ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лучик присел на краешек одного из стульев просторной библиотеки, слушая историю Кэтрин. Особенно ему нравилось слушать, как она рассказывала про него. Несмотря на то что Лучик так и не проронил ни слова, между ними установилась тесная связь. Кэтрин казалось, что она никогда не была так счастлива, как в эти мгновения. Лучик стал для нее настоящим другом, еще и обладающим волшебными возможностями – он умел летать и мысленно разговаривать с лунными лучиками. Он все время смешил девочку, не забывая о ее безопасности. Теперь ни один Кошмарик и близко не мог к ней подойти. Что ж! Кто же не мечтает о таком друге, для общения с которым слова не нужны.

Сегодня вечером Лучик переживал за Кэтрин сильнее, чем когда бы то ни было. Он ясно чувствовал тревогу и грусть девочки: дети в Сантофф Клауссене остались одни, без защиты старого мага и отважного разбойника.

Пока Кэтрин кормила гусыню – процесс, для которого требовалась помощь нескольких Йети и несчетное количество толокна[1], – Лучик решил быстренько слетать в деревушку, чтобы еще раз удостовериться в безопасности жителей. Кэтрин не видела, как он улетел, но сразу же почувствовала его отсутствие. Но у ее друга был еще один тайный план – проверить, не скрывается ли где Бука.

Всю жизнь Лучика можно было разделить на три периода. Первый – время, когда он был хранителем и защитником Лунного Малыша. Эта часть жизни практически забылась. О втором периоде вспоминать не хотелось – это бессчетное количество темных лет, которые, как казалось, тянулись бесконечно в холодной сырой пещере, где Лучик был заточен в ледяном сердце Короля кошмаров. Третий период, к счастью, оказался наполнен радостью и светом. Он встретил новых друзей и чувствовал себя счастливее, чем когда-либо. Так размышлял бывший хранитель Лунного Малыша, летя в ночном небе, перепрыгивая с облака на облако и позволяя ветру свободно нести себя.

Счастливее всего Лучика сделала встреча с Кэтрин. Девочка оказалась необыкновенно сердечной, доброй, готовой в любой момент прийти на помощь. Для Кэтрин Сантофф Кауссен был особым местом. Пожалуй, деревушку она любила больше всего на свете. Именно поэтому Лучик проверил ее с особой тщательностью, чтобы ни один Кошмарик не пробрался сквозь волшебный лес. «А если Бука задумает обидеть этих детей, – решил для себя Лучик, – я сделаю все возможное, чтобы остановить его. Даже если мне снова придется ценой собственной свободы или жизни заточить Короля кошмаров где-нибудь в подземелье, я, не задумываясь, сделаю это».

Той ночью Лучик опустился на землю Сантофф Клауссена. Он осмотрел каждый уголок в заколдованном лесу. Что это было? Листик, дрожащий в лунном свете, или крадущаяся тень Страшилки? Почему поблек лунный свет – виновато набежавшее облако или снова козни Буки?

После того как Лучик проверил каждую кочку в лесу, заглянул под каждую ветку, он направился в деревню. От его внимания не укрылся ни один дом: он заглядывал в окна, осматривал дворы, даже вскопал землю вокруг Корневища – не притаились ли там Кошмарики! Наконец, он коснулся алмазным клинком того места, где Король кошмаров, превратившись в серый дым, растворился в земле. Сейчас там виднелось чернильное пятно, словно старый шрам, напоминающий о былой ране. Лунный лучик, притаившийся в лезвии клинка, загорелся ярче, и светящийся мальчик увидел, что пятно выглядит точно так же, как и вчера. Он снова перепроверил страшное место, а затем удовлетворенно улыбнулся – никаких следов Страшилок и Буки. Обычно этого было достаточно, чтобы Лучик успокоился и, запрыгнув на пробегающее мимо облако, принялся за свою любимую игру – салочки с лунными лучиками. Но сегодня что-то шло не так. Возможно, все те годы, проведенные в ледяном сердце Короля кошмаров, сделали светящегося мальчика чрезвычайно восприимчивым ко злу. И поэтому, спрятавшись в тени, отбрасываемой деревьями, он наблюдал за тем, как дети гурьбой возвращаются в Корневище, чтобы услышать волшебную сказку на ночь о снежных гусях. Теперь герой знал их по именам: вот это Саша, это Петер, это Фог, а это братья Уильямы. Светящийся мальчик услышал, как они обсуждают чудесную книгу Кэтрин и ее удивительный рассказ. Кажется, ребята уже забыли о Короле кошмаров, по крайней мере в данный момент они торопились поскорее улечься в постели и наконец услышать продолжение истории про необычных птиц. Лучик тоже любил рассказы Кэтрин, но сегодня он чувствовал – ему будет не до них.

