ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я знаю. — ответил Акхан. В его голосе звучало уважение, которого дагомеец обычно не слышал от атлан, и Митуса решился.

— Могу я задать вопрос, акалель? — спросил он, в упор глядя на командующего.

— Да.

Негр помедлил.

— Я слышал, — растягивая слова, произнес он, — что вы прибыли всего за два дня до отплытия.

Акхан кивнул.

— Я понимаю: два дня — не срок, — осторожно продолжал негр, — но почему вы все же ни разу не приехали посмотреть на войска?

Акхан молчал.

— Простите мне, акалель, но вы не производите впечатление человека беспечного. — настаивал Митуса. — Так почему?

— Мне было запрещено. — коротко сказал принц.

Чуть помедлив, он добавил:

— Когда высадимся, держись поближе ко мне и моим людям, ведь пребывание в мнимом Доме Леопарда для тебя позор, не так ли?

— Спасибо, акалель. — в голосе негра прозвучала благодарность.

— Можешь идти.

Акхан проследил глазами за тем, как огромная фигура чернокожего «леопарда» спустилась в лодку, и отвернулся от борта.

У него было еще одно мало приятное дело. «Черт бы побрал этого старого осла Урса! Вечно он подливает масла в огонь, когда его не просят!» Заложив руки за спину, принц направился на корму с твердым намерением отчитать вояку.

Старик, широко расставив кривые ноги, налегал на руль и раздраженно прищелкивал языком при каждом скрипе деревянной конструкции.

— Принесла нелегкая. — сообщил он, завидев командующего.

Акхан остановился. Откровенно говоря, он не знал, как выбранить старика. Урс служил его дому еще тогда, когда самого принца не было на свете. Он знал его с пеленок. Молодым моряком Урс входил в сопровождение принцессы Тиа-мин, матери Акхана, когда она отправилась в далекий Ареас, чтоб выйти замуж за короля Алдерика и тем самым скрепить хрупкий мир между вечно враждебными атлан и народом севера. Не прошло и трех месяцев, как разразилась новая война, и Тиа-мин бежала на родину. С помощью все того же верного Урса. Дома у нее родился мальчик, что по меркам Атлан было не бог весть каким событием. Но вот для ареасов почему-то предпочтительнее считалась именно мужская линия. Как они при этом высчитывали свое родство, Акхан не знал. Алдерик решительно потребовал вернуть сына, однако Тиа-мин в храме Атлат торжественно поклялась, что отцом ребенка был не король, а простой воин из его охраны. Обесчещенный враг потерял к ребенку всякий интерес, правда он своими руками убил солдата, имя которого назвала Тиа-мин, и сжег 12 городов на северном побережье Атлан, не пощадив ни одного жителя, но потом как-то успокоился, снова женился, и, говорят, жил очень счастливо. Чего Акхан не сказал бы о большой недружной семье своей матери. Душу неприятно царапало и то, что имя второго сына Алдерика отличалось от имени акалеля всего на несколько букв — наследника гиперборейского престола звали принц Ахо.

— Урс, — мягко произнес принц, — я прошу тебя, не пугай людей.

Старик передернул плечами.

— Разве я говорил неправду? — Он упрямо потыкал рукой в горизонт, где за грядами серых облаков уже виднелись красноватые цепи гор. — Это плохая земля.

— Нам все равно придется высаживаться. — сказал Акхан.

— Оно конечно, — хмыкнул Урс, — правда я надеялся высадиться здесь на годок — другой попозже… — он зашелся каркающим смехом, перешедшим в кашель. — Вот что пойми, сынок, — кормщик присел и снизу в верх заглянул Акхану в лицо, — раз уж ты привез сюда живых, то твоя задача хотя бы не увести мертвых.

«Что он несет? — думал Акхан. — Как я могу увести отсюда мертвых? Сложить мумии на корабли? Если б все поменьше говорили загадками, глядишь и я бы не чувствовал себя таким дураком!» Он вспомнил напутственные слова жреца, передавшего ему волю Лунного Круга: «Досыта накорми богов кровью неприятелей Атлан и сохрани тень нашей земли там, где она лежит». И это военный приказ! Для выполнения которого ему дали 14 тысяч человек и 2 тысячи кораблей! «Видимо, ровно столько надо, чтоб удержать тень на месте. Тяжелая, должно быть, штука. Ну, на то мы и великая страна! Клянусь перьями Атлат, если я не сойду с ума, это будет великое чудо!»

