ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тьегард, держись! Я иду!

Роуз боролся с приступом ярости, которая закипала в нем. Все свои силы он отдавал тому, чтобы как можно быстрее добраться до Тьегард. Обогнув огромный валун, он обнаружил ее «Горца», окруженного тремя боевыми роботами кланов. Прислонившись спиной к отвесной каменной стене горного склона, она приготовилась дать последний бой. Правая рука «Горца» была разрушена почти до самого плеча. То, что оставалось от руки, искрило и плавилось. В левом кулаке она сжимала обломок руки робота. Обломок этот был так искорежен, что невозможно было определить, от какой он машины.

— Я здесь, Тьегард! Держись!

Роуз ринулся вперед, и ближайший из боевых роботов резко обернулся к нему. Неповрежденная «Бешеная кошка» приготовилась атаковать уже сильно помятого «Стрелка».

— Не надо, эксперт! Считай, что я уже мертва. Радиационная защита двигателя разрушена. Радиация уже убила меня, хотя мое тело еще не поняло этого.

— Мы умрем вместе!

— Нет! Ты должен жить. Ты должен уцелеть ради всех остальных, ради меня.

Боевой робот, находившийся ближе всех к «Горцу», — «Человек войны», двинулся вперед. «Тор» держал Роуза под прицелом. Тьегард подняла изуродованную руку над головой и ждала.

— Мы все знали, что ты единственный, кому суждено остаться в живых. Так оставайся же. Не губи свою жизнь из-за нас. Мы уже мертвы.

На тактическом мониторе зажегся зеленый огонек. Подкрепление было близко, но все же недостаточно для того, чтобы успеть помочь Тьегард. «Бешеная кошка» осторожно шагнула вперед. Роуз подавил слезы.

— Я не могу.

— Ты можешь, эксперт, и ты это сделаешь. Ради нас.

«Человек войны» вплотную приблизился к «Горцу», но тот его не ударил. Тьегард отступила от каменной стены, из ее робота снова посыпались искры. В их свете Роуз заметил темную жидкость, капающую из разрушенного приводного механизма ноги.

— Ты должен жить ради меня, ради Дженкинса, Моресси, ради всех тех, кто уже не покинет эту планету.

«Человек войны» вонзил свой кулак в пояс «Горца». Костяк боевого робота переломился, точно капканом зажав вражескую руку, двигатель разрушился окончательно. «Горец» и «Человек войны» исчезли в девяностометровом столбе пламени.

Волна взрыва сотрясла Роуза. Он пошатнулся, но не дал своему роботу упасть. «Бешеная кошка» попыталась навести на него свои ружья. Сквозь дым и пламя Роуз увидел, что «Тор» тоже горит. Он барахтался в грязи, безуспешно пытаясь сбить пламя.

Роуз выстрелил в «Бешеную кошку». Появились «Фенрис» и «Тор», которые шли по его следу. Роуз посмотрел за спину «Бешеной кошки», на погребальный костер Тьегард и всего отряда, которым он недавно командовал. В свете пламени он видел приближающееся подкрепление Ком-Гвардии, но оно было слишком далеко. «Тор» и «Бешеная кошка» открыли огонь, а Роуз нажал на кнопку катапультирования.

«Стрелок» развалился на части: разрывные снаряды перерезали его торс с тыла, а ПИИ-лучи прожгли его спереди. Кабина вылетела из разрушенного тела боевого робота и приземлилась у подножия гряды вдали от роботов и приближающихся подразделений Ком-Гвардии.

Когда его обнаружила спасательная команда, Роуз уже выбрался из кабины. В одной руке он держал пистолет, а в другой — связку писем.

XV

Солярис-Сити, Солярис 9 августа 3054 года

Роуз перестал расхаживать по кабинету и отвернулся от Карстайрза.

— Вот и весь мой рассказ.

Он сделал глубокий вдох и задержал дыхание, пораженный тем, насколько сильно на него действует воспоминание о той ночи. Отчасти вернув самообладание, он повернулся к Карстайрзу.

— Ну, а теперь, когда мой долг уплачен сполна, я вас покидаю. Думаю, нам не приведется еще раз встретиться, мистер Карстайрз.

Когда Роуз повернулся к дверям, Карстайрз снял ноги с кушетки.

— Похоже, вы очень торопитесь уйти, Роуз. Джереми оглянулся на хозяина клуба.

— Не исключено, что я собираюсь предложить вам еще один боевой робот, получше...

