ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вернулся той же дорогой. Полицейский все еще курил у машины.

– Я все думал, о чем мы говорили, – сказал он и затоптал окурок в песок, где уже лежало несколько штук. – Насчет зевак. Может быть, я бы тоже стоял тут, если бы не был полицейским.

– Наверняка, – сказал Валландер.

– Столько странных типов видишь, – продолжал парень. – Некоторые притворяются, что им это вовсе не интересно, а могут стоять часами. Одной из последних ушла какая-то баба. Наверняка уже была здесь, когда я принял смену.

Валландер рассеянно слушал болтовню парня. Ему было все равно, где коротать оставшийся час.

– Мне даже показалось, что я ее откуда-то знаю. Где-то видел. Но похоже, ошибся.

До Валландера медленно доходил смысл его слов.

– Что ты сказал?

– Мне показалось, я откуда-то знаю эту тетку, что стояла и глазела. Но нет, не знаю.

– Ты сказал, что где-то ее видел.

– Показалось.

– Но ведь это не одно и то же – узнать человека или думать, что где-то его видел.

– Что-то в ней было знакомое.

Валландер сомневался, что это что-то даст, но на всякий случай достал из кармана фотографию Луизы. Было темно, но у парня оказался карманный фонарик.

– Посмотри на это фото.

Тот посветил и сразу сказал:

– Конечно она. А откуда вы знали?

У Валландера перехватило дыхание.

– Ты уверен?

– Сто процентов. Я же говорил, что видел ее раньше.

Валландер мысленно выругался. Будь парень понаблюдательнее, он узнал бы ее сразу и сделал бы все, чтобы задержать. Впрочем, конечно же это несправедливо. Здесь было очень много людей. Парень хотя бы обратил на нее внимание и запомнил физиономию.

– Где она стояла?

Полицейский показал.

– И долго она здесь была?

– Несколько часов.

– Одна?

Парень немного подумал.

– Да, – уверенно ответил он.

– И она ушла последней?

– Может, и не последней, но одной из последних.

– Куда?

– К кемпингу.

– Может быть, она там живет? В палатке или в кемпере?

– Я не заметил точно, куда она пошла. Но на туристку она не похожа.

– А как выглядят туристы? И как выглядела она?

– Она была в голубом. По-моему, это теперь называется брючный костюм. А туристы в основном в трениках.

– Если она появится опять, немедленно дай знать, – сказал Валландер. – И передай сменщику. У вас есть в машине ее снимок?

– Я могу его разбудить и спросить.

– Не надо.

Валландер оставил ему фотографию и ушел.

Время шло к пяти. Усталость немного прошла.

Они все ближе к цели.

Женщина, которую, может быть, звали Луизой, была вовсе не тем человеком, которого они искали.

Но она знает убийцу.

27

Валландер поставил машину не на Ведергренд, а на соседней улице. Было четверть шестого.

Занимался еще один теплый, солнечный день. Он свернул на Ведергренд. Подъезд был открыт. Он поднялся на один пролет и позвонил в дверь, надеясь, что Сунделиус не изменяет своим привычкам даже по воскресеньям. Дверь тут же открылась. Сунделиус, в темном костюме с тщательно завязанным галстуком, смотрел на него с удивлением.

– Неожиданное время для неожиданного визита, – сказал он и отошел в сторону, пропуская Валландера в прихожую.

– Извините, что врываюсь в воскресное утро, – сказал Валландер. – Я, конечно, могу выбрать и другое время, когда вам больше подходит.

– Я уже сказал вам, что у меня всегда есть горячий кофе на случай неожиданного посещения. Это правило действует и по воскресеньям.

Сунделиус протянул ему вешалку. Валландер повесил куртку, предварительно вытащив телефон.

– Насколько велик риск, что он опять зазвонит? – спросил Сунделиус.

– В это время суток? Невелик.

Они прошли в гостиную. Валландер сел на то же самое место. Сунделиус ушел в кухню и через несколько минут вернулся с подносом с кофе.

– Странно, что вы пришли только сейчас, – сказал он, – если учитывать, что произошло вчера в Нюбрустранде.

Валландер покосился на стол – утренней газеты не было. Сунделиус перехватил его взгляд.

– Я каждый день с утра звоню в агентство новостей, – объяснил он. – Три человека убиты. Легко догадаться, что это тот же самый преступник, что убил троих молодых людей в Хагестаде. Может быть, его охватывает ярость, когда он сталкивается с числом «три»? У полиции не возникало такой мысли?

