ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В планы Тикаля никак не входило открывать наследнику гипербореев глаза на существование у него брата в Атлан. Он и так намучился с этим изнеженным, капризным царевичем, не добившись ничего путного! А теперь, после разрушения святилища, Тикалю как можно скорее надо было возвращаться в Шибальбу и доложить о случившемся.

— Атланской? Слава богам! — выдохнул принц, и, поймав на себе косой взгляд Лаге, махнул рукой. — Убирайся! Нечего тебе здесь делать, позови Венсельма, он мне нужен.

Из дальнего угла палатки выбрался другой юноша с красивым испуганным лицом.

— Венсельм, радость моя! — Ахо застонал. — Подойди поближе. Если б ты знал, как твоему господину плохо!

Лаге вышел на улицу, с удовольствием оставив кампанию этих сумасшедших. Утро было свежим, так и хотелось полазать среди камней, а может даже взобраться на самый верх и посмотреть, что там вчера грохнуло. Так нет же! Сиди здесь! Потому что этим безруким олухам может понадобиться помощь! Лаге туда, Лаге сюда. А Венсельм умеет только краситься, как девка!

Подумать только, когда-то, едва узнав, что ему предстоит стать оруженосцем у сына самого короля Алдерика, обожаемого властелина всего Ареаса, Лаге хохотал и прыгал от счастья! Теперь ему хотелось удавиться. Кстати, это был единственный выход из его положения: гипербореи не разрывали службы. Он обязан был Ахо абсолютным, непререкаемым подчинением и не мог рассказать обо всем, что видел и слышал в доме принца.

Если б даже, движимый страхом за судьбу Ареаса, юноша и решился поведать королю обо всех гнусностях, свидетелем которых он стал, служа Ахо, его словам, возможно, и поверили бы, но сам Лаге должен был бы покончить с жизнью, чтоб развязать неразрешимый узел противоречия между долгом и долгом.

— Лаге! — раздраженный голос принца прервал размышления оруженосца. — Куда запропастился этот рыжий болван?

Юноша вернулся в палатку.

— Что угодно господину?

— Подай лед. — бросил Ахо. — Прежняя порция совсем растаяла! И вытри мне лицо полотенцем.

«Ну конечно! Венсельм сделать этого не мог! — зло подумал Лаге. — Он отморозит себе пальцы и вымочит руки, у него потрескается кожа от холода…» Юноша наколол льда, сделал новый компресс и опять опустился у постели хозяина на корточки. Ахо между тем продолжал развивать свою любимую тему.

— Мистический смысл произошедшего для меня совершенно ясен, господин Тикаль. Явление моей внутренней сущности было настолько впечатляющим, что великое каменное кольцо Туудума не выдержало и развалилось от подземных толчков той силы, которую хотели передать мне боги Мертвой Земли. В моем призраке была такая мощь! Вы понимаете? Такая страшная неотвратимая сила, что даже я испугался!

«Господи, да тебя ежом в рукаве напугать можно!» — хмыкнул Лаге.

Принц осекся, его глаза сузились и взгляд уперся в мрачное лицо оруженосца.

— Не смей бубнить себе под нос! Когда твой хозяин говорит! — Коротким ударом тыльной стороны ладони Ахо опрокинул миску со льдом и массивные перстни на руке принца впечатались в челюсть оруженосца.

Лаге тихо охнул от боли. Его высочество был силен, очень силен. Он унаследовал все физические качества и даже облик своего отца, великого воина и великого владыки Алдерика.

С гневом сбросив с себя одеяла, Ахо прошелся по палатке.

— Я из тебя выбью дурь! — маленький складной табурет отлетел в угол.

— Оставьте его, ваше высочество. — примирительным тоном обратился к Ахо Тикаль. — Он совсем еще мальчик и слишком долго воспитывался в Асгарте при дворе вашего отца, чтоб наши рассуждения могли ему нравиться.

Ахо раздраженно махнул рукой.

— Пусть помалкивает. Нам надо разгадать значение моих видений, понять все, что они предвещают и от чего предостерегают меня.

Лаге ползал по полу, собирая лед в самый большой осколок миски. Ему совсем не улыбалось лезть за новой порцией. Искоса он бросал короткие недовольные взгляды на принца. По понятием гиперборейцев, наследник сейчас совершал недопустимое — заглядывал за грань собственной жизни. Но Ахо часто поступал так… Он привечал зведочетов и толкователей снов, собирал магические рукописи. Тайно приезжавшие к нему мудрецы из Ле Му и Та-Кем гадали для принца по полету птиц и по внутренностям животных.

