ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рейф посмотрел на Деми — милую, все понимающую. Но ему захотелось вернуться в прошлое, в свое безмятежное детство простого американского мальчика. Он не мог ранить ее, заставив разделить с ним его боль. Он вздрогнул.

— Вот и все.

— Мне кажется, это прекрасно. Белинда очень любила тебя, и она помогла напуганной девочке, слишком маленькой, чтобы растить ребенка, прошептала Деми. Она погладила его щеку, поворачивая его к себе. — Я ненавижу, когда ты так замыкаешься, хотя теперь я и знаю, почему. Спасибо, Рейф, что ты рассказал мне об этом.

— Прекрасно! — Рейф вспомнил о жестокости Ллойда, о трудностях, которые преодолели он и его братья. — «Прекрасно» — неподходящее здесь слово. Ллойд убил родителей Толчифов во время ограбления магазина. Фиона выгнала нас с похорон. Я не упрекаю ее.

— Вы — сыновья убийцы — пытались прийти на похороны Толчифов? Рейф махнул рукой.

— Это была дурацкая затея. Но мы были тогда неуправляемыми мальчишками и очень хотели измениться. А еще мы слепо верили в фамильную честь Палладинов. — Рейф глубоко вздохнул, вспомнив, как они мечтали о нормальной, честной жизни, о собственном доме.

— Рейф, — огромные глаза Деми были полны слез, ее руки мягко касались его щек.

— Оставь. Мне не нужно сочувствие. — Черт побери, он так хотел обнять ее, что сердце разрывалось от боли.

— Я и не собиралась выказывать тебе сочувствие. Я все равно думаю, что это прекрасная история.

Рейф решил, что терять ему уже нечего, и рассказал ей о себе все. Пусть она знает его таким, каков он есть — незаконный сын жестокого и бесчестного Ллойда Палладина.

— Ты — наследница Толчифа и Уны, в твоем прошлом есть любовь Элизабет и Лайэма. У меня нет ничего. Я верю в реальность, а не в мечты. Я — не джентльмен и не романтик. Моя жизнь — бизнес, получение прибыли, Деми, и я это умею. Я действую быстро, точно и безжалостно.

Он увидел, что она отшатнулась, как от удара. Рейф притянул ее к себе.

— Ты должна знать и другое. Когда мой отец приметил этот замок и затеял продать это золотое дно какому-нибудь ничего не подозревающему покупателю, мы помогали — Джоэл, Ник и я. Мы тогда были мальчишками. Мы пришли сюда, работали, чтобы придать этой развалюхе товарный вид. Прошли годы, пока нашелся доверчивый человек. Ведь именно поэтому твой отец потратил все свои деньги и загубил потом свое здоровье. Он должен все получить обратно. Предложение «Палладии Инкорпорейтед» купить замок остается в силе, в любое время, когда захочешь. Я уверен, нам есть, что обсудить.

Затем он повернулся и поднял глаза на темно-зеленую бахрому сосновых веток, качавшихся на фоне голубого неба. Рейф старался не думать о Деми, стоявшей, зажав рукой рот, с широко раскрытыми от потрясения глазами. Ее дикий крик зазвенел в чистом горном воздухе.

— Рейф!

Он повернулся и в ярком свете солнца увидел ее бледное лицо. Рейф сжался от нового приступа горечи и отвращения к себе. Деми уже испытала предательство одного мужчины, и Рейф теперь довершил дело.

Но теперь у нее хотя бы не было иллюзий относительно него. Он хотел, чтобы Деми знала всю правду.

— Вы должны также знать, мисс Толчиф, что я не планировал этот поход только для того, чтобы порадовать вас. Мои мотивы эгоистичны. Я знал, что тебе может понравиться, и я мечтал соблазнить тебя. Я хотел, чтобы ты принадлежала мне. Сейчас мы идем в пещеру, а потом вернемся в лагерь. Мы уйдем на рассвете.

Деми ступила в маленькую пещеру, спрятанную кустами. Послеполуденное солнце проникало внутрь, кристаллы горного хрусталя отбрасывали мириады цветных бликов, будто приветствуя ее. Деми протянула руки перед собой, глядя на танец разноцветных лучей и думая об Элизабет, написавшей: «Я уже дала ему свое тело и его сына, и теперь я отдала ему свою любовь».

Рейф вошел в пещеру вместе с Деми. Он тщательно осмотрел каменный пол и стены, чтобы убедиться в безопасности.

— Как прекрасно, — Деми тронула гроздь кристаллов, проводя пальцем по их граням. — Смотри.

