ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Брачная игра
Homo Deus. Краткая история будущего
Тепло его объятий
Почему коровы не летают?
Рунный маг
Ведьмак (сборник)
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Строим доверие по методикам спецслужб
Русалка высшей пробы
A
A

– И ко мне она не имеет отношения?

– Именно так!

– Непорочное зачатие. Папа будет заинтересован.

– Ты понимаешь, что я имею в виду.

– Объясни мне. Почему ты не хотела мне говорить об этом?

– Не понимаю тебя, – пробормотала Джессика. – То ты в ярости, потому что подозреваешь, будто я охочусь за богатым мужем. Через минуту ты в ярости, потому что думаешь, что я не охочусь за богатым мужем. – Их глаза встретились. Она выдержала его взгляд, хотя это было трудно.

Джессика первая опустила глаза. И наступила разрядка. Он отошел от нее и сел на софу.

– Ты совершенно ясно показал, какой ты мужчина. – Джессика делала паузы между словами, пытаясь собрать мысли в какой-то порядок. – Ты быстро справляешься с работой. Быстро справляешься с женщинами. Разве не ты жаловался, что твоя последняя подружка становится, на твой вкус, слишком капризной? – Она с вызовом уставилась на него, ожидая возражений. Но он молчал. – Я с уважением отношусь к твоим вкусам. Меньше всего в мои намерения входило загонять тебя в угол. Вынуждать тебя поспешно принять ответственность за человека, которого ты едва знаешь.

– Так каков твой план? Скажи точно!

– Справиться самой, – бросила она. – Разве это не очевидно?

– И начиная справляться самостоятельно, ты написала заявление, сократив тем свой доход.

– У меня нет выбора, – процедила Джессика сквозь стиснутые зубы.

– Итак, сейчас у тебя нет работы… Что дальше?

– Я намерена найти другую работу.

– И чем ты будешь заниматься?

– Тем же, что делала раньше, – натянуто проговорила она.

– О, поправь меня, если я не прав. Беременной женщине трудно получить постоянную работу, разве не так? Наниматели косо смотрят на сотрудниц, которые смогут работать всего несколько месяцев.

– Бывает временная работа, – неуверенно возразила Джессика.

– И за нее прилично платят?

– Не сомневаюсь, я что-нибудь найду… – Голос сорвался, и она, нахмурясь, принялась разглядывать пальцы.

– Переписка текстов? Замена ушедшей в отпуск? Временная работа самая неприятная, и за нее относительно мало платят. Скудное жалованье. И к тому же тебе придется оплачивать солидные счета. Конечно, у тебя могут быть большие сбережения на такой черный день, как сейчас.

– Я могла бы…

– Без денег и без семейной поддержки… Джессика стрельнула в него взглядом. Лучше бы ей не пускаться с ним в откровенные беседы, которые сейчас обернулись против нее.

– Я сумею справиться.

– И твои трудности не кончатся с рождением ребенка, – безжалостно продолжал он. Она почувствовала, как слезы собираются в уголках глаз, и поморгала, прогоняя их. – Ты будешь одна. Когда родится ребенок, тебе надо будет найти очень хорошую работу. Оплатить уход за ребенком. Няню. И все это за свой счет.

– Что ты предлагаешь? Чтобы я прервала беременность? – Она едва сумела выговорить страшные слова. Сама мысль вызывала у нее отвращение. Если он толкал ее к такому решению, то пусть убирается вон.

Ни разу она не задумывалась об аборте. Первая реакция на беременность – смятение и страх. Но при этом с самого начала она испытывала какой-то дикий восторг при мысли, что она принесет в мир малыша. Раньше ребенок не входил в ее планы. Но теперь она так сильно хотела его, что сама не могла себе поверить. Это работали биологические часы. А она-то считала, что у нее их нет.

– Ты оскорбляешь меня, – проговорил он с презрением, от которого повеяло морозом. – Я думал о подобном предложении не больше, чем о совете прыгнуть с крыши.

Он замолчал и принял такой вид, будто с удовольствием обдумывал что-то очень занимательное. Или будто набрал полный рот прекрасного вина и смакует его.

– Итак, мы пришли к выводу, что без моей поддержки рождение ребенка насколько желательно, настолько же и невозможно.

