ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, пришли Лиза Хольгерссон и Турнберг. Валландер медленно и тщательно закрыл дверь, словно подчеркивая серьезность положения. Он объяснил, почему они считают, что возможной жертвой Оке Ларстама станет кто-то из участников ужина в отеле «Континенталь». Он все время повторял, что это всего лишь одна из версий и она может оказаться тупиковой. Но других вариантов нет. Альтернатива – просто сидеть и ждать. Валландер ожидал, что Турнберг будет возражать, а то и вовсе разозлится, но, к удивлению, исполняющий обязанности прокурора предложение поддержал. Турнберг использовал тот же аргумент, что и Валландер: лучше проверить даже нелепую возможность, чем сидеть и ждать.

– Конечно, у нас остается слабая надежда, что мы неправильно истолковали эту запись в квартире Ларстама, – сказал он, – но и в том, и в другом случае нам нужно время. Чтобы вывесить его физиономию во всех средствах массовой информации.

– Мы все узнаем с двенадцатым ударом часов, – сказал Валландер. – Этот тип не из тех, кто меняет свои планы.

Заседание продолжалось. Было уже четверть шестого. У них в запасе было около двух часов, чтобы продумать всю операцию и свести к минимуму возможные неожиданности. Валландер с Мартинссоном собирались поехать в отель «Континенталь», оставив Анн-Бритт на месте. Они решили единогласно, что следует попросить помощь близлежащих полицейских округов. Валландер подчеркнул, что все участники операции должны иметь на себе бронежилеты и другие средства защиты. Оке Ларстам чрезвычайно опасен, в этом ни у кого сомнений не было. Они вышли на улицу и сели в машину.

– По-моему, я ни разу в жизни не надевал бронежилет, – сказал Валландер. – Разве что на учениях.

– Жилет поможет при условии, что он станет стрелять из того же оружия, – заметил Мартинссон. – Беда только в том, что он целится в голову.

Мартинссон был прав. Валландер из машины позвонил в полицию и напомнил, что кроме жилетов понадобятся и каски.

Они остановились неподалеку от центрального входа в отель.

– Фамилия метрдотеля Орловский, – напомнил Мартинссон.

– Я с ним встречался, – сказал Валландер.

Орловский очень удивился их появлению. Это был высокий, хорошо сложенный мужчина лет пятидесяти. Он ждал их в вестибюле. Валландер решил сказать все как есть, не утаивая. Они прошли в ресторан, где полным ходом шли приготовления к вечернему празднику.

– Для экономии времени, – сказал Валландер, – хорошо бы найти кого-то, кто знает отель как свои пять пальцев и мог бы показать его Мартинссону.

Орловский подозвал одного из официантов, который как раз расставлял на столах приборы.

– Он здесь работает двадцать лет.

Официант по фамилии Эмильссон немало удивился, когда услышал, что от него требуется, но промолчал и знаком пригласил Мартинссона следовать за ним.

Валландер объяснил Орловскому ситуацию. Не вдаваясь в подробности, но достаточно детально, чтобы метрдотель понял серьезность положения.

– А может быть, стоит отменить празднование? – встревоженно спросил Орловский.

– Может быть, и стоит. Но не раньше, чем мы оценим ситуацию и поймем, сможем ли мы обеспечить защиту гостей и персонала.

Валландер попросил показать ему, как будут рассаживать приглашенных. Попросил список имен. Должно было присутствовать тридцать четыре человека. Он медленно обошел зал ресторана, пытаясь представить себя на месте Оке Ларстама. Откуда-то он появляется, причем загодя подготовив себе путь к отступлению. Вряд ли он собирается уложить тридцать четыре человека. Но как бы то ни было, ему придется подойти к столу достаточно близко.

У Валландера появилось еще одно соображение.

– Сколько официантов обслуживают ужин? – спросил он.

– В общей сложности шесть.

– Все работают здесь? Или кого-то пригласили со стороны?

– Один приглашенный.

– Кто? Как его зовут?

Орловский махнул рукой в сторону стола:

– Его зовут Лейде, вон он, вон тот, у торца. Его обычно приглашают на большие мероприятия, когда своих не хватает.

Валландер посмотрел на маленького плотного человечка лет шестидесяти пяти, проверяющего бокалы на свет.

– Позвать его?

Валландер отрицательно покачал головой.

– А повара? Гардеробщик? Бармен?

– Эти все у нас в штате.

– В отеле есть гости?

– Несколько немцев. Две семьи с детьми.

– Никого больше вечером быть не должно?

