ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Таллула стиснула руль.

— Нет. Итак, первое: никогда нельзя без предварительной подготовки задавать женщине подобных вопросов. Надо подождать, пока ей самой не захочется поделиться воспоминаниями, Кстати, спасибо за помощь. Очень было своевременно, — нехотя добавила она, останавливая пикап у домика на колесах.

Послышалось приветственное повизгивание Лероя.

— Я горю нетерпением заняться романтикой, — сказал Уайет, чувствуя непреодолимое желание снова поцеловать Таллулу. Неужели он только вообразил себе тот голод, чувство возвращения домой, какие испытал, целуя ее? Он провел пальцем по руке Таллулы, и та вздрогнула, затем обхватил ее запястье и почувствовал учащенный пульс, поднес руку Таллулы к губам, поцеловал ее, положил себе на плечо. Ему нужны ее прикосновения, вдруг понял Уайет и осознал, как холодно было ему все эти годы.

— Ну, как у меня, получается?

Вместо ответа Таллула поспешно выскочила из машины и подошла к Лерою. Уайет остановился позади нее и засунул руки в карманы, чтобы они сами собой не потянулись к Таллуле. Ему хотелось обнять ее, покачать на руках, рассеять страхи, заставляющие ее бежать от него.

— Уайет, руки целовать начинать можно только тогда, когда женщина готова к этому. А мы с тобой еще даже не держались за руки.

— А-а! — сказал Уайет, склоняясь перед мудростью этого высказывания. И согрел поцелуем губы Таллулы. Потом положил ее руки на свою талию и привлек ее к себе, нежно покачивая. По телу Таллулы побежала дрожь, и она уткнулась лицом в его шею. — У тебя очки холодные, — прошептал он, снимая их и пряча в карман.

Таллула попыталась высвободиться, но Уайет снова поцеловал ее, чувствуя, как у него замирает сердце. Он прошелся поцелуем по уголкам губ Таллулы, и она, к его радости, снова задрожала.

— Так не пойдет, — она наконец оторвалась от него.

В серебристом лунном свете Уайет заметил мелькнувший в ее глазах страх. Взяв прядь ее волос, он приподнял ее, вдыхая нежный аромат.

— Я хочу тебя, — тихо произнес он и вдруг понял, что любовь к Таллуле перевернет всю его жизнь.

Таллула в ужасе широко раскрыла глаза. Выхватив у него из кармана очки, она нацепила их на нос.

— Уайет, ты просто безнадежен. До этой стадии нужно идти очень долго.

— А почему бы не срезать угол, сокращая путь?

— Гм, — в сомнении пробормотала Таллула, нетерпеливо смахивая волосы со щеки.

Она нетерпелива и в любви, подумал Уайет, но тут же прогнал улыбку.

— Ты просто безнадежен! Любовь должна «подойти», как хорошее тесто. Нельзя бросаться такими фразами, пока женщина не созрела.

— А-а, — хрипло произнес Уайет, медленно оглядывая Таллулу с ног до головы и сгорая от желания.

Она, внимательно посмотрев на него, вдруг прикоснулась к его лбу рукой.

— Горячий. Надеюсь, ты не заразился от Норма не знаю чем?

— Кажется, у меня началось сердцебиение, — прошептал Уайет, чувствуя вжавшуюся в него грудь Таллулы.

Озабоченно посмотрев на него, та положила ладонь ему на сердце. Пальцы Уайета сомкнулись у нее на запястье, прижимая ее ладонь туда, где часто и сильно билось сердце.

Что же это за женщина, так пекущаяся о других? Ухаживающая за больными и стариками и всем сердцем принимающая их беды? Оберегающая Фоллен и Миракл так, словно это родные ей люди? Не считающая себя способной пробудить в мужчине истинные чувства?

— Что он с тобой сделал? — тихо спросил Уайет.

Глава 4

— Он такой милый, но, кажется, очень одинок, — сказала Фоллен на следующий день, глядя через окно на Уайета, окруженного мужчинами; у каждого к шапке прикреплена новая блесна от «У.Р.». «Я хочу тебя».

Таллула тряхнула головой, отгоняя эти слова Уайета и свою бессонную ночь.

Ни один мужчина не говорил ей этих слов таким тихим глухим голосом, наполненным бесконечно искренним чувством и болью. Уайет так сильно напугал ее, что она поспешила к своей машине. Приехав домой, Таллула быстро скользнула за массивную входную дверь и сразу же заперла ее. Задыхаясь от страха, она взлетела наверх в спальню и нырнула в постель, натянув до подбородка тяжелое стеганое одеяло. Она лежала, глядя через тюлевые занавески на луну, и дрожала.

