ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Войдите.

Помолив Бога о том, чтобы не упустить «шанс, который бывает раз в жизни», Таллула открыла дверь.

Уайет сидел в освещенном солнцем углу темной комнаты.

Таллула выругалась про себя: она очень рассчитывала встретиться с ним лицом к лицу. Она знала, что при желании может выглядеть очень внушительно.

Перекатившее за полдень майское солнце освещало поджарое тело Уайета, и Таллуле пришлось сделать глубокий вдох. В черной футболке и поношенных джинсах он выглядел смертельно опасно.

Ворчливое похрюкивание и толчок в колено заставили ее опустить взгляд.

— Познакомьтесь с Лероем, — сказал Уайет и снова повернулся к захламленному столику.

— Это и есть Лерой? — тихо спросила Таллула, чувствуя, как розовый с черным пятачок обнюхивает ее широко расставленные ноги.

— Закройте дверь. Если он выбежит на улицу, то наестся какой-нибудь дряни и заболеет, — пробормотал Уайет, склоняясь над тисками.

Таллула хлопнула дверью.

— Ну вот, я пришла, — угрожающе произнесла она.

— Угу, — рассеянно откликнулся Уайет. Поросенок завозился с каким-то желтым колечком. Таллула отметила про себя, что животному не повредила бы диета: живот у него чересчур круглый.

— Это и есть ваш друг? — так же грозно вопросила она.

— Ммм.

— Ну… я пришла, — повторила она. Видя, что Ремингтон продолжает заниматься своим делом, Таллула шумно вздохнула. Решив воздержаться от замечаний по поводу выбора Уайетом себе друзей, она как можно небрежнее проговорила:

— Отец сказал, вам принадлежит компания «Рыболовные снасти У.Р.».

— Угу.

Точным движением Ремингтон закрепил что-то в маленьких тисках. Таллула отмахнулась от мысли, как могут такие крупные руки изготовлять нежные крошечные приманки. Она не намерена им восхищаться.

— Отец хотел бы получить лицензию на льготную торговлю вашими снастями. Он сказал, вы заглянули к нему и невзначай обмолвились, что вы тот самый Уайет Ремингтон из «Рыболовных снастей У.Р.».

Таллула вспомнила возбужденно горящие глаза отца.

— Так почему вы решили говорить со мной об этой лицензии и моих пирогах? — выпалила она прямой вопрос человеку, роющемуся в пестром хламе, лежащем у него на столе.

Таллула взглянула на Лероя, подталкивающего ей пятачком колечко. Поддавшись какому-то порыву, она взяла желтое кольцо, и Лерой тотчас же засеменил в противоположный конец комнаты. Таллула подбросила кольцо в воздух. Поросенок, аккуратно поймав его, радостно хрюкнул и поспешил к ней, покачивая животом. Таллула снова подбросила кольцо, но, когда Лерой поймал его, Уайет строго указал ему на красную подстилку.

Поросенок, недовольно заворчав, тем не менее засеменил к подстилке. Любовно потыкав в нее носом, он плюхнулся на нее и с надеждой схватил лежавший рядом поводок с ошейником.

Таллула подумала, что лучшего друга, чем Лерой, немолодому отшельнику нельзя и желать.

— Вам не кажется нечестным строить из себя бездомного бродягу, в то время как вы являетесь владельцем процветающей фирмы? — сказала она, начиная нервничать.

Уайет лениво пожал плечами.

— Я с вами говорю, — тихо, сквозь зубы процедила Таллула.

Уайет кивнул взъерошенной головой на обшарпанный стул. Таллула никогда не видела его без линялой джинсовой куртки. Под хлопчатобумажной тканью двигались могучие мышцы, и Уайет выглядел еще более внушительно.

Плюхнувшись на стул, Таллула скрестила руки на груди.

— Если вы дадите отцу лицензию, я научу вас печь пирожные. Особенно хорошо у меня получаются меренги… Итак, договорились?

Ремингтон осторожно взял со стола перышко. Таллула стиснула руки. «Хлам» у него на столе при внимательном рассмотрении оказался разложенным в строгом и четком порядке. Ремингтон ласково провел указательным пальцем по нежному перышку.

Внутри у Таллулы что-то вздрогнуло, но она отмахнулась от этого ощущения. Раскрыв рот, она смотрела, как он осторожно закрепил в тисочках маленький крючок и с любовью провел кончиком пальца от острия до ушка.