– Зал заказан целиком. Кроме обслуживающего персонала, будет только администратор.

– Если это Хальгрен, то я его знаю, – сказал Валландер.

Орловский подтвердил – да, именно Хальгрен. Из кухни появились Мартинссон и официант. Эмильссон вернулся к своим обязанностям. У Валландера мелькнула мысль, не снабдить ли официантов и поваров бронежилетами и касками. Но тогда Ларстам тут же все поймет. У Валландера вдруг появилось чувство, что Ларстам находится где-то поблизости и наблюдает за отелем.

Это и был самый трудный выбор. Увидев вооруженных полицейских, Ларстам отложит выполнение своего плана. Первая часть задачи – помешать ему совершить убийство – будет выполнена. Но он уйдет, причем на этот раз поймать его будет еще труднее – если это вообще окажется возможно.

Валландер хотел заманить его в ресторан. Он должен его взять, но до того, как тот успеет начать стрельбу.

Мартинссон с помощью Орловского нарисовал план – все входы и выходы, зал ресторана, туалеты, кухня. В голове у Валландера постепенно созревал план.

Времени было очень мало. Валландер и Мартинссон вернулись в управление полиции. Там сказали, что подкрепление из других округов уже на подходе. Анн-Бритт Хёглунд привлекла Лизу Хольгерссон и действовала очень быстро и толково.

Валландер положил набросок Мартинссона на эпидиаскоп.

– Все очень просто, – сказал он. – В какой-то момент Ларстам должен проникнуть в отель. Значит, здание надо окружить, но по возможности так, чтобы он этого не заметил. Понимаю, что это довольно трудно, но попытаться стоит. Иначе мы его спугнем.

Он огляделся. Никто не возражал.

– Если он все же каким-то образом пройдет наружное оцепление, второй эшелон ставим в ресторане. Мое предложение: Мартинссон и Анн-Бритт изображают официантов и делают вид, что помогают с обслуживанием.

– В бронежилете и каске? – язвительно поинтересовался Мартинссон.

– Если он все же пройдет в зал ресторана, надо брать его немедленно. Поэтому все выходы, кроме того, что ведет в вестибюль, должны быть закрыты. Сам я буду все время ходить туда-сюда – как-никак, никто, кроме меня, его не видел.

Валландер замолчал.

– Что делать, если он появится?

– Наружное оцепление должно сообщать обо всех подозрительных личностях на подходе к отелю. Я тут же пытаюсь его опознать. Если это он, мы его берем. Пытается уйти – стреляем на поражение.

– А если он войдет в отель?

– На этот случай у вас есть оружие.

Валландер начал всех торопить – времени уже почти не осталось. Стали появляться незнакомые Валландеру полицейские. Было уже шесть часов.

Прежде чем закончить оперативку, Валландер сказал:

– Ни в коем случае нельзя упускать из виду, что он может опять нарядиться женщиной. Другой, не Луизой. Другой парик, другой макияж. И наконец, он может вообще не появиться.

– И что тогда мы делаем?

– Тогда мы спим до утра. Это, мне кажется, необходимо всем без исключения.

В начале восьмого все были на месте. Мартинссон и Анн-Бритт переоделись. Валландер критически их осмотрел – официанты как официанты – и ушел в комнату за стойкой администратора. У него была радиосвязь как со всеми группами, задействованными снаружи, так и с теми, кто находился в кухне. Валландер нащупал в кармане пистолет. Начали прибывать гости. Анн-Бритт была права, подумал он, очень много молодых лиц. Возраста Исы Эденгрен. Все в разодеты. Все веселые. Радостный смех заполнил вестибюль и зал ресторана. Ларстам взбесился бы, подумал Валландер.

Он ждал. Восемь часов. Все спокойно. Он то и дело разговаривал с наружной группой. Никто подозрительный не появлялся. В двадцать три минуты девятого его вызвали с Супгренд, улицы к югу от отеля. Какой-то человек остановился на тротуаре и всматривается в окна ресторана. Валландер кинулся туда, но увидел только спину. Один из полицейских опознал его – это был владелец обувного магазина. Валландер вернулся за стойку. Из зала доносились старинные застольные песни, кто-то произносил тост. Из кухни то и дело выглядывал Мартинссон. Напряжение было почти невыносимым. Пробило девять. Уже съели десерт. Песни, тосты. Без двадцати одиннадцать гости начали расходиться. Праздник кончался. Ларстам не появился. Или может быть, почувствовал, что отель охраняется.

109
{"b":"180","o":1}