подумал принц, глядя по сторонам. Нестройный гул голосов заставил его обернуться. Ропот немедленно стих, но недовольное выражение на лицах осталось.

То же самое творилось и на других судах. С «Белого Змея», который служил Акхану флагманом, было хорошо видно, как люди облепили палубы и, тыча руками в небо, что-то кричат.

— Все по местам! — рявкнул принц. — Еще один звук, и я вывешу над водой приветственные гирлянды из ваших голов! — Он по опыту знал, что должен привести людей в чувства, еще до того, как кто-либо выскажет открытое неповиновение. — Офицеры ко мне в палатку.

Под желтоватым шелковым пологом палубного шатра Акхана было светло. Солнечные зайчики прыгали по полу и ярким узором ложились на стены. Командующий уселся на изящный складной табурет с львиными ножками и мрачно разглядывал собравшихся.

— Приплыли. — неодобрительно сказал он, когда последний калель с самого отдаленного корабля шагнул под узорную тень полога. Не понятно, к чему относились слова принца: то ли к радостному событию встречи с землей, то ли к поведению войска.

Офицеры тягостно молчали. Ни кто не смел поднять глаза. Характер Принца Победителя был известен.

— Вы не на допросе в Туле. — резко бросил Акхан. — Садитесь.

Это было новостью. Оказывается Сын Солнца разрешает сидеть в своем присутствии!

Офицеры неуверенно опустились на пол и скрестили ноги. Тяжелый взгляд командующего переходил с одного лица на другое. Большинства собравшихся он не знал. Только 12 командиров его личной гвардии, которых ему с большим трудом удалось взять в эту экспедицию, держались привычно. Остальные сидели, потупившись и втянув головы в плечи. Среди них заметно выделялось много молодых калелей, судя по возрасту, едва закончивших военную школу в Иссе. Это не понравилось Акхану. Они взирали на него исподлобья с жадным любопытством. Принц Победитель был для них легендой, очень далекой от реальности. И вот теперь легенда потерла давно разбитое колено и осведомилась:

— Какие вопросы? — Испытующий взгляд Акхана уперся в молоденького калеля с одной леопардовой мордой на плече. — Юноша, вас что-то беспокоит?

Молодой человек вскочил, вытянувшись, как полковое знамя, и уставился прямо перед собой немигающими глазами.

— Ну?

— Люди… — выдавил из себя офицер, — они… спрашивают. Зачем мы здесь?

Калель выдохнул и умер под насмешливым взглядом холодных зеленовато-серых глаз принца.

Акхан расстегнул пояс и снял меч.

— Большинство из тех, которые теперь задают вам дурацкие вопросы, еще неделю назад сбивались в толпы и расхаживали по улицам Дагониса с криками «Спасите наших мертвых!» Напомните им об этом, если они забыли. — принц ободряюще кивнул. — Можете сказать также, что мы, живые, приплыли сюда избавить своих покойников от грабежа и насилия. Что тольтеки чинят им обиды, отбирают золото, ткани и благовония, насилуют танцовщиц, развлекающих наши мумии, что они перекрыли дороги, по которым тени предков совершают послеобеденные прогулки.

Раздался сдавленный смех. Лица стали менее напряженными.

— Я говорю вам то, что передали мне представители Лунного Круга. — сообщил принц. — Ни слова от себя. — Он вздохнул. — Наше дело выполнить приказ. Каждый отвечает за свой корабль… Вам опять что-то непонятно?

Молодой калель ерзнул, но ободренный поведением принца, снова встал.

— У меня на корабле одни каторжники. — тихо сказал он.

Повисла долгая пауза.

— Я знаю. — медленно произнес Акхан. Он не знал. Так вот, о чем его пытался предупредить Кими. Бандиты и зеленые мальчишки — это и есть отборные войска! Лунный Круг уверил принца в другом. Ему отдавали армию, вернувшуюся из Та-Кем. Действительно, очень хорошие части. Правда, краем уха Акхан слышал, что они понесли большие потери, но жрецы сообщали о пополнении войск. Значит от старых частей остались только имена: Дом Леопардов, Дом Летучих Мышей, Дом Броненосцев… Люди же были другими.

— Так кого вы больше боитесь, — ледяным тоном спросил Акхан. — Мертвой Земли или собственных солдат?

Офицер вспыхнул.

— Каждый отвечает за свой корабль. — повторил принц. — У вас есть выбор, молодой человек, — обратился он к калелю, — либо вы повесите пару роптунов и пресечете неповиновение в корне, либо вам самому придется сносить своих солдат на берег на руках.

Раздался нервный смех, но Акхан прервал его жестом.

— Скажите им, что эта страна набита золотом, как храмовые переходы под Атланом. Что каждый, кто останется жив, получит свободу и столько драгоценностей, сколько сможет унести в своем плаще. Все.

Он встал, давая понять, что совет окончен.

— Искет, Кема, Кавик, — обратился принц к своим адъютантам, до сих пор молча сидевшим у задней стены. — Разделите наших людей на небольшие группы и по очереди отправьте со всеми офицерами на корабли. Пусть приведут команды к повиновению. Действуйте тихо и постепенно. Нас мало, судов много. Я думаю, казни двух-трех зачинщиков будет довольно, что б остальные вспомнили свое место. Далеко не все захотят поддерживать бунт, зная, что им обещаны свобода и золото.

Взгляд командующего уперся в лицо черного офицера-дагомейца. Судя по татуировкам на щеках, он принадлежал к Дому Леопардов. Его возраст и свежие шрамы показывали, что негр — один из немногих офицеров, оставшихся в живых после кемийского похода. Акхан сделал ему знак остаться.

— Выйдем на палубу. — предложил принц, когда чернокожий воин склонился перед ним в почтительном поклоне. — Как твое имя?

— Митуса, акалель.

— Ты принадлежишь к Дому Леопарда?

— Принадлежал. — горькая улыбка тронула пухлые губы офицера.

Они остановились у борта, глядя, как другие командиры спускаются в лодки и неторопливо отчаливают к своим кораблям.

— Сколько человек осталось у тебя в подчинении из старых воинов?

— Акалель смеется?

— Прости.

Акхан зло закусил губу. «Значит все. Мне говорили другое».

— Что ты можешь сказать о тех войсках, которые есть сейчас?

Умное лицо негра приняло скептическое выражение.

— Понятно. А офицеры?

— Дети.

— Как привести их в чувства?

— Одна хорошая драка не помешает. — пожал громадными плечами Митуса. — Те, кто останется, будут подчиняться силе.

— Мои двести человек — капля в море. — сказал Акхан. — Но это очень хорошо обученные люди. Попробуем что-то сделать.

— Если вам удастся их высадить, акалель, я скажу, что верю во все те истории, которые о вас рассказывают. — негр широко улыбнулся, открыв ряд остро отточенных зубов.

— Это больно? — С интересом спросил Акхан, показывая на резцы собеседника.

— Удобно. — кивнул Митуса. — Мы, люди-леопарды — другие.

2
{"b":"17965","o":1}