ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Буревестники
Правила соблазна
Падение
Если любишь – отпусти
Входя в дом, оглянись
Мои живописцы
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
За закрытой дверью
Сегодня – позавчера. Испытание сталью

Роуз пожал плечами:

— Я еще не думал об этом. Полагаю, что мы будем называться «Черным дозором» или «Нортвиндскими кем-то там»... А ты что предлагаешь?

— Я думала о типичных названиях — «Рейнджеры Роуза» или «Роузовы громилы». Надоело! Если мы хотим привлечь к себе побольше народу, нам необходимо настоящее имя.

— Например?

— «Черные шипы».

— Что?

Роуз остановился в дверях и посмотрел на сестру. Та широко улыбалась. Пока он стоял озадаченный, она вышла на улицу и направилась к такси у обочины.

— Прекрасное название.

— Да, это хорошее название, согласен. Не знаю, прекрасное ли.

— Ну вот и подумай об этом.

Джереми без особого энтузиазма кивнул.

— Мне нужно домой, — сказала Рианна. — Какой у нас план на завтра?

— Завтра мы поговорим с Ангусом. Если мы сможем договориться, считай, что дело пошло.

— Прекрасно. Где ты остановился? Роуз открыл дверцу, и Рианна плюхнулась на сиденье.

— Я отправил свою поклажу в отель «Высокая башня», — сказал он. — Но еще не был там и даже не знаю номера своей комнаты.

Роуз захлопнул за ней дверцу и подошел к открытому окошку водителя, чтобы заплатить за проезд вперед. Когда он отмахнулся от сдачи, Рианна опустила стекло.

— Я поговорю с Ангусом и назначу время встречи. Она протянула ему ладонь, и Роуз пожал ее обеими руками.

— Неужели все это происходит в действительности? — сказала Рианна.

— Да, и папа рассердится.

— Ну и пусть. — Голос Рии посуровел. — Я сделала свой выбор.

Роуз не отвечал, а лицо Рианны смягчилось.

— Кроме того, у меня есть целый месяц, чтобы как следует попрощаться. Этого будет вполне достаточно.

Рианна выдернула свою ладонь из его рук, и такси тронулось с места.

— До завтра.

Джереми махал ей вслед, пока машина не растворилась в уличном потоке. Повернув в обратную сторону, он решил пройти несколько кварталов, отделявших его от отеля, пешком. За это время он все обдумает. «Черные шипы» родились, и он постарается стать им хорошим отцом.

VI

Солярис-Сити, Солярис 2 августа 3054 года

— Я еще раз повторяю, мистер Роуз. Мы совершим посадку через пятнадцать минут. Согласно вашим указаниям и учитывая ваши щедрые чаевые, я перенес все ваше движимое имущество в переднюю часть отсека. Через час вы уже распрощаетесь с этими шелудивыми таможенниками и отправитесь куда пожелаете.

Джереми был настроен продолжать препирательства со стюардом — других развлечений у него не было, — но треск в селекторном устройстве остановил его.

— Пассажир Джереми Роуз, пожалуйста, проследуйте на капитанский мостик! Джереми Роуз!

Джереми недоуменно посмотрел на селектор, словно вызов был какой-то уловкой. Потом он бросил косой взгляд на стюарда. Стюард, воздев глаза к потолку, сделал вид, что ничего не слышал, и, очевидно, решив, что разговор окончен, повернулся, чтобы уйти.

— Нет, погоди, мошенник. Еще не все. Как только мы приземлимся, я буду у грузового отсека на второй палубе. Приготовь мой черный чемодан. Думаю, я могу подождать остальной груз. Договорились?

— Хорошо, мистер Роуз. Черный чемодан, грузовой отсек номер два.

Роуз не был уверен, что стюард запомнит его приказ. Ох уж эти чертовы штатские? Почему в нашей жизни ничто не может быть легким или хотя бы предсказуемым? Мысли его бесцельно витали вокруг этой темы, а ноги уверенно шагали по направлению к мостику, находившемуся тремя палубами выше. Нельзя сказать, что его не знали на мостике, но приказание явиться туда выглядело несколько странным. До сего времени большинство его визитов на мостик были незапланированными и не очень приветствовались. Он решил не пользоваться лифтом, а пройти по служебному трапу. Конечно, вход на мостик через трап не был на корабле общепринятым, но лифт неожиданно и часто ломался, и Роуз подозревал, что за этими внезапными поломками стоят происки капитана. Трап стал для него обычным служебным проходом, даже если лифт работал. Роуз схватился руками за перила и начал короткое восхождение. Весь путь занял у него не больше минуты.

