ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это что за новость? Красная Шапочка отправляется на свидание к Серому Волку? — ухмыльнулся Рой.

Его фонарик высветил сумку с одеждой, кое-что из мебели и множество аккуратно перевязанных коробок. Затем, положив руку на софтбольную биту, Рой снова ухмыльнулся, став при этом похожим на огромного Чеширского Кота.

— Приходи завтра в кафе, Рой, — предложила Таллула. — Я специально для тебя испеку меренгу.

— Я предпочитаю пирожки с банановым кремом, — ответил он. — Похоже, ты направляешься в замок архитектора к своему старику. Кассеты с музыкой не забыла?

Не забыла. Таллула нахмурилась, а Рой снова фыркнул. Постучав по крыше пикапа, он кивнул в сторону «замка архитектора».

— Завтра не забивай себе голову моим пирогом. Расквитаешься со мной как-нибудь в другой раз.

— Что ты хочешь сказать? — вспыхнула Таллула.

Рой покачал головой.

— Ты привлекательная женщина, Таллула. А Уайет — отличный парень. Он делает лучшие двойные чизбургеры, какие мне только доводилось пробовать… Не отпускай его от себя. Кстати, при встрече передай ему, что у меня есть отличная хрюшка, которой скоро понадобится кавалер.

— Рой, ты вмешиваешься в мое романтическое путешествие, — зловещим тоном заявила Таллула. — В паломничество к моему суженому… Будущему отцу моего ребенка… А ты подожди, пока какая-нибудь девица не соберет свое барахло и не свалится тебе на голову. — Она многозначительно поглядела на него. — Смотри, Рой, я опытная сваха. Вот женю тебя на настоящей ведьме!

Рой на миг опешил. Затем покраснел и, запинаясь, сказал:

— Не забудь про Венеру, мою хрюшку.

— Никакой в тебе романтики, Рой Маршалл, — отрезала Таллула, трогаясь с места.

Сирена Роя прощально взвыла, и Таллула бросила на него в зеркало последний взгляд.

Подъехав к дому Уайета, она поставила пикап рядом с его фургоном. Целый день он не трогался с места… по крайней мере так сказал ей отец, организовавший наружное наблюдение за домом Уайета. Элмер Джонс, один из его команды, видел Лероя, семенящего по Главной улице к дому Фоллен. Другой прошел незамеченным следом за поросенком и видел, как счастливая девчушка впустила его в дом.

Таллула собралась с силами. Сейчас или никогда…

Уайет Ремингтон назвал в ее честь свою лучшую блесну. Он сказал, что любит ее, я он всегда говорит правду.

Она верит ему.

Любит и верит, поправила себя Таллула.

После бессонной ночи, наполненной войной с подушкой, после того, как вчера вечером она едва не убежала к нему, сегодня Таллула весь день провела дома. Она бродила по комнатам, брала в руки памятные предметы, которые теперь, без Уайета, не имели никакого смысла. Около полудня Таллула начала собирать вещи. Она уложила в коробку плед прабабушки, рассказывавшей про первопоселенцев здешних мест; поварские книги матери. Скатерти и салфетки из ирландского льна были упакованы в отдельную коробку. После этого Таллула стала переносить в кузов пикапа самые дорогие предметы обстановки.

В три часа она понеслась в магазин и купила там красное облегающее платье и нижнее белье в тон ему. Чтобы подчеркнуть длинные ноги, которыми, похоже, очень восторгается Уайет, Таллула выбрала черные чулки с блестками.

Она беспокойно повела плечом, пытаясь поправить бретельку комбинации. От лифчика она отказалась в последнюю минуту, так как он давил на ставшую чересчур чувствительной грудь.

Качнув головой, Таллула увидела, как дернулись ее кудри. Только настоящий мужчина сможет по достоинству оценить проделанную ею над собой работу. Реакция Уайета на ее простое черное платье подняла Таллулу в собственных глазах. Она не могла дождаться, когда же покажет ему кружевную ночную рубашку и трусики…

Теперь Таллула понимала, чего хотел Уайет, когда на руках перенес ее через порог.

Прижав руку к учащенно бьющемуся сердцу, она обвела взглядом темные окна. Сейчас она скажет Уайету, что любит его.

Что всегда любила его и будущее ее отныне неразрывно связано с ним.

Таллула прижала ладонь к новой жизни, растущей внутри ее.