– Ни к какому выводу мы не приходили! Тысячи женщин рожают детей и вполне справляются. – Она бы никогда в этом не призналась, но ему удалось отчасти поколебать ее уверенность в себе. Джессика понимала, что намеренно смотрела в будущее через розовые очки. Это был для нее своеобразный способ самозащиты. Но он заставил ее посчитать все капканы и ловушки. То, что она увидела, ей совсем не понравилось.

– У этих женщин не было выбора.

– А у меня есть?

– О да, – мягко произнес он. – У тебя определенно есть.

Ей не понравилось выражение его глаз. Оно тревожило ее.

– И какой у меня выбор? – Джессика знала ответ и не хотела его слышать.

– Выйти за меня замуж.

– Замуж? – Джессика уставилась на него, буквально открыв рот. Она боялась, что вот-вот начнет истерически смеяться. – За тебя? – Смех рвался из живота. Начал кривиться рот. Она вполне сознавала, что это совершенно неприемлемая реакция, но ничего не могла поделать. Она начала тихонько хихикать, потом все громче, пока не разразилась приступом смеха. Смятение, стресс, неопределенность наконец нашли выход. Она слышала свой смех и думала, что никогда не сможет остановиться. Потом смех перешел в слезы. Но не в слезы веселья. В слезы, вызванные чем-то другим.

Когда он ударил кулаком по столу, звук получился такой громкий и такой неуместный, что у нее перехватило дыхание.

– Прекрати! Сейчас же!

– Не могу, – вытирая слезы, пробормотала она. – Я смеюсь над твоим нелепым предложением.

– Ты смеешься потому, что иначе просто лопнешь, и ты знаешь об этом, мрачно пояснил он.

Джессика молча смотрела на него. Он прав. Она уже чувствовала вкус слез тревоги и забот и неприязненно смотрела на него. Ей удалось построить маленький кокон и спрятаться в нем, а он пришел и одним ударом все разрушил.

– Ты выйдешь за меня замуж, потому что у тебя нет выбора.

– Как ты смеешь…

– Я не собираюсь отказываться от ответственности. И я не намерен раз в неделю по субботам робко стучать в твою дверь и просить, не разрешишь ли ты мне увидеть ребенка. Ты чертовски права, я не рассчитывал на отцовство, но оно нашло меня, и я выполню свой долг.

– Свой долг? Сейчас двадцатое столетие!

– Ни один мой ребенок не будет незаконнорожденным, – спокойно сказал он. Джессика покраснела.

– Тебе бы надо слышать свой голос, Бруно Карр! Ты говоришь как человек средневековья! Но мы живем не в средние века. И будь я проклята, если выйду за тебя замуж только потому, что ты так хочешь!

– Я могу, Джессика, сделать твою жизнь очень трудной.

– Как?

– Начнем с работы. – Его слова обжигали. Он встал и начал ходить по комнате, то и дело замолкая. Он будто что-то проверял, хотя она видела, что Бруно сосредоточен на том, что говорит. – У меня большие связи, – небрежно бросил он, словно сообщал, сколько у него пар носков. – Я знаю всех. Несколько слов…

– Ты не посмеешь! Ты не станешь подрывать финансовое будущее собственного ребенка, лишая меня возможности зарабатывать. В этом нет смысла. – Ее не очень взволновала его угроза, пустые слова. Джессику пугало другое. Мотивация его поступков. Бруно Карр никогда не отказывался от того, что принадлежит ему. И ребенок тоже будет принадлежать ему.

– Джессика, в борьбе со мной ты не сможешь одержать победу, сощурившись, процедил он сквозь зубы.

– Я не выйду замуж за тебя из страха. Это было бы несправедливо для нас обоих и для ребенка! Неужели ты этого не понимаешь?

– Я понимаю другое: ты эгоистка, готовая принести в жертву благополучие ребенка ради собственных амбиций.

– Как ты можешь так говорить? Как ты можешь упрекать…

– Ты предпочитаешь скудную, экономную жизнь, лишь бы не выходить за меня замуж? Скажи мне, как, по-твоему, отнесется к этому наш ребенок, когда он вырастет и начнет что-то понимать?..

Он ухитрился ударить ее в самое уязвимое место. Об этом она никогда не задумывалась.

– Ты закрываешь дверь не только перед своим возможным будущим, ты закрываешь дверь перед будущим ребенка. Почему? Чтобы цацкаться со своей независимостью?

– В этом нет ничего плохого, – возразила она, но ее голос звучал неуверенно.

22
{"b":"17990","o":1}