Акхан видел, как от корабля к кораблю скользят несколько 20-весельных лодок с его воинами. Пока все шло гладко. Он приказал судам разойтись на большое расстояние друг от друга под предлогом обилия подводных скал у побережья. Теперь с одного корабля плохо было видно, что происходит на остальных. Часа через два, может меньше, все закончится. Если будет на то воля богов! И тогда он начнет высадку.

3

Солнце стояло уже в зените, когда 2 тысячи военных кораблей Атлан в полной тишине подошли к каменистому берегу. Слышны были только мерные удары весел о тугую, отливавшую красноватым цветом, воду. Мелкие водоросли предавали неприятный бурый оттенок прибойной жиже.

Встретившая их земля была неприветливой. Мало что напоминало рассказы о чудесных, похожих на сады, долинах Ар Мор с их райскими цветами и дивными фруктами, пропитанными сладким ядом вечности.

Акхан специально выбрал безлюдное побережье для высадки. Он не хотел, чтобы разнежившиеся в центральных провинциях тольтеки сразу узнали о прибытии флота противника. Сначала следовало оглядеться. Там, за красноватыми отрогами гор, находилась Шибальба — великий жертвенный город — последний оплот белых атлан, который по словам армориканских беженцев, продолжал сопротивляться нашествию. Именно к нему и следовало направить войска.

В молчании корабли бросили якоря. Со всех судов были сброшены тяжелые дубовые сходни, уткнувшиеся в землю, но ни один человек не ступил на них. Слышно было, как свистит ветер в снастях и где-то далеко в море щелкают косяки дельфинов, привлекая самок.

Возле Акхана из ничего возникла синяя фигура жреца.

— Нам пора. — услышал принц свистящий шепот Тикаля. Этот худой сгорбленный человек был послан по приказу Лунного Круга сопровождать флот в Ар Мор. Его синее траурное одеяние навевало в этих местах особую тоску. Ногти и зубы жреца тоже были выкрашены мертвенно-синим лаком. Он осторожно коснулся локтя командующего кончиками своих бестрепетных пальцев. Акхан не отдернул руку. Тонкие белесые губы Тикаля исказило подобие улыбки.

— Ваши люди медлят. — повторил он.

— Мои люди — только люди. — оборвал его Акхан

Принц шагнул к борту и быстрой пружинящей походкой начал спускаться по сходням вниз. Его пурпурный плащ — знак высочайшего достоинства — был хорошо виден со всех кораблей. Вот золотые сандалии Акхана коснулись черной гальки. Вот он уже стоит один, обернувшись к кораблям. На мгновение принцу показалось, что суда сейчас поднимут якорь и уйдут, оставив его на проклятой земле. Как сквозь сон, он услышал гул голосов. Воины спускались, катили бочки, ворочали тюки. Кто-то поскользнулся и упал в воду, раздались хохот и брань.

— Вы хороший командир. — произнес опять возникший рядом Тикаль.

«Он что так и будет таскаться за мной?» — зло подумал Акхан, но вслух ничего не сказал. Его голова склонилась в знак молчаливой благодарности за комплемент. Принц направился на взгорье, откуда открывался хороший обзор прибрежной долины.

— Разбивайте лагерь здесь. — сказал он подошедшим офицерам. — Прикажите людям сказу подниматься сюда, пусть Дом Броненосца начинает окапываться.

— Но, акалель… — тихий свистящий шепот жреца снова послышался рядом. — Там, за горами, Шибальба. Разве вы не двинетесь сразу на помощь?

Акхан резко развернулся, его руки сами сложились в почтительный жест у груди, но голос прозвучал тверже, чем следовало.

— Вы только что сказали, что я хороший командир, — произнес он. — так постарайтесь оставить военные распоряжения мне. Шибальба нуждалась в помощи, когда вы покидали Ар Мор. А что с ней сейчас?

Жрец молчал.

— Сначала следует послать вперед лазутчиков и узнать, кто хозяин священного города, — продолжал принц. — что вообще происходит вокруг. Я не собираюсь действовать вслепую.

3
{"b":"17965","o":1}