ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Земля перестанет вращаться
Смотри в лицо ветру
Как стать рыцарем. Драконы не умеют плавать
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Рожденный бежать
Кровь, кремний и чужие
#Имя для Лис
Сила притяжения
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
A
A

Он архитипичный холостяк, которого вечно будут считать подходящим для брака. Она подозревала, что он проведет жизнь, окруженный женщинами, полными надежд. Наверно, он бы не удивился, если бы она присоединилась к этой толпе. Джессика поежилась от неловкости. Он ведь предупреждал ее!

– Да. Я знаю. Знаю. Знаю. Знаю… Это от бездеятельности. Я это ненавижу. Мне надо работать. – Она переставила поднос с колен на стол.

– Только тогда вы чувствуете себя полноценным членом общества. Так?

Она закрыла глаза и прислонилась затылком к спинке софы.

– Что-то вроде этого. Я существо сверхактивное и в отчаянии оттого, что болею.

– Вам лучше попытаться время от времени замедлять движение.

– А вам? – Она чуть приоткрыла глаза и посмотрела на него.

– Мне не надо. Я мужчина. – Он подождал, пока изменится ее выражение, и расхохотался. – Эти слова всегда действуют одинаково! А теперь у вас простуда, и к тому же придется воевать с высоким кровяным давлением, которое поднялось от праведного гнева на мое замечание. Но по крайней мере на мгновение исчезнет склонность к упадочническим настроениям. Так. А теперь распоряжения доктора. До конца недели не стоит утруждать себя появлением на работе. – Он изучал ее сверху донизу, словно ученый, который определяет размер особенно упорной бактерии.

– Посмотрю, как пойдут дела, – пробормотала Джессика.

Она начала вставать, но он помахал рукой: мол, не беспокойтесь.

– Вообще-то я не сказал то, ради чего приехал, сообщил он, надевая пиджак.

– Что именно?

– Вы и ваша команда сделали прекрасную работу, и я собираюсь отметить это. Поэтому хочу попросить вашего совета.

– Моего совета? Где мой дневник? Я должна записать эти слова красными буквами.

– Отношу ваше замечание на счет болезненного состояния. – Он показал ей знакомую волчью ухмылку. – Вы знаете свою команду гораздо лучше, чем я.

– Да, это правда, – кивнула Джессика, потом поддавшись искушению, добавила:

– По правде говоря, они редко видят вас.

Он нахмурился, а она состроила безмятежную улыбку.

– По-моему, неделя на природе могла бы быть чудесной идеей…

– Неделя на природе? Где? – Джессика надеялась, что он не собирается предлагать дом отдыха. Невозможно представить ни одного ее сотрудника, который бы обрадовался отдыху в этом унылом заведении. Они все совсем молодые люди и не способны оценить правильный распорядок дня и рациональное, по часам, питание.

– Где-нибудь в жарких местах. Как вы думаете? Они оба автоматически посмотрели в сторону окна в эркере. Свинцовые тучи обещали самую плохую английскую погоду.

– Уверена, что все будут в восторге, – искренне воскликнула Джессика. – Погода ужасная, правда?

– Скверная.

– Когда вы предполагаете, это может быть?

– На этот уикенд. Если офис смог бы продержаться недельку без сотрудников.

– На этот уикенд? – Человек, очевидно, далек от реальности. Неужели он думает, что за такое короткое время могут быть куплены куда-нибудь билеты? – И конечно, в офисе останутся сотрудники. Куда они денутся?

– Кто?

– Для начала я. Есть секретари и люди, не имевшие отношения к судебному иску…

– Включая вас, четырнадцать человек.

– Вы хотите повезти на неделю в жаркие края весь офис? – Она недоверчиво засмеялась.

– У вас есть возражения?

– О, вовсе нет! – весело возразила Джессика. – Конечно, аэролинии могут иметь свободные места. Но я сомневаюсь, чтобы они сумели доставить тринадцать человек в солнечную Испанию в тот момент, как тем захотелось!

– Говорите, в солнечную Испанию? Между прочим, в это время года она не бывает солнечной. А что касается аэролиний, зачем они нам?

– Да? А как еще вы предполагаете путешествовать? – с сахариновым сарказмом в голосе удивилась она. – Вплавь?

