ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При всем исключительном честолюбии принца и стремлении любыми средствами достичь поставленной цели сын Алденика никогда не мог похвастаться удачливостью своего отца, которому козырная карта так и шла в руки! Словно судьба расплачивалась с ним за то единственное в жизни крупное несчастье, когда он, еще совсем молодым, едва вступив на престол, женился на принцессе Тиа-мин из дома атланских владык, а она опозорила его, связавшись с каким-то стражником…

Разводя сейчас огонь в небольшой переносной жаровне, чтоб приготовить завтрак для своих спутников, Лаге обдумывал странную мысль, пришедшую ему в голову. А что было бы, если б Ахо, тайно путешествуя по землям атлан, столкнулся с сыном Тиа-мин? Конечно, это невозможно, потому что они сейчас на самой глухой окраине, а не в столичном Дагонисе. Но сама идея показалась юноше забавной, особенно в свете ночных страхов принца. В Ареасе не все верили, что Тиа-мин 25 лет назад сказала правду… Чего только не бывает на свете!

5

Возвращение Принца Победителя в Шибальбу было триумфальным. Акалель не только очистил долины Ар Мор от тольтеков, но и сумел заключить с оставшимися в горах родами такое соглашение, по которому они обязывались охранять низинные земли. Правда за это пришлось расплатиться несколькими свободными от переселенцев долинами, где собирались построить свои новые поселки Ягуары и Броненосцы, а также установить для тольтеков ежегодные подарки в качестве жалования за службу. Но заставить этих дикарей служить Атлан, пусть и за плату, уже само по себе было великой победой.

Принц понимал это. Жрецы Шибальбы тоже, поэтому они скрывали свое недовольство. Если акалель за несколько месяцев армориканской кампании выиграл, то они проиграли. И серьезно. Проиграли в скрытой от простых смертных игре: красная земля больше не тряслась. Тени богов понимали, что внезапный покой камней под ногами наступил лишь на время, что великие духи Туудума вновь вернутся и накажут своих взбунтовавшихся детей за разрушение недр священной горы, из которых они забирали пищу железных птиц. Однако простаки на улицах этого не сознавали!

Беснующиеся от восторга толпы жителей Ар Мор встречали акалеля и его армию на протяжении всей дороги от гор Туудума до Шибальбы. Тоже самое происходило и в горах: тольтеки буквально на руках тащили Принца Победителя от поселка Тулума до крепости Тулан. Для них он был богом, уничтожившим проклятый каменный круг, остановившим разрушение земли, на которой они жили и даже поймавшим несколько духов Туудума.

— Чего ты добился, сын мой? — спросил верховный жрец Шибальбы у акалеля после пышной церемонии встречи. — Того, что не выполнил наших указаний, всю дальновидность которых можно постичь, лишь обладая нашими знаниями? — тонкие губы Халач-Виника сложились в подобие бледной улыбки. — Духи Туудума пришли сюда давно. Тысячи, может быть миллионы лет назад… Они спустились с неба на своих пернатых змеях и завоевали эту землю. Они покорили наших жалких предков и сделали из них людей, как много позже сами атлан поступали с жителями Та-Кем, Ар Мор, Хи-Брасил… Они научили нас всему, что мы умеем. — слепые белые глаза жреца уставились куда-то далеко, за плечо акалеля. — Они — великие учителя человечества. Но за каждое знание надо платить. Твоя армия не должна была вернуться.

— Я тоже не должен был вернуться. — кивнул акалель. — И тем не менее я вернулся. Поэтому вы сейчас можете только подчиниться. — он помедлил. — А чтобы вы хорошо запомнили этот урок, в полном соответствии со страстным желанием жителей Ар Мор, ваши зеленые боги из Туудума будут завтра же принесены в жертву на алтарях наших храмов. После чего людей убивать перестанут, ведь земля больше не трясется!

Акалель встал.

— Ты совершаешь большую ошибку, сын мой. — растягивая слова, проговорил жрец. — Мы, без сомнения, сообщим в Дагонис о твоих действиях.

— Без сомнения. — сухо кивнул Акхан.

