ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уж этот-то парень точно был далек от сонетов о любви. Холод и лед плащом окутывали Рейфа Палладина, его лицо было непроницаемым. Деми остановилась и повернулась, подняв свечу, чтобы посмотреть на него еще раз. Слишком проницательные зеленые глаза приводили ее в замешательство. Он, конечно, заметил ее простую, дешевую одежду, знал, что благодаря деньгам и власти мог похитить мечты ее отца. Рейф Палладии двигался медленно, без лишних движений. Явно часами тренировал свое сильное тело на дорогих курортах. Кроме того, в отличие от Деми он, казалось, взвешивал каждое слово. Его взгляд был цепким и внимательным. Он не воспринимал ее очевидных намеков, и он бросал ей вызов.

Деми Толчиф заговорила тихо, но торопливо, страстно желая отправить гостя восвояси.

— Я написала вам в письме, что мы не продаем замок ни при каких условиях, так как мой отец хочет сохранить связь между поколениями нашей семьи.

Она резко повернулась, сердясь на себя за то, что дала волю чувствам. Ведь человек, чья привычка к роскоши проявлялась во всем его облике — от дорогущих золотых часов до итальянских ботинок — никогда не сможет ее понять.

Деми опять посмотрела на него через плечо и увидела, что его взгляд был прикован к ее бедрам. Вероятно, он заметил маленькую дырочку в свитере, которую она не успела зашить. Она одернула свитер. Женщина успела привыкнуть к сочувствующим взглядам.

— Поторопитесь, я поставила чайник и должна вернуться к отцу. Он иногда начинает читать, забывая укутать себя пледом.

Деми любила и отца, и замок, и все эти земли, следовательно, она должна их защищать. Она повернулась к Рейфу и резко сказала:

— Вы не получите этот замок. У него уже есть хозяин. Я уверена, что вы сможете подыскать себе что-то еще. Я не дам вам разрушить мечты моего отца. Да, мы прекрасно знаем, что вы представляете влиятельную организацию, а газеты любят истории маленьких людей, держащихся за свое наследство и борющихся с большими, сильными, безжалостными корпорациями. Но не думайте, что я легко сдамся, мистер Палладии.

— Это было просто деловое предложение, выраженное деловым языком, — разъяснил он глубоким голосом, от которого ее бросило в дрожь. — Вы либо соглашаетесь, либо нет.

— В вашем письме нет ни капли сострадания, мистер Палладии, — ответила она. — В нем нет любви ни к английской истории, ни к замку, ни к земле, а ведь здесь почти пятьдесят акров леса, полного дичи, и во всех ручьях рыба. Есть еще десять акров полей, замечательных пастбищ, которые можно обнести оградой, что я и намереваюсь сделать.

— Ограда стоит больших денег… но вы, конечно, знаете, как ее строить, — медленно произнес он, явно иронизируя.

Предчувствуя сокрушительное поражение, Деми повернулась и заторопилась по лестнице. Рейф упорно следовал за ней.

— Если вы ищете древние сокровища, то их нет, многое пришлось продать. Если вы ищете привидения, то они остались в Англии.

Она подняла свечу повыше и повела его дальше.

— Комнаты. Просто комнаты, без ванных. Единственная ванная внизу пристроена уже много лет назад. Трубы в ужасном состоянии. Я уверена, что вы найдете более комфортное жилье.

Рейф осмотрелся.

— Комнаты нормальных размеров. Вместо сундуков поставим деревянные шкафы. В одном из помещений можно установить душ с массажем и ванну.

Деми указала на еще одну дверь.

— Чердак. Не пугайтесь — здесь не заперты сумасшедшие родственники и не гремят цепями привидения.

Рейф взял у нее из рук свечу, и бесшумно двинулся на чердак, заставив ее следовать за ним. Деми непроизвольно напряглась; она привыкла, что мужчины должны получать указания от нее. Деми всегда умела руководить своими близкими, принимать сложные решения. После смерти матери и развода с Томасом она вернулась в замок, чтобы заботиться об отце. Ее не тяготили проблемы семейного плана.

— Я считаю, вам следует немедленно уехать, мистер Палладии. Ваша машина не выдержит здешнего холода, и если вы не уедете сейчас, то можете застрять в замке на несколько дней. Я уверена, что у вас есть более важные дела…

Она рассматривала его высокую, атлетическую фигуру. Накормить такого мужчину как следует — значит истощить запасы мяса, которое она собиралась готовить отцу.