– У меня есть небольшой самолет…

– У вас есть… самолет? Конечно, разве он есть не у всех? Какое хозяйство без самолета?

– У меня также есть остров в Карибском море, добавил он, насмешливо глядя на Джессику.

– У вас есть остров в Карибском море? – Она вытаращила на него глаза.

– Конечно. Разве он есть не у всех? Какое хозяйство без острова?

Джессика стала пунцовой. Почему с той минуты, как появляется этот мужчина, из ее рта вылетают одни глупости?

– Значит, вы планируете доставить весь мой офис на вашем самолете на продленный уикенд на ваш остров?

– Да, идея примерно такая. Как вы думаете, люди оценят этот жест?

– Еще как оценят. Их реакция понятна. Они просто онемеют от шока. А двое старших, Мэри и Элизабет, им уже за пятьдесят, может быть, просто оживут.

– А что скажете вы?

– А что скажу я?

– Вы включены в список приглашенных. Насколько я понимаю, к пятнице вы отделаетесь от простуды?

Ей не хотелось ехать. Частные самолеты, частные острова, болтаться где-то рядом с Бруно Карром? Это не ее представление об отдыхе.

– Не уверена, что смогу поехать.

– Почему?

– Потому что… Я уже запустила работу, пришлось много возиться с этим судебным иском. Мне нужно вернуться в офис и посмотреть, что происходит.

– Это может несколько дней подождать. Мысленно она суетливо перебирала причины и не могла точно определить, почему с таким предубеждением относится к предложенному отдыху.

– Когда вы последний раз были в отпуске? Она нахмурилась, задумавшись над вопросом.

– Сколько-то месяцев назад, – наконец призналась она. – Мой образ жизни вроде бы не включает отдых.

– Ваш образ жизни вроде бы не включает отдых? Она услышала в его голосе иронию и вспыхнула.

– Я очень деловая женщина, – натянуто сообщила она Бруно Карру. – У меня нет времени шататься по миру из-за минутной прихоти.

Джессика поняла, что она имела в виду годы, которые уже прошли. Сначала она вся ушла в экзамены, потом в работу, доказывая, чего стоит. Она сосредоточила все силы на карьере, чтобы добиться финансовой независимости. Это была главная задача, которую она поставила перед собой. И почти не замечала, как уходило время. Так прошло пять лет с тех пор, как у нее был настоящий отпуск. Да, время от времени случались продленные уикенды, несколько свободных дней на Рождество. Но уехать куда-то подальше от сумасшедшей толпы и расслабиться казалось ей роскошью, о существовании которой она почти забыла.

– Конечно, это очень щедрое предложение…

– Разве нет? – холодно спросил он. – Но все же такое, какое вы не считаете возможным принять…

– Если бы я из-за болезни не пропустила эти последние несколько дней…

– В таком случае вы, конечно, не будете против и сообщите новость вашим сотрудникам, что вы за них отказались от моего предложения. Уверен, они поймут.

Бруно повернулся и направился к дверям. Она вскочила и побежала за ним.

– Что вы имеете в виду? Вы хотите сказать, что если я не поеду, то никто не поедет?

– Именно. – Он так резко обернулся, что она налетела на его грудь.

– Это несправедливо!

– Почему? В первый день меня там не будет, если я вообще приеду. Мне нужно быть уверенным, что кто-то несет ответственность за организацию отдыха, тогда я буду знать: все в порядке.

– Это же взрослые люди!

– Ваш выбор. – Он пожал плечами и посмотрел на нее.

Она вздохнула.

– Хорошо. Я поеду. К пятнице я поправлюсь. Кроме того, если Бруно Карр не собирается туда ехать, она сможет расслабиться, а ей так нужен отдых.

– В полдень четверга мой секретарь свяжется с вами и сообщит о деталях. – Его пальцы уже лежали на ручке двери, и, уходя, он добавил:

– Приятно знать, что вы способны думать о других, не только о себе.

– И что, по-вашему, это должно означать? – спросила она, когда он уже шел к машине.

Он не затруднил себя ответом и не стал оборачиваться.

– Почему бы вам не лечь и не подумать над этим? – Голос совершенно безразличный – мол, она может последовать его совету, а может и пренебречь.

Он уехал, оставив ее онемевшей от негодования.

12
{"b":"17990","o":1}