— Пассажир Роуз по вашему вызову явился, капитан! — отчеканил он, входя на мостик.

Тучный капитан подпрыгнул от неожиданности, и, отвернувшись от окуляра, уставился на гостя.

— Ах, вы все еще на корабле! Когда мне доложили, что во время последнего обхода кают вас не оказалось на месте, я подумал, что вы наконец-то испарились.

— Эта мысль как-то не приходила мне в голову, капитан, но теперь, после вашего совета...

Капитан потер жирный подбородок и глянул на двери лифта.

— Поднялись по трапу?

— Капитан, я не мог вам позволить остановить лифт между этажами, чтобы прищемить мне хвост.

Роуз улыбнулся капитану, по выражению его лица догадавшись, что именно это он и планировал сделать.

— Ну что же, так или иначе вы здесь. Я хочу воспользоваться этим обстоятельством, чтобы сказать вам «прощайте». Не «до свидания», не «до будущих встреч» и не «доброго пути», а именно так: «Прощайте».

Капитан бросил быстрый взгляд на экраны, когда корабль слегка дрогнул. Два красных огня мелькнули на главном экране, но капитан едва обратил на них внимание. Хотя корабль производил последние маневры перед посадкой, у капитана Уотерсона нашлось время побеседовать с Роузом. Или капитан вполне доверял своим компьютерам и экипажу, или же собирался сообщить Роузу нечто не терпящее отлагательств. Интересно, заметил ли он те два сигнальных огня.

— Мистер Роуз! Должен отметить, что за все двадцать лет командования шаттлом я никогда, понимаете, никогда не сталкивался с типами, подобными вам. Сказать, что вас ненавидит весь мой экипаж, — значит не сказать ничего. Я удивляюсь, что мои люди не подняли бунт, лишь бы получить возможность добраться до вас. Короче говоря, мистер Роуз, не премините при первом же удобном случае оставить мой корабль и никогда, я повторяю, никогда не возвращаться.

— Но, капитан...

— Никаких «но», мистер Роуз. Никаких замысловатых ответов, никаких любезностей с вашей стороны. Посидите здесь молча, а потом уходите. Раз вам не сидится в каюте, я решил предоставить вам возможность побыть здесь, на мостике. Если вы посидите спокойно до самой посадки, мой стюард, мистер Пулянски, лично проводит вас до таможни.

— Но почему, капитан...

— Не надо слов, мистер Роуз. Только кивните головой. Мы договорились?

Роуз подумал было о том удовольствии, которое может доставить ему словесный поединок с капитаном, но потом рассудил, что стюард окажется весьма полезным союзником в его желании покинуть корабль как можно скорее. Он улыбнулся и решил занять предложенное ему сиденье дублера.

Капитан облегченно вздохнул и, почесав мясистую шею, вернулся к своим обязанностям.

С помощью Пулянски Роуз смог попасть на таможню раньше остальных пассажиров шаттла. Пулянски отказывался разговаривать с Роузом, даже когда тот старался быть вежливым. Джереми не обижался на стюарда. Как раз перед последним прыжком к Солярису у Т-корабля был поврежден топливный отсек. До устранения поломки корабль должен был простоять без движения почти целый месяц. Это означало, что Роуз не сможет прибыть на Солярис раньше последней недели сезона поединков, что практически сводило на нет его. миссию.

Запертый на шаттле, пока ремонтники устраняли повреждения, Роуз срывал свое отчаяние на экипаже и пассажирах. Вскоре ему пришлось проводить все свое время в одиночестве. Его настроение несколько улучшилось, когда они наконец совершили прыжок в систему Соляриса, но теперь мало кто проявлял желание проводить свое время в компании Роуза.

В результате в течение всего перелета он, приклеившись к экрану видео, наблюдал поединки, проходившие на Солярисе. Около семи часов назад Джереми окончательно обдумал свой план. Если на Солярисе найдется боевой робот, который можно будет купить или украсть, Роуз отыщет его. В три минуты восьмого, ровно через шестьдесят семь минут после приземления шаттла, Роуз вышел из Таможни, неся в руке простой черный чемодан.

11
{"b":"18008","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Адмирал Джоул и Красная королева
Анатомия скандала
Потерянная Библия
Три царицы под окном
Альвари
Предложение, от которого не отказываются…
Тетушка с угрозой для жизни