— Ваше высочество требует от меня немедленно ответить на все вопросы. — строго возразил Тикаль. — Вы хотите, чтоб я давал толкования видений с той же скоростью, с какой вы скатились с горы.

В голосе жреца Лаге услышал насмешку.

— Между тем как мне следует свериться с показаниями звезд и гадать по змеиным внутренностям, хотя, — Тикаль помедлил, — человеческие подошли бы больше.

Последние слова жреца не удивили оруженосца. Служа принцу, он знал даже больше, чем, видит Бог, хотел бы знать! Да, Ахо и его окружение приносили человеческие жертвы. Правда лишь в исключительных случаях. Но, поскольку для гипербореев после изгнания Алдериком пожирателей крови любая жертва была — табу, то Лаге не мог передать ощущения стыда и грязи, в котором он постоянно пребывал, сопровождая своего господина.

— Тебе нужен человек? — все еще очень раздраженно бросил Ахо. — Возьми Лаге. В наших делах он совершенно бесполезен.

— А есть вам кто будет готовить? — немедленно отозвался оруженосец. — Венсельм? Может, он еще и навоз из-под ваших кляч станет выгребать?!

— Ты груб. — неодобрительно заметил Тикаль. — Но ты прав. — жрец обернулся к принцу. — Без него нас в дороге действительно ждут многие неудобства. А что касается гадания, то мне не пришлось бы к нему прибегать, если б в свое время ваше высочество принесло хрустальный череп из Дома Змей. Этот кусок камня открывал нам прямую связь с духами Туудума. Без него не стоило соваться в каменный круг, но вы настояли и что же? Сейчас Туудум разрушен, и я не знаю, доброе ли это предзнаменование для ваших дел?

Ахо насупился, он не любил, когда ему напоминали о его промахах. Тем более таких существенных как потеря камня. Он не сумел забрать его у какого-то грязного тольтека! Унижение было сильным.

«Да уж, — вспомнил Лаге, — в Доме Змей нам пришлось туго! У меня до сих пор левая рука плохо разгибается. Как этот варвар по ней врубил палицей!»

— При помощи этого камня вы могли бы разбудить того, кто дремлет под ледяным щитов в Гиперборее! — продолжал жрец. — И он пришел бы вам на помощь при восстановлении власти старых богов. Теперь время упущено. Вы должны не позднее следующего месяца вернуться домой. Иначе ваш отец заподозрит неладное.

Ахо почти с ненавистью посмотрел на жреца.

— Вам пора возвращаться. — настойчиво повторил Тикаль. — Мы и так задержались в Туудуме, мне тоже пришло время оставить вас и двигаться к Шибальбе.

— Кажется, у нас действительно нет выхода. — махнул рукой принц

Ахо еще немного поломался и согласился с доводами Тикаля, всем своим видом демонстрируя, как ему не хочется возвращаться домой. Зато Венсельм прямо-таки воспрянул духом.

— Вы только подумайте, хозяин, — попытался он растормошить принца. — Мы больше не будем скитаться по этим проклятым джунглям и горам, нас не будут жалить москиты и болотные гадюки! Мы сможем вымыться в горячей воде с отваром мяты, завернуться в мягкие полотенца с запахом фиалок. Мы забудем о черствых лепешках. О, форель в белом мидгардском! О, медовые ванахеймские пряники с орешками! О, засахаренные пенки с кобыльего молока! Я мечтаю, чтоб мое тело массажировали с кедровым маслом, чтоб оно снова стало гладким и прекрасным, как до путешествия!

«Расквохтался!!!» — с отвращением подумал Лаге. Ему тоже была далеко не безразлична мысль о возвращении домой и, если говорить честно, то засахаренных пенок Лаге хотелось не меньше, чем Венсельму. Увидеть заметенные снегом Рифейские горы, ровные, как стол, степи, на которых паслись стада мамонтов с черно-рыжей шерстью, и могучие вожаки задирали вверх свои громадные бивни… показалось оруженосцу несбыточной мечтой. А то, что принц не сумел добыть как раз ту вещь, за которой поехал, так это не новость. Разве Ахо хоть однажды добивался того, чего хотел?

45
{"b":"17965","o":1}