Рейф повернулся к ней.

— Моя единственная задача — приобрести этот замок и проследить, чтобы вы и ваш отец получили хорошую компенсацию. В случае продажи прибыль будет достаточной, чтобы ваш папа мог иметь другой, комфортабельный дом. Вы живете здесь с июня и не смогли заплатить налоги. Почему вы не хотите облегчить жизнь и себе, и доктору Валериану?

Страх охватил Деми, и ей стало холодно. Рейф точно определил, что больше всего ее беспокоило здоровье отца.

— Вы говорите, что… готовы начать осаду нашей земли?

— Я говорю, что вы находитесь в трудной ситуации, а ваш отец нуждается в медицинской помощи.

Деми сглотнула. Кашель отца становился все сильнее, несмотря на дорогое лечение. Она обхватила себя руками.

— Он не уедет, ведь замок — его мечта.

— Бросьте, Деми. Эта продажа может открыть для вас неограниченные возможности.

— Я хочу, чтобы мой отец был счастлив. Он заслуживает счастья. И я буду благодарна, если вы не будете беспокоить его деталями нашего финансового положения.

— Не получится. Я не могу уехать, пока все не решится. Вы можете совершить выгодную сделку. Кстати, вы ведь когда-то работали в колледже Марксли. Продажа замка позволит вам заняться любым бизнесом и обеспечить вашего отца. Я мог бы помочь вам найти подходящее дело, чтобы…

— Я поняла. Вы могли бы помочь мне «приобрести» еще чью-то любимую собственность и чьи-то мечты, не правда ли? Как вы узнали о моем прошлом? — Ярость клокотала в Деми. — Вы встречались с моим бывшим мужем? Томас хочет получить долю от этой сделки, да? Но замок был куплен до нашей женитьбы, поэтому принадлежит моему отцу и мне.

— В бизнесе я всегда изучаю игроков, — просто сказал Рейф.

— Я никогда не играю.

Мужская рука, вдруг обвившая ее талию, была тяжела. Деми резко остановилась и повернулась. В глубоко посаженных зеленых глазах ее спутника искрился смех, который обжег ее, как крапива.

— Замечательно. Вы, очевидно, хорошо изучили наши финансовые возможности. Но этот замок для нас не просто дом, это — наша жизнь, наше прошлое. И мы не намерены с ним расставаться. Я буду бороться с вами до последнего вздоха, мистер Палладии. Вы поужинаете с нами, поскольку отец вас пригласил. А затем сядете в вашу роскошную машину и исчезнете с нашей земли.

Несколько часов спустя Деми молча смотрела на Рейфа, который наслаждался гостеприимством, в котором она пыталась ему отказать. Сидя за столом и играя с отцом в шахматы, начальник отдела могущественной корпорации успел поглотить огромную порцию тушеного мяса и свежевыпеченного хлеба.

Его манеры выбивали ее из колеи. Они были галантны и старомодны — Рейф открывал перед ней дверь, выдвигал ей стул… и еще так странно прикасался к ее талии.

Деми изучала носок, который штопала, и думала о мужчине, вторгшемся в их дом. Его дорогой автомобиль стоял в ветхом гараже рядом со старым пикапом Валерианов, а сам Рейф выглядел так, будто с благотворительной целью посетил трущобы и наслаждался этим.

В расстегнутой светло-серой полосатой рубашке с закатанными до локтей рукавами, молодой человек явно чувствовал себя, как дома в ее доме. Даже галстук бросил на куртку, висевшую на стуле. А ее ясные намеки, что он должен уехать, подействовали на него не больше, чем нежный весенний дождик.

Деми не хотела мириться с этим, она очень, очень сердилась на Рейфа Палладина. Но вместе с тем, украдкой разглядывала его темные волоски, выглядывающие из приоткрытого ворота рубашки. Рейф волновал ее… Конечно, только потому, что представлял угрозу ее дому, а не…

Ее отец явно наслаждался возможностью поиграть в шахматы с равным по силе противником. И вот уже Рейф объявил отцу шах. Палладии посмотрел на Деми и пробормотал:

3
{"b":"18004","o":1}