ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Шах и мат.

Деми воткнула штопальную иглу в носок.

— Я знаю о бизнес-играх, в которых у жертвы сначала появляется ощущение комфорта.

Она подняла глаза и увидела, что Рейф пристально смотрит на нее. Их взгляды скрестились, как острые шпаги.

Рейф лежал в спальне на втором этаже, прямо над кухней. Он вытянулся в удобном и теплом спальном мешке, образец которого разработала «Палладии Инкорпорейтед», и размышлял. Думал о Деми Толчиф. Очень деловая женщина, привыкшая быть хозяйкой самой себе. Деми очень любит своего отца, ее верность и преданность ему очевидны. Деми пожертвует собой ради него. Совершенно бескорыстная женщина… как Белинда, которая взяла незаконнорожденного ребенка в свою семью.

Должен ли он сказать об этом братьям… его братьям по отцу? Ведь между ними никогда не было секретов.

Рейф услышал, как кто-то поднимается по лестнице. Быстрые энергичные шаги, безусловно, принадлежали Деми. Она тихо постучала:

— Мистер Палладии…

— Войдите. — Рейф ждал, что она опять попытается уговорить его уехать из замка.

Деми тихо вошла в комнату и закрыла дверь. Сквозняк колыхал край ее ночной сорочки. Одеяло, которое она на себя накинула, спасало от холода. На миг пламя свечи высветило контур стройных женских ног. Деми подняла фонарь, чтобы увидеть Рейфа, и от привлекательного изгиба ее бедер у него захватило дух. Пышные формы Деми Толчиф заставляли волноваться. Рейф уловил аромат, очень тонкий и женственный, принадлежавший только ей.

Одно обидно — мягкость линий ее тела контрастировала с жестким голосом:

— Надеюсь, вам удобно, мистер Палладии.

— Рейф, — напомнил он. — Мне очень удобно.

— Не слишком холодно, надеюсь? — ее длинные волосы струились по плечам, блестели и вздрагивали при малейшем движении.

— Не слишком. — Ему захотелось дотронуться до этих прекрасных волос, погрузить в них руки и… дьявол. Рейф нахмурился. Он чувствовал себя здесь совсем одиноким, и вот молодая, привлекательная, хотя и враждебно настроенная, женщина вошла в комнату, где он расположился. В своем хорошо натренированном теле Рейф ощутил некое нарастающее возбуждение, которого он не испытывал уже давно.

Знала ли Деми, как опасно входить в комнату мужчины ночью?

Рейф не ожидал, что вспышка желания будет столь сильна. Показавшееся под поношенной фланелевой сорочкой в розочках красное кружево разожгло его еще сильнее. Рейф вспомнил, что много лет не видел женщину в соблазнительном белье. Его отношения с бывшей женой Сарой Джейн были скорее дружескими. Да, у них родился сын, но секс никогда не был важной частью их жизни.

А вот присутствие Деми он воспринимал всем телом, слышал ее запах, его волновал изгиб ее губ, ее обнаженные лодыжки. Когда Деми подошла ближе, у него возникло невероятное сексуальное возбуждение. Это раздражало его. Раньше Рейф предпочитал сам выбирать себе подруг.

Он изучал фигуру молодой женщины, когда неожиданно огненно-красное кружево упало к ее ногам. Во рту у него мгновенно пересохло, сердце будто остановилось.

— О, боже! Я так хотела поговорить с вами наедине, даже забыла, что примеряла… белье. Не успела пришить резинку к поясу, — пробормотала она, смущаясь, а затем нагнулась, чтобы поднять красный кружевной лоскут и отойти.

Но споткнулась. Рейф попытался ее поддержать, однако она все же не устояла на ногах и упала на него. Он потонул в облаке ее шелковых волос.

О, как хорошо!

Рейф едва сдерживал себя, чтобы не прижать свой рот к ее мягким губам.

Он хотел слиться с ней, утонуть в ней и… Рейф всегда был сдержан в проявлении эмоций, эти мысли испугали его.

Деми пахла свежими цветами. На своем лице он ощущал ее прерывистое дыхание. Когда она попыталась вырваться из его объятий, Рейф понял, что инстинктивно прижимает ее к себе.

— С вами все в порядке? — с трудом спросил он.

— Мистер Палладии, — прошептала она, — я надеюсь, что вы не заболеете. По-моему, у вас жар.

— Простите.