Уайет — человек семейный. Она видела, как он любит сестер, Фоллен и Миракл…

Любящий, терпеливый, нежный и щедрый.

Набрав в легкие побольше воздуха, Таллула собралась с силами.

— Готовься, Уайет-Себастьян Ремингтон. Ибо я пришла к тебе, — сказала она, вдыхая привораживающий аромат новых духов, нанесенных на соответствующие участки тела.

Таллула ощупала в кармане крошечный сверток. Ужину с вином при свечах и признанию в любви необходим завершающий штрих. Это простое золотое кольцо имеет огромное значение. Пусть Уайет каждый день носит этот подарок, знак ее любви.

Вдохнув прохладный вечерний воздух, она подумала о приближающейся зиме. Потому что у нее есть планы на эту первую зиму с Уайетом. Он никуда не уйдет от нее.

Таллула осторожно выбралась из машины, стараясь не растрепать прическу. На высоких каблуках она сможет смотреть Уайету прямо в глаза, когда будет говорить о своей любви. Обойдя пикап, Таллула достала корзину с ужином, затем закинула на плечо ремень сумки со своей одеждой.

И медленно направилась к дому, полная решимости быть терпеливой, дать Уайету насладиться романтикой, как он того заслуживает. Она выждет подходящий момент — и тогда скажет ему о своей любви.

Закрыв глаза, Таллула прошептала молитву и постучала в дверь.

Дверь приоткрылась, и Таллула испуганно окликнула:

— Уайет!

Вздрогнув, она всмотрелась в полутемные пустые комнаты, в отблески пламени камина на полированном полу и стенах. А вдруг Уайет упал с лестницы? Или после ее звонка решил уехать?

— Уайет! — снова окликнула она, пугаясь все больше и больше.

— Я здесь, — тихо проговорил он у нее за спиной, забирая корзинку и сумку и опуская их на пол.

Выпрямившись, Уайет посмотрел на нее. Лицо его снова стало жестким, как при первой встрече, морщины обозначились глубже. Синяки под глазами свидетельствовали о том, что он страдал и днем и ночью. Одет он был в то, что подарила ему Таллула. Его черная щетина переливалась в отблесках пламени камина, и Таллула провела по ней пальцами, наслаждаясь колючим теплом.

— Я колол дрова за домом и вдруг увидел твою машину. Времени побриться у меня не было.

— Ты красив, как никогда, — искренне выдохнула Таллула, привлекая его губы к своим. — Не волнуйся.

Затем она позволила его рукам медленно и нежно обнять ее.

Вдохнув запах его густых черных волос, Таллула провела по ним рукой. Она прижалась к нему всем телом, два сердца заколотились в унисон, и они застыли, крепко обнявшись. Его щетина колола ей щеку. Пока им было достаточно этой близости, сознания того, что их время пришло.

Потом Таллула провела рукой по спине Уайета и почувствовала, как напряжены его мышцы. Только сейчас она поняла, чего стоило ему ожидание…

— Я дома, Уайет-Себастьян, — торжественным, проникновенным голосом произнесла она. — Я дома.

Сильное тело Уайета задрожало. Его руки стиснули ее. Закрыв глаза, Таллула купалась в сладостной истоме. Наконец, отпрянув, она посмотрела ему в глаза.

— Ты принадлежишь мне, Уайет, и я хочу подарить тебе ночь, которую ты запомнишь навсегда.

— Не возражаю, — с готовностью покорился Уайет. — И моей доле можно будет только позавидовать, — добавил он, касаясь пальцами мягкой переливающейся ткани.

— Моей тоже, — сказала она, кладя ладонь ему на сердце и призывно облизнув губы.

Перекатившись на Таллулу, Уайет взял ее за запястья и развел руки.

— Повтори еще раз, — требовательно произнес он. Освещенные мерцающим пламенем камина, его всклокоченные волосы смягчали выступающие скулы и синяки под глазами.

Их тела переплелись и души слились в единое целое.

— Я люблю тебя, Уайет Ремингтон… И буду любить до конца дней своих, — сказала Таллула.

Уайет задрожал и закрыл глаза, отпуская ее запястья. Таллула провела пальцами по его влажным щекам, разгладила складки над бровями. Ее палец скользнул по его ресницам и почувствовал влагу.

30
{"b":"18006","o":1}