Пасхальный Кролик, или Путешествие к центру Земли - i_005.png

Глава пятая

Сказка на ночь о Девочке, Гусе и Снежном человеке, который оказался вовсе и не таким гадким

Как только дети вошли внутрь Корневища, прямо из его сердцевины появились кровати, развернувшись во все стороны, подобно спицам гигантского колеса. В каждом ряду было по пять кроватей. В центре помещения протянулась винтовая лестница.

Уильям-самый младший легко взбежал по лестнице и первым плюхнулся в кровать. Своего механического солдатика он усадил рядом с подушкой, так, чтобы тот не заслонял ему книгу Кэтрин – подвешенная к потолку, она спускалась вниз, слегка подрагивая на тончайших шелковых веревках мистера Кверти. В следующее мгновение остальные ребята уютно устроились в своих мягких постелях. В воздухе разлился сладкий запах какао, а рядом с каждым малышом появилась тарелка с печеньями. Дети охотно принялись за лакомства в ожидании увлекательного рассказа.

– Она расскажет нам о гигантском гусенке! – восторженно захлопала в ладоши Саша.

– И о Лучике, – добавил Уияльм-самый младший. – Он мне больше всех понравился!

Услышав свое имя, прятавшийся снаружи Лучик прильнул к окну. И хотя беспокойство все еще не отпускало, неприятно покалывая в груди, он позволил себе немного расслабиться, увидев, что Петрович и медведь тоже здесь, у входа в Корневище, берегут покой малышей. Лучик снова прижался лицом к стеклу, и как раз вовремя: переплет книги Кэтрин дрогнул, и страницы стали перелистываться сами собой. Голос снова зазвучал в комнате, словно тихая колыбельная.

– Сегодня я расскажу вам о своей гусыне, – начала она. – Но должна признаться, история довольно грустная.

– Я не люблю грустные сказки, – тут же оборвала ее Саша.

– Это только начало грустное, не волнуйся, – с улыбкой заверила девочку Кэтрин.

Обрадовавшись, Саша довольно откинулась на подушку. Мотылек примостился в изголовье ее кровати, и вместе они с интересом принялись разглядывать рисунки – заснеженные горы и ледники.

– После битвы с Северянином, которая произошла на ваших глазах, Король кошмаров вселился в тело механического джинна, превратившись в паука. А когда благодаря Лучику он вынужден был отступить, то в отместку вызвал сход лавины. Чудовищные снежные массы накрыли собой гнездо гусей.

Дети хором ахнули, когда страница перевернулась и показались изображения гигантских птиц. Кэтрин рассказала, как помогала откапывать гнездо. К сожалению, все птицы погибли, но нашлось одно серебристое яйцо.

– Самое прекрасное, которое я когда-либо видела, – грустно добавила девочка.

Дети Сантофф Клауссена прекрасно знали, что случилось с родителями Кэтрин, поэтому не удивились, узнав, что их подруга спасла маленького осиротевшего гусенка, ведь когда-то давным-давно она и сама была сиротой.

– Мы склонились над яйцом, – продолжала тем временем девочка, – и услышали легкое потрескивание, затем в нем появилась маленькая дырочка, сквозь которую просунулся крохотный оранжевый клювик, а за ним и белоснежная пушистая головка.

Открылась новая страница, и дети увидели рисунок – гусенка, наполовину вылупившегося из яйца.

– Жаль, что вы не можете почувствовать, какие мягонькие у нее перышки! Но может я привезу ее с собой. Я назвала гусыню Кайлаш – по имени самой низкой горы в Гималаях.

– Кайлаш, – восторженно повторила Саша. – Мне нравится!

– Мы с Лучиком помогли снежным гусям заново построить гнезда. Вы себе не представляете, какие у этих птиц большие гнезда – размером с целую комнату! А гуси выше ростом самого Ника! Они могут поднять человека в воздух! Да-да, на них можно летать! Омбрик каждый раз смеется, когда видит Кайлаш, смешно ковыляющую за мной, – продолжала рассказ Кэтрин. – Мне кажется, он чувствует себя дедушкой. Иногда я даже сплю с малышкой, чтобы ей не было так одиноко. А еще я очень рада, что Йети знают, как готовить еду для снежных гусей.

вернуться

1

Мука из зерен овса или ячменя.

4
{"b":"179823","o":1}