— За что? Вы не сделали пока ничего плохого. — Она посмотрела на него через свои маленькие круглые очки. — Это я вас придавила, да и уверена, что комната не соответствует вашим высоким требованиям. А утром не ждите блинчиков с клубникой, я подаю овсянку. Это сытная и дешевая пища.

— Я всегда любил овсянку.

— Вы трудный человек, мистер Палладии, она поправила очки и вздохнула, очевидно готовясь к борьбе с ним. — Что или кто может заставить вас уехать завтра пораньше?

— Вы. — Он протянул руку к шелковой пряди ее волос. Деми и не подозревала, как она привлекательна при свете свечи, смягчавшем ее немного суровое лицо. Серые глаза молодой женщины потемнели от волнения, губы казались мягкими и влажными.

— Я? Что вы имеете в виду? — Деми в растерянности заморгала.

— Если вы скажете, что сможете оплатить счета и что о здоровье вашего отца позаботятся, — сказал Рейф и неожиданно притянул ее к себе.

— Вы не получите этот замок, — безнадежно прошептала она, — я вам не позволю.

— Настало время быть разумной, — ответил он.

— Понимаю. — Деми вздохнула. — Дом такого размера и возраста требует немалых расходов на содержание. Но зато этот замок полон романтики, мистер Палладии.

— Рейф, — напомнил он ей. — Думаю, что наши переговоры пойдут легче, если вы будете называть меня Рейфом.

— Мы не ведем переговоры. — Она выгнула тонкую черную бровь. — Но вы же понимаете, что такое романтика?

Вопрос неожиданно взволновал Рейфа. Он всегда опасался попасть под влияние нежных, романтических чувств.

— Мне тридцать пять… — начал он как бы в свое оправдание.

— Романтика, мистер Палладии, а не грубый секс, не приносящий удовлетворения. Это разные вещи. Наш замок помнит историю настоящей любви. Он должен быть защищен от чужих людей. Я думаю, что, если вы доведете данную мысль до сведения вашей бабушки, она все поймет, а вы вернетесь к вашему бизнесу. Только не трогайте нас.

— Объясните, пожалуйста.

— Видите ли, вы толком ничего не знаете об этом замке и о том, что связывает нас с ним. Рассказать? — Деми поежилась и пристально посмотрела на него.

— Я хочу помочь вам, Деми, — медленно произнес Рейф.

— Благотворительность?

— Равные условия. Я очень хорошо прорабатываю детали, Деми. — Его тело вдруг болезненно дернулось, и он заставил себя расслабиться. Слово «романтика» дразнило его.

Он дотянулся до своей открытой сумки, вытащил пару толстых носков и протянул их ей.

— Наденьте, у вас ноги замерзли. Я действительно хочу услышать то, что вы можете рассказать, но лучше это оставить на завтра. Конечно, тогда мне придется остаться, не так ли?

Она смотрела на него, сжимая носки.

— Вы ведь прекрасно знаете, что снаружи пурга. По радио предупредили о снежных заносах. Боюсь, мы с вами в ловушке. Но я хочу все уладить до того, как вы утром поговорите с отцом. Я не желаю, чтобы вы его огорчали… Рейф, — добавила она, явно пытаясь разрядить обстановку. — Потом вы можете поиграть с ним в шахматы, послушать его рассказы о Лайэме Толчифе и Элизабет, но вы должны все-таки уехать как можно скорее.

Рейфа было трудно заставить что-либо сделать вопреки его воле. К тому же но он очень не хотел расставаться с Деми. Рейф положил ей на колени теплое белье.

— Если спор продлится дальше, вы могли бы надеть и это.

— Мне тепло, спасибо, — сказала она, вздрогнув. Затем добавила:

— О, спасибо, надену все, что угодно, лишь бы настроение у вас улучшилось.

Рейф рассеянно кивнул, сомневаясь, что этой ночью его настроение будет хорошим.

Деми взглянула на его обнаженные плечи и грудь.

— Я думаю, что вам тоже не мешает одеться.

— Предпочитаю спать без одежды. — Рейф закрыл глаза. Этой одинокой холодной ночью он согласился бы на все, чтобы удержать Деми около себя. — Вы ведь были замужем?

— Да, но… Томас… Вы совсем другой.

— Я понимаю. — Рейфу хотелось обнять Деми, защитить ее, убаюкать. Он напрягся и с трудом подавил стон.

4
{"b":"18004","o":1}