Роуз, уже положивший ладонь на ручку двери, остановился.

— Может быть, мое предложение вас заинтересует, — сказал Карстайрз, направляясь к бару, чтобы снова наполнить свой стакан. Роуз уже давно потерял счет выпитому, бутылка была почти пуста.

— Зачем вам это нужно? — Роуз по-прежнему сжимал ручку двери, колеблясь между желанием уйти и невероятным соблазном приобрести еще одного боевого робота. Карстайрз хихикнул.

— Что бы вы ни подумали, Роуз, но я бизнесмен. Вы производите впечатление человека, который с готовностью заплатит требуемую сумму за машину, которую я только что приобрел.

Карстайрз засунул руку за ремень, покачался на пятках, усмехнулся и поглядел на Роуза налитыми кровью глазами.

— Ваше предложение слишком заманчиво, чтобы поверить в него. Пока, Карстайрз. Роуз распахнул дверь.

— Это «Конь», — сказал хозяин клуба, когда Роуз махнул рукой и шагнул за дверь. — «Конь», которого я получил после матча.

Услышав сказанное, Роуз вернулся в комнату и посмотрел на своего собеседника.

— Какая вам от этого выгода?

Джереми понимал, что готов свалять дурака. Если «Конь» и в самом деле продается, он почти наверняка представляет собой никуда не годную развалину.

— Никакой выгоды. Вы платите мне, и он — ваш. Я использую вырученную сумму для того, чтобы купить боевых роботов и водителей, которые больше подходят моему стилю.

Карстайрз вернулся к кушетке, со вздохом плюхнулся на нее, поджал ноги и указал на Роуза рукой, сжимающей стакан.

— Вы не верите, что мое предложение серьезно?

— Вы очень догадливый человек.

Роуз остался у дверей; ему вдруг расхотелось приближаться к Карстайрзу. Он чувствовал себя как муха из басни, застывшая на краю паутины.

— Шесть, в С-банкнотах, — предложил Роуз, ссутулившись: напряжение оставило мышцы его плеча. Собеседник был пьян, и Роуз не мог не улыбнуться, сознавая комизм создавшейся ситуации.

— Три и ваш шлем, — сказал Карстайрз. Роуз перестал улыбаться.

— Об этом и не заикайтесь. Карстайрз махнул рукой, разбрызгивая спиртное по комнате.

— Я оказался прав. В том чемодане у вас был нейрошлем. Хороший нейрошлем.

Роуз повернулся, чтобы уйти. Нейрошлем Звездной Лиги не имел цены, и Карстайрз знал это.

— Четыре и летный костюм. Роуз снова остановился.

— Три пять в Д-банкнотах и костюм.

— Три восемь в С-банкнотах.

— Три семь в Д.

— Три восемь в С-банкнотах — мое последнее слово.

— Совершаем сделку сейчас же, — согласился Роуз.

— Согласен.

— Я должен позвонить.

Роуз пересек комнату и включил систему связи Карстайрза.

— Да, Сандлер, это я.

Карстайрз бросил на Роуза быстрый взгляд, но тот отвернулся. Хотя хозяин клуба и пытался прислушаться к разговору, он ничего не мог разобрать. Роуз говорил приглушенным голосом. Через минуту Джереми нажал на выключатель.

— Мой посыльный уже в пути. Вам придется впустить его.

— Нет проблем.

Карстайрз слез с кушетки, подошел к письменному столу и, отстранив Роуза, сел на стул.

— А как насчет лицензии на коммерческую транспортировку?

Роуз перегнулся через плечо Карстайрза в тот момент, когда тот открывал средний ящик стола..

— Она прибыла с арены за десять минут до вашего прихода.

Карстайрз достал из ящика сверхпрочную папку для документов и нажал на замок. Потом посмотрел на Роуза и закрыл содержимое папки своим телом.

— А где костюм?

— Я привезу его, пока вы оформляете передачу собственности.

Роуз обошел стол и направился к двери.

— И не забудьте о моем посыльном. Не глядя на него, Карстайрз махнул рукой. Через двадцать минут Роуз, со спортивной сумкой через плечо, снова очутился у клуба Карстайрза. Едва он появился, к обочине подкатил «Волтех Крузер». Из своего офиса Карстайрз видел, как из окошка автомобиля высунулась тонкая рука и протянула Роузу пластиковый конверт, который быстро исчез под его курткой. Как только невидимый водитель передал конверт, машина плавно тронулась с места и исчезла.

28
{"b":"18008","o":1}