ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уроки соблазнения в… автобусе
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Блондинки тоже в тренде
Хроники одной любви
Альвари
Обучение как приключение. Как сделать уроки интересными и увлекательными
Ценовое преимущество: Сколько должен стоить ваш товар?
Беги и живи
Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве

Анна-Лена Лаурен

У них что-то с головой, у этих русских

Эту книгу я посвящаю:

Алексею Янсону – без тебя эта книга никогда не увидела бы свет.

Илье Александрову, Екатерине Александровой, Татьяне Андриановой, Дмитрию Андрианову, Андрею Барсукову, Ксении Сидоровой, Яне Набоковой, Анне Чумаченко, Николаю Чумаченко, Марине Шумилиной, Наталье Шумилиной

Светлой памяти Светланы Янсон.

Предисловие

Эта книга о моей России. Не попытка охватить всю страну, ее историю, политику и экономику, а размышления о России, которые не оставляют меня вот уже десять лет. Книга эта в очень большой степени пристрастна и субъективна. Дело в том, что Россия для меня – это не объект, о котором можно только рассуждать, поворачивая его то так, то эдак. Россия – страна, в которую я влюблена. В своей журналистской работе я пытаюсь изображать ее как могу справедливо, но как человек не могу оставаться беспристрастной. Она захватила меня и изменила мою жизнь, и теперь я уже никогда, никогда не смогу оставаться равнодушной к ней.

Россия – страна неблагодарная. Россия иррациональна, тягостна, своенравна, самодовольна, строптива, отзывчива и сердечна, щедра, болезненно-чувствительна, злопамятна – но все-таки отходчива. Нужно время, время и еще раз время, чтобы наконец начать хотя бы в общих чертах понимать русское общество. Я не любитель рассуждать о менталитете, но отрицать существование русского менталитета невозможно. Для финна это неочевидно, потому что русский образ мыслей выдерживался совсем в другом историческом растворе, хотя история у нас общая.

Я работаю московским корреспондентом финской государственной телекомпании с марта 2006 года. До этого я лет десять ездила в Россию – отчасти в качестве журналиста газеты «Хювудстадсбладет», но в первую очередь ради общения с моими петербургскими друзьями. Эту книгу я посвящаю им. За то, что они открыли передо мной двери в культуру, без которой я больше не могу жить. Но в первую очередь за то, что они – мои друзья и всегда поддерживали меня на всех путях, во всех обстоятельствах и всеми мыслимыми способами.

Москва, 4 февраля 2008 года
Анна-Лена Лаурен

Автор выражает благодарность

Лаури Карвонен, Весе Кекяле, Бьярне Нитовуори и Гуннел Салминен, которые прочитали рукопись, сделали много разумных замечаний, многое исправили и высказали немало идей.

Маме и папе – за кров и пищу в Паргас во время написания большей части книги. А еще за радушие и терпимость летом во время бесчисленных русских нашествий на наш остров в архипелаге Турку.

Глава 1

Русская женщина

Русским феминисткам даже не было нужды объявлять мужчинам войну, потому что мужчины добровольно сдались более образованному, более культурному, более умному, более работящему и менее пьющему полу

Жельвис В. Эти странные русские

«Аня, я решила сходить к врачу, обследовать грудь», – говорит моя подруга Лена, серьезно глядя на меня.

«Прекрасно! Маммография – это страшно важно», – отвечаю я. По-фински, разумно и достойно.

«Нет-нет. Я буду делать операцию. Увеличу грудь», – объясняет Лена.

Я чуть не падаю со стула: «Это еще зачем? Ты и так красивая!»

«Я знаю, – гордо отвечает Лена. – Но хочу быть еще красивее».

Лена – мать-одиночка, она зарабатывает около полутора тысяч евро в месяц. Операция по увеличению груди будет стоить пять тысяч евро. Лена собирается взять кредит в банке. Я только разеваю рот: ставка в России процентов двенадцать – тринадцать. Но Лена рада и оживлена; она получает одобрение Тани, которая говорит, что нужно позволять себе важные вещи в этой жизни. «Хотя ты же не будешь прикидываться, что делаешь это для себя любимой. Понятно, что ты делаешь это для мужиков», – трезво произносит Таня.