На следующий день все его приказания были исполнены. При большом стечение народа на вершине пирамиды Солнца в Шибальбе пали под жертвенными ножами все привезенные акалелем зеленые уродцы. Но сам Принц Победитель не пошел смотреть на церемонию. Он знал, что тени богов никогда не простят ему содеянного, ибо вместе с белой слизью, вытекающей из рассеченных тел небесных червей, вытекала и власть жрецов Шибальбы над красной землей, которая больше не содрогалась, как в лихорадке. Теперь Туудум был разрушен.

Внешне Сыну Солнца оказали все почести, каких он заслуживал как победитель. Он и его люди прошли обряды очищения, необходимые, чтоб вернуться домой. Их головы увенчали повязки из золотых нитей, а шеи — белые гирлянды поздних цветов глицинии. Но тревога и отчуждение чувствовались в каждом шаге, в каждом жесте жрецов.

В день прибытия Акхан узнал, что столь ненавистный им Тикаль тайно отплыл от армориканских берегов на восток, в сторону Атлан. У акалеля не было сомнений в миссии Тикаля — его явно послал Халач-Виник с жалобой на самоуправство Принца Победителя. Но это сейчас мало беспокоило Акхана. Почему? Он и сам не знал.

— Ты слишком самонадеян, мальчик. — сказал ему старый Урс, с которым принц встретился на побережье у кораблей.

Именно кормщик и сообщил акалелю о бегстве Тикаля.

— Похоже, эта птичка хочет раньше других сесть на родной берег! — Урс неодобрительно покачал головой.

— Берег Атлан, старина, родной для нас, а не для него. — усмехнулся акалель.

— И все же он накличет на нас беду. — настаивал на своем кормщик. — Надо было поймать его и скормить акулам. Мало ли что он наплетет о тебе в Дагонисе!

Принц повернулся к старику. На его лице застыло отрешенное выражение.

— Мне все равно, Урс. — сказал он. — Правда. Я не знаю, почему, но меня это совершенно не задевает… Странно, да?

Кормщик на кривых ногах заковылял к принцу и, слегка привстав на носки, похлопал гордого сына Тиа-мин по плечу.

— Это кровь, мальчик. Кровь берет свое.

Старик замолк, уставившись куда-то за спиной акалеля. Стоял тихий звездный вечер. В лагере атлан горели немногочисленные костры. Припасы еще днем погрузили на корабли, и сейчас большинство воинов спало. Отплытие было назначено на следующий день после восхода.

— Урс, ты не договорил, — принц дернул старика за руку, пытаясь отвлечь от созерцания ночных теней за соседним камнем.

В этот момент кормщик изо всей силы рванул руку Акзана на себя, и акаель, потеряв от неожиданности равновесие, упал ничком на землю. Он услышал, как над его головой что-то свистнуло. Раздался сдавленный стон кормщика, и Урс мешковато ополз на камни. Из шеи старика торчала маленькая оперенная стрела, какими обычно плюются из трубок дикари.

— Тревога!!! — выхватив меч, акалель бросился к россыпи камней, за которой, как ему показалось, мелькнула какая-то тень.

По зову командующего лагерь в один миг наполнился топотом ног и ревом труб. Тревога получилась что надо. С беспорядочным метанием огней, ничего не понимающими сонными солдатами и перепуганными часовыми.

За ближайшим камнем Акхан наткнулся на труп маленького краснокожего человечка с длинной зеленой трубкой в руках. Это был не тольтек, а один из низкорослых жителей юго-западных болот, откуда в Ар Мор издавна привозили храмовых рабов. Его горло было перерезано от уха до уха. Рядом на песке виднелись следы сандалий, поднимавшиеся вверх по холму, но возле самого лагеря они были затоптаны сотнями ног, беспорядочно метавшихся солдат.

Убийцу так и не удалось найти.

Принц склонился над кормщиком и осторожно поднял ладонями его голову.

— Урс, старина… — акалель не мог себе даже представить, что человек, лицо которого он привык видеть с детства, вдруг исчезнет. — Потерпи, мы вынем стрелу.

— Не стоит. — кормщик слабо искривил губы, на которых уже появилась розоватая пена. — Не стоит, нагнись пониже, мальчик, я должен кое-что тебе сказать…

Акхан наклонился еще больше, почти касаясь ухом щеки умирающего.

46
{"b":"17965","o":1}