Валландер подумал об Исе Эденгрен и Сведберге.

– Нет, – сказал он. – Не возникало.

– Но это и в самом деле так? Трое убитых?

– Да.

Сунделиус откинулся на стуле, положив ногу на ногу.

– Полиция является ко мне в семнадцать минут шестого и, похоже, не делает никаких попыток меня арестовать. Это, естественно, пробуждает мое любопытство. Чем обязан столь раннему визиту?

Сунделиус, очевидно, привык говорить все, что думает. Прячется ли за этим высокомерие, Валландер не мог определить.

– А у нас есть причины вас арестовывать?

– Конечно нет. Я пошутил.

Валландер решил перейти прямо к делу:

– Несколько лет назад здесь, в Истаде, умер некий Нильс Стрид. Его все звали Ниссе. Вы его знали?

По лицу Сунделиуса пробежала тень… удивления? Еще чего-то? Реакция эта была мгновенной, но Валландер успел ее уловить, потому что был настороже.

– Не помню, – сказал Сунделиус. – Я встречал в жизни очень много людей. Если можно, поподробнее.

– Нильс Стрид был алкоголиком. Не думаю, чтобы он когда-то работал на какой-то нормальной работе. У него был брат, Стиг Стрид, и сожительница по имени Рут Лундин.

Сунделиус полностью овладел собой. Ответ его прозвучал очень убедительно.

– Я припоминаю, что некий Нильс Стрид приходил к нам в банк – хотел взять заем. Но получил отказ. Он потребовал, чтобы я его принял, и я ему объяснил причины отказа. После этого я его не видел. Если это тот самый человек, о котором вы спрашиваете.

– Когда это было?

Сунделиус задумался. Валландер был почти уверен, что он притворяется – он и так все прекрасно помнит.

– Думаю, что в начале восьмидесятых, но точно сказать не могу.

– Значит, это была ваша единственная встреча с Нильсом Стридом?

– Да. Еще раз замечу – если это тот человек, о котором мы говорим.

– Будем исходить из того, что это он. Фамилия Стрид довольно редкая. Значит, вы его больше никогда не встречали? В банк он больше не приходил?

– Не знаю, приходил он в банк или нет, но встречи со мной никогда больше не требовал.

– Хорошо, давайте поставим вопрос по-другому. У меня есть сведения, противоречащие вашим словам. По моим данным, вы были очень хорошо знакомы с Нильсом Стридом.

Сунделиус выглядел совершенно безмятежно, но Валландер чувствовал, что он напряжен как струна.

– И кто же это утверждает?

– Рут Лундин. Ее можно считать вдовой Нильса Стрида, несмотря на то, что они никогда не были официально женаты.

– Значит, она утверждает, что я и Нильс были в тесной дружбе? Я и безработный алкоголик?

– Она не утверждает, что вы дружили. Она утверждает, что у вас были тесные контакты.

– Это инсинуация. Я встречался с Нильсом Стридом один-единственный раз. Я помню, что он вел себя не очень приятно. Даже агрессивно. Возможно, был нетрезв. Я был вынужден втолковать ему банковские правила и выгнать вон.

– И больше вы не встречались?

– На этот вопрос я уже ответил. А теперь мне хотелось бы узнать, каков смысл вашего раннего визита. Не хочу верить, что вы пришли обсуждать со мной какие-то нелепые, к тому же совершенно к делу не относящиеся факты. Я думал, мы будем говорить о Карле-Эверте.

– Мы о нем и говорим. Стрид, как вы сами заметили, был человеком малоприятным. Однажды он набросился на своего брата, разгромил его квартиру, выбил пару зубов. Там тоже все упиралось в деньги. Стиг Стрид, так же как и вы за несколько лет до этого, ему отказал, и тот его избил. Стиг заявил в полицию. И тут-то на сцене появляется Сведберг. Он занимается этим делом, но почему-то решает уголовного дела не возбуждать. Стиг Стрид пишет на него жалобу в юридическую комиссию, та Сведберга оправдывает. Сейчас, десять лет спустя, мы эту историю подняли. Я говорил и со Стигом Стридом, и с Рут Лун-дин, и она мне сказала, что вы с Нильсом были близко знакомы.

80
{"b":"180","o":1}