Она повернулась к Рейфу, наблюдавшему за ней. Цветные полосы лежали на его лице, и глаза его сделались изумрудными.

Он подарил ей больше, чем хотел — часть своей жизни, спрятанной во тьме. Он многое сказал ей глазами, этими прекрасными изумрудными глазами.

— Что ты видишь в кристаллах, Рейф? Он быстро осмотрел пещеру.

— Солнце блестит на серебре. Красные стрелы. Как огонь.

— Да, «огонь» очень подходит. — Деми смутилась от ожившего в ней желания. — Я хочу, чтобы ты поцеловал меня, прямо здесь, прямо сейчас.

Он нахмурился, но нагнулся, чтобы подарить ей сдержанный, быстрый поцелуй.

— Ты плачешь, — хрипло сказал он.

— Да, здесь так красиво. Ты чувствуешь это? она дотронулась до его губ. — О, Рейф, а тот замечательный кристалл, который ты дал мне вместе с рисунком? Ты его хранил все эти годы? С тех пор, когда ты, Джоэл и Ник пришли сюда мальчишками? Он что-то значил для тебя, а ты отдал его мне.

— Я нашел его, когда мы работали в замке. — Он посмотрел ей в лицо, стер пальцем слезу с ее щеки и покачал головой. — Побереги слезы для кого-нибудь другого, Деми. Не надейся, что я пожалею тебя. Я не могу дать тебе ничего — ни обещаний, ни сладких слов, которые тебе так нужны.

— Что я могу дать тебе, Рейф?

— У меня есть все, что я хочу. Не мечтай, что я стану твоим мужем, Деми. Я не подхожу для этой роли.

— Ну, Рейф, я думала, что ты все понимаешь. Я об этом даже и не думала. Я никогда не выйду замуж, — прошептала Деми, когда к ней вернулся дар речи. — О, смотри. Там что-то привязано, там, в маленькой нише…

Рейф потянулся и осторожно отвязал сверток. Старая промасленная кожа скрывала сломанную бронзовую рукоять меча, украшенную кельтскими письменами.

Глава 8

— Что ты делаешь? — возмущенно спросил Рейф, когда Деми села на его свернутую постель и положила его ноги себе на колени. От него пахло мылом, которым он пользовался, умываясь в холодной горной речке. Свет вечернего костра освещал его суровое усталое лицо, щетина темнела на подбородке. Обтянутые джинсами длинные ноги, куртка на фланелевой подкладке и седло, на которое он опирался, превратили его в настоящего ковбоя.

Рейф приготовил для нее ведро горячей воды, положил рядом чистые полотенца и обеспечил ей уединение, в котором, как он думал, она нуждалась. Она знала, каким нежным он мог быть, даже когда боролся со своим прошлым. Если он думал, что запугал ее своим рассказом, то он ошибался. Рейф стал ей еще дороже, когда разделил с ней свою жизнь, грустную правду, о которой он никому раньше на рассказывал.

— Пей чай из ромашки и отдыхай. — Деми сняла с него носки, не замечая его сурового взгляда.

— Ноги мужчины — это нечто личное, — пробормотал он.

— Я сделаю тебе расслабляющий массаж, посиди спокойно.

После разговора в пещере Рейф не сказал ни слова. Он собрал дрова, приготовил ужин, сел у костра и задумался.

— Что ты пытаешься доказать?

— Что тебе надо успокоиться. Ты не можешь просто так пустить стрелу в замок девушки, подарить ей изумительный кристалл и потом пытаться все испортить своим плохим настроением. — Она растирала его ногу, большим пальцем разглаживая пятку. Деми чувствовала напряжение Рейфа. Ей приходилось быть очень осторожной, защищая его от его же прошлого.

Она налила еще масла на свои ладони, потерла их друг о друга и размяла его пальцы, один за другим, представляя, как они будут прикасаться к ее ногам, и попыталась выстроить свои мысли в логическую последовательность.

— Я счастлива, что ты привел меня сюда. Это чудесное место, и без тебя я бы никогда его не увидела. Отец очень обрадуется рукояти меча. Я уверена, что он сможет разобрать, что на ней написано.

— Ух-ух! — Рейф настороженно смотрел на нее, когда она массировала его лодыжки. — Неужели ты не понимаешь? Я соблазнил тебя, Деми. Моей целью было вытащить тебя из этого проклятого старого холодного дома, чтобы ты стала моей. Я хотел тебя.

18
{"b":"18004","o":1}