Мои русские приятельницы очень мало говорят о сексе. Постельные подвиги мужей и бойфрендов не являются у подруг темой для обсуждения в такой же степени, как, например, в Финляндии. Неразрешимая загадка: почему русские женщины тратят столько энергии на то, чтобы выглядеть сексуально, и при этом никогда не говорят о сексе?

Русские женщины одеваются женственно, двигаются женственно, разговаривают женственно. Чаще всего – но не всегда – они делают это совершенно бессознательно, это некое требование общества к ним. Все их существо дышит иной чувственностью, нежели моя и моих финских сестер по полу. Мы-то практически родились в резиновых сапогах.

Двигаться, держа спину прямо. Сидеть, закинув ногу на ногу. Держать бокал между большим и указательным пальцами, немного отставив остальные. Говорить с улыбкой, мягким голосом. Грациозно держать сигарету между указательным и средним пальцами и, выпуская дым, складывать губы сладким колечком. Изящно поковырять еду и оставить половину на тарелке. Всегда, всегда быть подкрашенной, надушенной и одеваться так, чтобы подстегнуть мужскую фантазию.

Некоторые утверждают, что русские женщины одеваются как проститутки. Это неправда. Тут бывает по-разному. У большинства русских определенно есть стиль и вкус, и они одеваются элегантно, женственно, подчеркивая свою индивидуальность. В целом гораздо лучше, чем финки.

Хотя действительно, юбок короче, чем в Москве, я не видела никогда. Вполне естественно, что в стране крайностей должно проживать множество девушек, считающих, что юбке положено еле-еле прикрывать трусы. Даже при минусовой температуре.

Все равно русским женщинам присуще то очарование, которое резко отличает их от других женщин, особенно скандинавских. Это качество может привести мужчин-иностранцев в совершенный восторг. Особенно скандинавских мужчин. Мои финские друзья-мужчины чуть шею себе не свернули, когда навещали меня в Москве: здесь слишком много стильно одетых девиц на выданье, их можно рассматривать постоянно.

«Сколько вообще красивых женщин в России? Это же невероятно!» – переводит дух мой приятель Андерс на второй день своего пребывания в Москве.

Он говорит, что женщины в России красивы иначе, нежели в Финляндии. Они просто-напросто больше женщины. Более мягкие, эмоциональные, а главное – у них гораздо лучше развито чувство пола.

Я сама замечаю, что изменилась с тех пор, как живу в Москве. Теперь я чаще крашу глаза и губы, купила несколько красивых блузок, сапожки на высоком каблуке и приталенное зимнее полупальто с бархатной отделкой. Это не потому, что я хочу подражать русским женщинам – мне никогда не стать такой же красивой, как они. Скорее потому, что я хочу быть настоящей. А в русском обществе женщины ненастоящие, если они не тратят много времени и сил на свой внешний вид.

Моя метаморфоза была принята моим русским окружением с большим воодушевлением.

«Наконец-то ты избавилась от этих детских ботинок!» – воскликнул Илья, когда я в первый раз явилась в Санкт-Петербург накрашенной и в сапожках. Он имел в виду спортивные туфли тридцать шестого размера, которые я ношу в свободное время.

Илья оценивающе посмотрел на меня и заключил: «Теперь только химической завивки не хватает».

Сколько бы я ни старалась, следует помнить одно: я относительно молодая женщина (по крайней мере, несколько лет молодости мне еще осталось). Иными словами, я никогда не смогу быть особо убедительной в глазах русских. Это «общество мачо», общество, в котором мужчины диктуют условия – в буквальном смысле слова. Главная задача молодых женщин – быть красивой, декоративной. Остальное не важно.

Это не означает, что молодые женщины в России не преуспевают, наоборот, многие из них устроены лучше, чем их сверстники-мужчины. Многие зарубежные предприятия в Москве предпочитают нанимать женщин. Женщины более ответственны и преданы общему делу, по сравнению с мужчинами, которые интересуются в основном высокой зарплатой и тем, как устроить в ту же компанию своих приятелей. Для женщин интересы фирмы значат гораздо больше, поэтому они более успешны в международной конкуренции.

1
{"b":"179910","o":1}