Таллула Джейн Эймс, женщина, готовая без оглядки вступить в борьбу за правое дело, лежала, полностью одетая, под одеялом и дрожала от страха, словно ожидая, что вот-вот по лучу лунного света скользнет вампир… «Я хочу тебя».

Уайет разворошил страхи, которые Таллула уже много лет держала под замком, и теперь они набросились на нее, полные жажды мщения. А все дело в том, что он прекрасно умеет изображать бездомного щенка, решила она к двум часам ночи. У Уайета это получается бесподобно. И она заглотнула его приманку, с грузилом и леской.

Уже очень давно она перестала думать о себе как о привлекательной женщине. И она была в полной безопасности до тех пор, пока Уайет не растревожил ее голодными взглядами и пылкими поцелуями.

Она не хочет больше испытывать эту боль…

Глаза Таллулы жгло, она едва сдерживала слезы, и от всего своего разбитого сердца проклинала Уайета Ремингтона.

Столько лет Таллула вершила делами всего городка, спрятав свои женские чувства на самую дальнюю полку. До замужества она жила с отцом и заботилась о нем, и теперь, несмотря на то что у нее был свой дом, она продолжала жить его нуждами, хотя и с помощью Лотти, его экономки.

«Я хочу тебя».

Сегодня утром Уайет снова занял место Норма у духовки, словно проработал здесь уже много лет. Когда оправившийся Норм после полудня вернулся на кухню, Уайет кивнул Таллуле, которая все утро держалась от него на почтительном расстоянии, и ушел, прихватив объедки для Лероя.

И вот теперь он стоит на улице перед кафе. Судя по движению рук, мужчины обсуждают ловлю форели. Таллула мысленно отметила, что необходимо добавить в меню строчку: «Вы чистите свою добычу, мы ее варим и жарим». Учитывая, что в здешних краях обитает сам мистер «У. Р.», в июне от рыболовов отбоя не будет.

— Мне он нравится, — сказала Фоллен, поправляя на дочери бантик. — Надеюсь, он найдет то, что ищет. Ему необходимо счастье. Все хотят счастья.

— Фоллен… — начала было Таллула, не зная, как бы получше выразить то, что для молодой женщины Уайет — жених неподходящий.

Том Фримен опустил в музыкальный автомат монетку, и в этот момент в кафе вошел Уайет. Мейзи и Джо Браун, пожилая супружеская чета, вышли на площадку.

Взгляд Уайета сразу же цепко ухватил взгляд Таллулы. От голодного блеска в его глазах у нее перехватило дыхание.

Но тут Миракл, подергав Уайета за джинсы, протянула руки:

— Тансевать.

На лице Уайета неприкрытое вожделение тотчас же сменилось глубокой нежностью. Нагнувшись, он осторожно поднял девочку на руки и распрямился.

— Тансевать, — повторила Миракл, гладя ручонкой Уайета по щеке.

— Посмотри на них. Он такой добрый, — с грустью произнесла Фоллен.

Взглянув на девушку, Таллула увидела тоску у нее на лице, обычно закрытом длинными кудрями, словно Фоллен пыталась хоть как-то отгородиться от внешнего мира.

Уайет танцевал с Миракл, и Таллула почувствовала, что веки ей жгут слезы.

Вздохнув, Фоллен стиснула руки.

— Я совсем не знала своего отца, — дрожащим голосом прошептала она. — Только то, что мама говорила о нем. Он совершенно не похож на Уайета. А мне хочется, чтобы у Миракл был отец, которого никогда не было у меня… Такой, как Уайет. Каждый раз, когда я смотрю на него, у меня как-то странно начинает биться сердце. Вероятно, это потому, что в своей жизни я не встречала хороших мужчин.

Таллула сглотнула комок в горле. Уайет ласково разговаривал с Миракл, передвигаясь с ней по залу. Огромная грубоватая фигура мужчины и малышка в розовом платьице у него на руках.

— Ну как тут удержаться от слез? — произнес за спиной Таллулы Норм, вытирая фартуком глаза. — Лук, — смущенно объяснил он.

Когда танец закончился и Уайет осторожно опустил девочку на пол, Фоллен снова печально вздохнула. Миракл, приподнявшись на цыпочки, чмокнула Уайета, и у него на лице появилось такое выражение, словно душа его обрела на миг райское блаженство.

9
{"b":"18006","o":1}