Движения его огромных рук были эротичными, гипнотизирующими. Таллула вспомнила кино, где мужчина проводил пальцем по нежной женской коже…

Она заморгала, поражаясь своим мыслям.

— Магазину моего отца очень нужна эта лицензия. Если вы к тому же продемонстрируете технику ловли, дела его сразу же пойдут в гору. Проблема в том, мистер Ремингтон, что больших средств у отца нет. Я решила немного помочь ему, если ваша цена окажется разумной. Сколько стоит льготная лицензия «У. Р, о?

Уайет небрежно назвал многотысячную сумму, и Таллула ахнула. Затем он повернулся к ней, и свет из окна прикоснулся к его высокой скуле, оставив в тени покрытую густой щетиной щеку.

— А вы ведь были замужем, да? — спросил Уайет.

Этот вопрос оказался для Таллулы полной неожиданностью. Она тряхнула головой, прогоняя неприятные воспоминания о Джеке, своем бывшем муже. И через двенадцать лет брошенное им обвинение, что их брак удался бы, если бы она не была бесплодна, причинял Таллуле боль каждый раз, когда она видела какого-нибудь ребенка.

Ремингтон обматывал ниткой щетину, прикрепляя ее к крючку.

Его длинные пальцы двигались словно в танце, плавно приближаясь к предмету любви, зачаровывая его…

Ага, подумала Таллула. Именно так. Мужчина с пальцами-балеринами. Ей почему-то показалось, что это описание очень подходит Ремингтону, подлому двуличному негодяю… Она поспешно вздохнула, поймав на себе пристальный взгляд его черных глаз, изучающих косой пробор у нее на голове. Таллула проследила взглядом, как эти глаза перешли от густых волос к носу, усыпанному крохотными веснушками, и остановились на рте, слишком большом и подвижном.

«Какая есть, такая и есть, крупная и нескладная», — подумала Таллула, чувствуя, как изучающий взгляд Уайета спускается по скрещенным рукам дальше, до самых ног. Наконец он вернулся к искусственной мухе.

Таллула поежилась, но тотчас же расправила плечи. Ему не удастся отделаться от нее, прежде чем будет решен вопрос относительно Фол-лен. И, разумеется, льготной лицензии для магазина спортивных товаров ее отца.

Как бы вывести этого типа на чистую воду, заставить его признаться, что ему нужна только Фоллен? Тогда она объяснит ему, почему он никогда не получит девушку. Причина одна — он ее не достоин.

А пока Таллула смотрела, как он ласково треплет щетину, заставляя ее отогнуться, образовать миниатюрные крылышки. Он провел по крылышкам самым кончиком указательного пальца, и Таллула ощутила, как у нее налились соски. Где-то в глубине живота началось странное покалывание.

Она сглотнула. Ей был хорошо знаком этот сексуальный жар. Ну надо же! Таллула кашлянула, освобождая сдавленное горло, и заерзала на жестком стуле.

— Уайет…

Ее голос прозвучал с томной хрипотцой. Таллула снова заморгала.

Она почувствовала запах Уайета. Вероятно, он пользуется только туалетными средствами без ароматизаторов: охотники и рыболовы стараются избегать посторонних запахов, способных спугнуть добычу.

— Так вот, насчет льготной лицензии… — снова заговорила Таллула.

Она проследила взглядом, как Уайет убрал доведенную до совершенства муху в маленькую коробочку, которую спрятал в парусиновую куртку со множеством карманов. Когда он медленно поднялся с места, Таллула, соскочив со стула, сделала несколько шагов назад. Впервые между нею и им не было надежной преграды — стойки. Его размеры испугали хозяйку кафе. Мало в чьем присутствии она чувствовала себя такой беззащитной.

Уайет же горой возвышался над нею, заслоняя солнечный свет, и по телу Таллулы пробежала легкая дрожь возбуждения.

По крайней мере, если она заденет его чувства, совесть ее мучить не будет.

Она заметила сверкнувшую в жестких глазах Уайета насмешливую искорку, когда он, стащив выцветшую футболку, бросил ее на стул, и окончательно разозлилась.

— Хочу испытать новый образец, — сказал он, накидывая на плечи парусиновую куртку.

Минуту спустя он, надев на Лероя ошейник, уже выходил из двери, держа в одной руке поводок, а в другой — удочку.

3
{"b":"18006","o":1}